Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Труд. Творчество. Human resources / Оперативный простор

Noblesse oblige

Костромские «мешочники» - Шуваловы


Михаил Кутузов Воронежский институт регионального развития
getman@getman.ru
Версия для печати
Послать по почте

В отличие от героев предшествовавших статей , те, о ком пойдет речь, не были славны древностью рода. Где-то в середине шестнадцатого века, во времена лихие-опричные, в костромской глухомани жил помещик Дмитрий прозвищем Шувалов. Семейное предание, рассказанное Иваном Ивановичем Шуваловым светлейшему князю Потёмкину, утверждало, что прозвище сие помещик получил оттого, что в оброк своим крестьянам назначал выжиг древесного угля, каковой доставляли на помещичий двор в лыковых мешках - «чувалах», или, на местном диалекте, - в «шувалах». А потому как помещик был крутенёк и требовал оброка сурово, то оные «шувалы» на дворе его не переводились, и приезжим объясняли как найти помещика: двор «на шувалах». Так и сохранилось прозвище. Так это или нет (Иван Иванович к старости стал предерзким лукавцем), теперь уже не установить, однако хозяйская хватка, предприимчивость и «помещичья закваска» были типичны для графов Шуваловых всю историю их рода.


Ближайшие потомки Дмитрия Шувалова после смутного времени и Смоленской войны искали себя на государевой службе в Москве. Андрей Семёнович в 1616 году был воеводой «на Москве», однако более о нём ничего не известно. Его внучатый племянник Данило в 1636 году числился стрелецким сотником - то есть командиром стрелецкой роты, если на современный лад. Особой карьеры не сделал, однако был весьма сведущ в артиллерии и имел неплохую торговлю рыбой. Собственный сын Дмитрия, Семён, дал начало линии, добившейся славы и богатства в четвёртом поколении.

Максим Шувалов, живший в Москве, умудрился родить двух сыновей в один день - с разницей в несколько лет. Поскольку родились сыновья «под одного святого», то назвали обоих Иванами. Иван Максимович-старший1 попал в фавор у императора Петра Первого своим педантизмом и стремлением «ко всякому разумному устроению и изрядному порядку во всём, в караулах и цейхгаузах». Комендантом Иван Максимович-старший был и впрямь изрядным: именно ему был отдан в управление взятый у шведов Выборг, именно ему было поручено составление чертежа прибрежной полосы, «яко на оную ожидать можем десант шведский, от чего нам многие беды могут быть в Ингерманландии». Он же готовил предложения по демаркации границ со Швецией, настаивая на разумных уступках территории там, где можно выиграть «много удобную для пушек и обороны позицию над оными пространствами возвышенную». Своего добился: все возвышенности в конечном счёте остались русскими, и несколько сильных батарей могли весьма успешно держать под обстрелом значительные пространства.

Иван Максимович-младший при Петре не проявил себя никак. Однако при Анне Иоанновне участвовал в одном из самых авантюрных военных походов: графа Миниха на Крым. Как утверждают, был ранен при осаде Очакова. Отметим сразу, что ему просто сильно не повезло, поскольку осада Очакова для Миниха не была главной задачей. Тем не менее, случайное ядро влетело в турецкий пороховой погреб, и Очаков «нежданно-негаданно» был взят, причём без особых потерь. Удержать его, однако, сил не было, поэтому Миних оставил крепость и ушёл. Это были первые «времена Очаковские», о которых впоследствии поминал Александр Андреевич Чацкий в дружеской беседе с Фамусовым.

Следующее поколение братьев Шуваловых - Александр и Пётр Ивановичи «старшие», и Иван Иванович «младший» были уже широко известными людьми, возвысившимися не только волею фортуны (и это было, из песни слова не выкинешь), но и собственными усилиями, и немалыми. Будучи «подведёнными» к Елизавете своим отцом, братья Пётр и Александр активно участвовали в «лейб-кампании» - дворцовом перевороте, в результате которого Елизавета Петровна стала русской царицей в 1741 году. Будучи людьми очень близкого круга монаршей особы, братья быстро научились удерживать эту позицию в противоборстве со множеством придворных интриганов. А других там не было… Широко известный сюжет фильма Светланы Дружининой о гардемаринах как раз и посвящён противостоянию двух партий при дворе: бестужевской (по имени канцлера Бестужева) и «шуваловской» по имени братьев Шуваловых «и примкнувшего к ним лейб-медика Лестока». Очень колоритная фигура «агента Тайной канцелярии» Лядащева - типовая для того времени фигура, а начальником Тайной канцелярии был некто иной, как Александр Иванович Шувалов... Противостояние было нешуточным: речь шла о приоритетах, ни много ни мало, европейской политики: за Россию сражались как за союзника, главным образом союзника военного. Для того, чтобы армия была сильной, нужна сильная экономика. Графы Шуваловы (получили титул от матушки-императрицы в 1746 году) к этой сфере государственной политики приложили силы немалые. Именно Петру Ивановичу (младший братишка был пошустрееи посообразительней, старший его во всем слушал и гораздо с ним считался) принадлежали многочисленные управленческие инициативы, которые в большей или меньшей степени были воплощены в государственной политике того времени. Главная реформа, осуществлённая по инициативе Шувалова, - таможенная. Именно он настоял на упразднении внутренних таможен, отменил местные таможенные пошлины - формально сделал Империю единым экономическим пространством. До этого времени Малороссия и Сибирь находились в реальном статусе российских колоний - «наши Мехики и Перу», как шутили в Санкт-Петербурге. «Деноминация» медной монеты сократила массу обращавшихся в стране денег, одновременно сохранив их стоимость. Не забывал граф и о себе, грешном: богатство его во многом имеет «чиновничье» происхождение. При этом взяток граф не брал: не тот масштаб фигуры. Он брал государственные подряды, скупал земли, аккуратно отодвигал потенциальных конкурентов, постепенно выходя на уровень монополиста. Однако ни разу не заигрался: как только понял, что грабёж англичанами беломорских лесов может угрожать его благополучию, стал первым защитником государственного интересу в ущерб собственному прибытку: очень показательный пример разумного соотношения экономики и политики.

Судьба его блистательна и трагична. После смерти старшего сына и жены в пятидесятых годах граф сильно сдал здоровьем. В 1761 году женился на молодой княжне Марии Одоевской, которая через год умерла родами. Это добило графа окончательно: в год взошествия на престол матушки Екатерины Пётр Иванович Шувалов «в Бозе почил». Долги его составили без малого миллион: жил граф широко.

Старший брат пережил младшего. «Великий и ужасный» - это точно про графа Александра Ивановича Шувалова. Его боялась вся Империя! И боялась не зря: система внутренней информации при Елизавете стала едва ли не самой изощрённой в истории России. Говорят, именно тогда батюшкам выкрутили руки относительно тайны исповеди - однако доказательств тому нет, а спросить не с кого. Версия, однако, вполне в духе времени. По воцарении Екатерины Александр Иванович был «награждён и отпущен со службы». Его влияние при дворе на этом закончилось. Существует версия, что люто его ненавидевшая Екатерина не прибегла к репрессиям, опасаясь некоей крайне опасной информации, касаемой её поведения при дворе и особенно касаемой отцовства императора к сыну своему, наследнику престола Павлу Петровичу. Однако версия эта пока ничем не подкреплена, а факт есть факт: Александр Иванович спокойно жил в Петербурге долгое время, до самой своей смерти…

Двоюродный брат двух вышеописанных персонажей - Иван Иванович Шувалов тоже начинал свою карьеру при дворе Елизаветы Петровны. Куда как скромнее братцев - обычным камер-пажом. Однако внешняя простоватость (сохранилась даже на прекрасном скульптурном портрете Федота Шубина) скрывала ум незаурядный и живой. В старости он рассказывал, что «карьерою своею обязан более воспитанности и усердию, нежели знаниям и суждениям». Воспитанность Иван Иванович Шувалов ставил во главу всему, ценил её существенно выше профессионализма, хамовитых и нахрапистых на дух не выносил - осаживал холодно и жёстко. При этом до сих пор неизвестно, где именно он приобрёл эти знания и лоск… Тем не менее манеры и приятная внешность сделали своё: Иван Шувалов стал фаворитом Елизаветы Петровны. Трое Шуваловых - это уже много… Их влияние было без преувеличения колоссальным. Противостояние англофила Бестужева и франкофилов Шуваловых длилось без малого десять лет - безо всякого успеха с той или иной стороны, но очень азартно. При этом формально Иван Шувалов был никем: никакой официальной должности он не занимал. Тем не менее, круг его знакомств, исключительный аналитический ум и способность к реальному действию определили его мощную политическую позицию. Иван Шувалов поддержал проект Ломоносова о создании Московского университета, при этом стал его первым куратором и добился создания при университете двух гимназий, однаиз которых предназначалась для детей разночинцев. Личной покровительницей университета стала матушка императрица, а указ о его создании был подписан в день именин матушки Ивана Ивановича, Татьяны Гавриловны. Так что «Татьяниным днём» современные студенты обязаны Шуваловым. Он же стал автором проекта о создании в Санкт-Петербурге Академии художеств, куда привёз первые картины, скульптуры, слепки для творчества. Набирал людей в Академию художеств самостоятельно, из «солдатских детей» и «охочих к живописи». Великого Рокотова в Академию приняли без испытаний, «волею» Шувалова. Федота Шубина вообще взяли из дворцовых истопников, потому как заметили его способности костореза. Чутье Шувалова не подвело: впоследствии и тот, и другой создадут его портреты. Он состоял в переписке с самыми выдающимися деятелями эпохи Просвещения - Дидро, Вольтером, Гельвецием. По воцарении Екатерины воспитанный фаворит нелюбимой предшественницы удалился в Европу - впрочем, готовый к выполнению частных и государственных поручений. Каковые и выполнял - с присущим ему блеском и шармом. Императрица благосклонно отнеслась к его деятельности и в 1773 году пожаловала ему чин действительного тайного советника, дав ему понять, что не против его возвращения к родным пенатам. Что и произошло: Иван Иванович вернулся в Петербург и больше его не покидал. Кстати, именно он порекомендовал Вольтера в качестве эпистолярного визави Екатерине Второй. Императрицу он пережил на год, похоронен на кладбище Александро-Невской лавры. Совсем недавно нынешний Президент Академии художеств Зураб Церетели открыл памятник И.И. Шувалову в Петербурге, во дворе Академии художеств.

Кстати, о Вольтере… Он был знаком с двумя Шуваловыми: с Иваном Ивановичем и его племянником, младшим сыном Петра Ивановича, Андреем Петровичем. Рано осиротевший юноша фактически вырос при дворе, поскольку его двоюродный дядюшка, как тогда говорили, «принял в нём участие». Его воспитывал Жермон Леруа, член французской Академии, подвизавшийся в Петербурге. Помимо посредственных поэтических задатков, Андрей Петрович проявил себя как весьма неплохой литературный критик: его мнение ценили и Ломоносов, и Державин. Будучи вовлечённым во множество государственных проектов, со временем определился и занялся по семейной традиции сферами экономическими. Как член Комиссии по вопросам коммерции (коммерцией тогда называли внешнюю торговлю) он побывал в 1764 году в Париже, где и свиделся с Вольтером, который впоследствии отзывался о молодом Шувалове с самой лучшей стороны. По возвращении из Франции принимал участие в работе Законодательной комиссии - комиссия, в конечном счёте, оказалась неудачной, но работа в ней многому научила. В 1787 году Екатерина предприняла путешествие по России; Шувалов был в её свите. Именно тогда он подружился и тесно сошёлся с Потемкиным, однако в последующие годы благоволение светлейшего сослужило Шувалову дурную службу: пришло время других фаворитов... Умер Андрей Петрович в 1789 году.

Сын его, Павел Андреевич, посвятил себя службе воинской. Был человеком отважным, совсем молодым человеком участвовал в суворовских походах, за смелость в бою был награждён орденом Святого Георгия. В двадцать пять лет стал генералом, с 1807 года - генерал-адъютант императора Александра Первого. Участвовал в шведской кампании, проявил себя успешным командиром. Однако подхватил жестокий ревматизм, которым страдал до конца жизни. Приступ болезни не позволил ему участвовать в войне с Наполеоном, однако в заграничном походе он участвовал, а в 1814 году участвовал в уникальной по историческому значению миссии: был одним из тех, кто сопровождал Наполеона на остров Эльба - как тогда думали, надолго. Оказалось, меньше чем на год. Воинская служба Шувалова не раз отмечалась наградами и пожалованиями.

Шуваловы служили при дворе - один из них был церемониймейстером. Служили в армии, в службе гражданской и полицейской: самым яростным противником реформ Александра Второго был граф Петр Андреевич Шувалов, шеф корпуса жандармов и начальник Третьего отделения. Были среди них меценаты и благотворители, помещики и земские деятели… Род живучий: его представители и сейчас живут в России и за рубежом. В его истории было много поучительного, много совершенно для России типичного и много того, что современник не воспримет: просто не поймет значения. Это очень типичный род для страны. Именно в этом его особость. И значимость…

Они не надеялись на удачный случай. Но если такой случался - не упускали. Они были очень деятельными людьми - и во многом за счёт этого добивались успеха. Они хорошо знали, чего хотят достичь, но никогда не переступали грань запредельного риска. Они могли совершить поступок, который был прорывным, знаковым, символом эпохи. При этом не особенно думая о том, «как слово наше отзовётся»… Воистину, это были люди в «нужном месте в нужное время». Такие очень нужны именно в нужном месте и в нужное время. Как сейчас, например.

Аристократы высокого рода не могут стоять только на славе предков.

Аристократы - это те, кто становится в первом поколении в элитарную позицию, прежде всего, для того, чтобы в своё время уступить эту позицию следующему поколению рода. Которые будут воспринимать право управления социумом, территорией и даже общественным сознанием как право, принятое по наследству от умелых предков. Оные предки так или иначе задают планку умения своим потомкам. И соответствие этим высоким требованиям имеет решающее значение: ничего нельзя сделать хуже, чем это может быть сделано. Честь фамилии не позволяет… Ноблес оближ - положение обязывает. Даже если происходишь из костромских мешочников.

1 В русской армии и на флоте существовало правило: близких родственников (отца и сына-тёзок) звали с приставкой «старший-младший». Однофамильцев и дальних родственников звали «по номерам": на Балтийской эскадре при императрице Елизавете Петровне служили Кутузов-2, Кутузов-3 и Кутузов-5, причем Кутузов-2 – родной дядюшка известного фельдмаршала, Иван Логвинович. Кем были Кутузов-1 и Кутузов-4, пока узнать не удалось.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Труд. Творчество. Human resources
Концепт
Гонцы эпох
Кто вращает этот мир?
Дмитнрий Петров
Слава труду!?
Редакция «Со-Общения»
Семь вопросов российскому бизнесу
Игорь Задорин руководитель Исследовательской группы ЦИРКОН
Вызов новых границ
Елена Русская руководитель Русской школы имиджа
Русские компетенции
Александр Попов научный директор открытого корпоративного университета «Школа гуманитарного образования»
Практика
Как лечить нерабочее слабосилие
Плюсы железной логики
Владимир Мединский депутат Государственной Думы
Герои репутационного фронта
Александр Вихров исполнительный директор по связям с общественностью корпорации «УРАЛСИБ»
Люди - те же. Требования – новые
Михаил Умаров директор Службы по связям с общественностью «ВымпелКом»
И заново открывать себя
Дэвид Синей президент генеральный директор компании Flеishman-Hillard
Россия - кладезь талантов
Пьер Брансвик Региональный директор AMD по продажам
Если вы хотите воспитать отличных сотрудников
Андрей Баранников генеральный директор агентства SPN Ogilvy PR
Стенгазета для корпорации
Джемир Дегтяренко исполнительный директор Ассоциации корпоративных медиа России главный редактор журнала «Новости СМИ»
Актуальный сюжет
Кадры решают - что?
Новая смена
Олег Бочаров руководитель проекта Правительства Москвы «Гражданская смена»
Тайны ядра электората
Александр Морозов советник Первого заместителя Председателя «Российской Партии Жизни»
Требуются гавроши?!
Марина Литвинович советник лидера «Объединенного гражданского фронта» Гарри Каспарова главный редактор сайта pravdabeslana.ru
Информационный авангард творческого пролетариата
Илья Пономарёв лидер «молодого крыла КПРФ» и движения «Левый фронт»
Чей это стон раздаётся?
Оперативный простор
Как мы делали этот номер...
Инвестирование в инновации
Владимир Минин консультант компании «Республиканская инновационная корпорация»
Noblesse oblige
Михаил Кутузов Воронежский институт регионального развития
Кто стучится в дверь ко мне?
Кодекс Олсопа
Русская метла
Телеигры. Телелюди


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.