Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/7-8/practice/0


Креативные путешественники

Да-с… Русские мыслители, творцы, художники (в широком смысле этого слова) — гуманитарные деятели — начиная с Ломоносова, домоседами не были.

Немало поездил и великий Гавриил Державин, хотя больше по делам государственным, нежели по литературным. И Пушкин Александр Сергеевич напутешествовался всласть, хотя и не всегда по своей воле, но — с пользой для солнечной русской поэзии. Михаил Лермонтов тоже не прохлаждался в Петербурге, поскольку из немытой России был отправлен чисто на Кавказ, где и открыл кладезь драгоценных сюжетов, героев и творческих решений.

Двигаясь дальше в границах академического (и не только) курса, обнаруживаем, что и народники, и все прочие, пришедшие вослед, тоже преизрядно покатались — кто сам по себе, а кто и по соизволению властей предержащих. Кто — с милого севера в сторону южную, а кто — в обратном направлении.

Но, думается, не стоит сводить географию путешествий российских гуманитариев исключительно к оппозиции север — юг или Сибирь — Кавказ. Ибо присутствовали в них и запад, и восток.

Выдающийся управленец — «гений русской бюрократии» — Михаил Сперанский, прозаик Иван Тургенев, поэт Константин Бальмонт, композитор Александр Скрябин, немало времени провели в Западной Европе; а знаменитый баталист Василий Верещагин — на Среднем и Дальнем Востоке, как и его коллега — знаменитый не баталист Николай Рерих; важной вехой в жизни и творчестве Антона Чехова стала поездка на Сахалин… Всех людей и путей не перечислишь.

Большевистский переворот сделал путешественниками, а лучше сказать — беглецами — даже тех представителей тогдашнего российского креативного класса, которые предпочитали вполне оседлый образ жизни. Этих тоже не перечислишь. Но резонно вспомнить имена просто писателя Александра Куприна, писателя-графа Алексея Толстого, писателя-нобелевского лауреата Ивана Бунина, писателя-первооткрывателя Владимира Набокова. Нелишне вспомнить и пассажиров знаменитого «философского парохода» 1922 года — Николай Бердяева, Ивана Ильина, Льва Карсавина, Николая Лосского, Александра Кожева (Кожевникова), лекции которого оказали столь сильное влияние на экзистенциалистов… А как пройти молчанием и гениев классической музыки Игоря Стравинского и Сергея Рахманинова, как и гениев музыки эстрадной — Александра Вертинского, Петра Лещенко, Алёшу Дмитриевича…

О многочисленных успешных журналистах и речи не идёт!

Не станем касаться и отправок «за можай» и за границу известных по довоенным и последующим временам, а также по годам 1960-80-м. Эта эпопея слишком богата светлыми именами, горька и подневольна.

Что же до новой России, то она и сама открыта для путешествий, и границы растворила для свободного перемещения творческого сословия. Что это дало им обоим — особый вопрос…

Так что остановимся на том, что, судя по многочисленным свидетельствам, где бы ни оказывался русский гуманитарный путешественник - по своей ли воле, по воле державы или же по принуждению тирании — он, как правило, продолжал творить — писать ноты, чертить планы, плести словеса — ткать удивительный узор русской культуры, истории да и просто — ухарской отваги.

А что в узоре порой случались узелки, так это — не беда.

Интервью и статьи Андрея Битова, Сергея Трофименко, Игоря Сида и Дениса Перепелицына - как раз про это. Хоть и без узелков…

Дата публикации: 03:07 | 19.09


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.