Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/6/3/0


Воины, чиновники, театралы, либералы…

Здорово иметь знакомцем (или по крайней мере знать, что где-то живёт!) человека, у которого на стене висит портрет Рюрика - пусть выдуманный художником поскольку портрет Рюрика не может быть другим - но портрет реального родоначальника рода. Перед таким родом все революции, смуты, бунты, перевороты и «судьбоносные съезды» - так, окурки истории… Постепенно приходишь к выводу: реальная история страны - это история её династий. Потому что у этой истории есть продолжение: в той же династии. Ведь дети продолжают рождаться…

Если вам придётся побывать в Ярославле, прогуляйтесь по улице с громким названием Республиканская. И обратите внимание на дом №47. Когда-то здесь была редакция «вызывающихъ либеральныхъ взглядовъ» газеты «Северный край». Редактором той газеты был князь Дмитрий Михайлович Шаховской - представитель третьей главной ветви рода, знаменитого в российской истории. Сам Дмитрий Михайлович был человеком непростым: либеральных (иной раз слишком) взглядов, депутат Госдумы первого созыва (1906 года), «подписант» знаменитого Выборгского воззвания, призывавшего россиян уклоняться от призыва в армию - за что и просидел какое-то время в ярославской тюрьме со смачным названием «Коровники»… А умер в заключении уже советском - сталинском.

Сколько подобных ему пали жертвой изуверского плана по прерыванию живой связи поколений - наверное, никогда не станет известно. Даже порядок цифр вызывает споры… Дело, однако, в том, что наши современники - жители Ярославля - увековечили память о князе Дмитрии Михайловиче. А это пока - нетипичное явление. Так что мимо того на Республиканской точно просто так не пройти: на нём мемориальная доска, неизменно привлекающая внимание…

Однако история рода существенно шире и интереснее, чем биография одного из её фигурантов - пусть даже столь неоднозначного, как князь - либеральный журналист, призывающий к гражданскому неповиновению… Среди Шаховских были такие, кому стоило поставить не один памятник, но были и такие, которые навлекли на головы свои не одно проклятье современников и потомков...

По древности рода равных Шаховским найти трудно: род восходит к самому Рюрику, призванному в Новгород из Скандинавии. Через Владимира Святославовича и Владимира Мономаха род добирается до многочисленных князей Смоленских, один из которых, Федор Ростиславич (умер в 1299 году) княжил в Ярославле. Сын его Давид Федорович получил Ярославль в удел. Его правнук Константин Глебович, живший в XV веке, потомок Рюрика в 17 колене, получил прозвище «Шах». К Персии это не имеет отношения: словом «шах» (или «щах») на Севере звали людей, переболевших оспой и оставшихся на всю жизнь рябыми и худосочными, «щахлыми». В те годы, когда оспа косила людей тысячами, сумевшие её преодолеть считались баловнями судьбы - потому и прозвище было если не почётным, то уж точно отличительным. Именно от этого фигуранта и идут князья Шаховские. Впрочем, у них был шанс получить другую фамилию - Шемяки, по имени близкого родственника «по горизонтали»: троюродного брата отца Константина Глебовича. Однако у Шемяк в российской истории оказалась не лучшая судьба. Потому и стали князья Шаховскими - даже те, кто вначале звался Шемяками или Шемякиными.

На гербе Шаховских были изображения всех трёх городов, так или иначе связанных с историей рода: медведь с топором - от Ярославля, архангел Михаил с огненным мечом - от Киева, пушка с райской птичкой - от Смоленска.

Род Шаховских очень разветвлён, что неудивительно: уж очень он древний. Поэтому для более подробного знакомства с ним, очевидно, будет разумным брать по одному самому яркому представителю на столетие, потому что в противном случае пришлось бы писать целую книгу.

Век семнадцатый, который начинается в шестнадцатом. Князь Григорий Петрович Шаховской1 - наиболее известный представитель фамилии того времени. Если бы в русской лексике существовало в то время слово авантюрист, то его в полной мере можно было бы применить к этому человеку. Впервые упомянут под 1587 годом - в числе содержавшихся в польском плену. Как и когда туда попал - неизвестно. Из плена вернулся в начале 90-х, служил Федору Иоанновичу и Борису Годунову. Был воеводой, то есть главным гражданским администратором и командующим ополчением в Туле, Белгороде, Рыльске - на «южном направлении», наиболее в то время «танкоопасном». Именно Григорий Шаховской вместе с гарнизоном Рыльска перешел на сторону Лжедмитрия Первого, воевал с московскими войсками - и очень хорошо воевал, грамотно! При дворе Лжедмитрия занимал высокие посты. Бродили темные слухи, что магнаты Мнишки делали немалую ставку на толкового и честолюбивого пленного, отпуская его в Московию - то есть был Григорий Петрович никем иным, как польским «агентом влияния». Но реального подтверждения эта версия не получила. Хотя весьма заманчива - авантюрный роман может получиться тот ещё, Дюма отдыхает!

После смерти Самозванца Григорий Петрович сослан Шуйским в Путивль - более опрометчивое решение принять было трудно! Путивль (нынешний городок в Черниговской области) был хоть и «тыло вым», но в целом пограничным городом. Который Григорий Петрович с успехом подбил на бунт уже в следующем году, причём к бунту очень быстро присоединилась вся Северщина, а во главе его встал не кто иной, как сам Иван Болотников - самый страшный враг Шуйского! После поражения Болотникова Шаховской был сослан на Кубенское озеро, однако ненадолго: его освободили «лисовчики» - наёмники гетмана Лисовского - и доставили в Тушино, где Шаховской присягнул «Тушинскому вору» - Лжедмитрию II. После поражения Лжедмитрия II князь Шаховской опять «меняет масть» - переходит в ополчение Ляпунова, причём казаки принимают его охотно: князь очень умелый вояка и прекрасный командир! Удачливый - это очень важно для подчинённых… Но неуемный характер князя и здесь проявил себя с худшей стороны: пытаясь стравить между собой ополченцев князя Пожарского и казаков князя Трубецкого, Григорий Петрович перегнул палку. Его отлучили от войск, и дальнейшая судьба его неизвестна. Семейная легенда утверждала, что жизнь свою Григорий Петрович закончил монахом Киево-Печёрской лавры - т.е. умер в Польше… Или получил «пенсион» за многолетнюю «раз-веддеятельность»? Кто знает, кто знает… Но очень похоже на правду.

Век восемнадцатый. Который, как и положено, начинается в семнадцатом. Алексей Иванович Шаховской родился в 1690 году, скорее всего, в Москве. Семнадцати лет поступил на службу в Семёновский полк, причём был признан «грамоте сведущ и в военной экзерции искусен, особливо в езде верховой и стрелянии». Гены неистребимы… Девятнадцати лет от роду направлен в Сибирь для проведения следствия относительно сибирского воеводы князя Гагарина. Поручение было выполнено весьма успешно: воеводу повесили, казна сибирская была сосчитана, отчёт написан «со тщанием и толковостию». В тридцать семь лет Алексей Иванович получил чин майора лейб-гвардии Семёновского полка, награждён имениями. Однако вскоре впал в немилость и отправился стеречь калмыцкую границу на Волгу. Впрочем, вскоре был отозван и направлен «конфидентом» - т.е. тайным наблюдателем за гетманом малороссийским Даниилом Апостолом, которому в Петербурге доверия не было ни на грош. Малороссия стала его последней государевой службой. Очевидно, контролировать Апостола удалось в полной мере, поскольку при Анне Иоанновне Шаховской был не один раз отмечен по службе, обласкан и награждён многократно «чинами и имениями». После смерти гетмана был фактически генерал-губернатором Малороссии. Умер, однако, не дожив и до пятидесяти лет от застарелой болезни лёгких, которую заполучил ещё в Заволжье, на калмыцкой границе.

В его доме воспитывался племянник, Яков Петрович Шаховской, ставший образцом служебного долга для множества своих потомков. Рано осиротевший, он взял от дяди многое: и ответственность за порученное дело, и скрупулезность в делах, и настойчивость в достижении поставленной цели. Начал свою карьеру в Петербурге молодой гвардейский офицер более чем смело: он не согласился с самим Бироном, причём на людях! Речь шла о состоянии малороссийских полков и их мобилизационной готовности. Свидетели полемики были уверены, что карьера Якова Шаховского закончится, не начавшись, однако просчитались. Шаховской не просто сумел высказать, что он думает, но и в сопроводительной записке объяснил, почему именно он так думает. Говоря современным языком, сумел обосновать своё экспертное заключение позиционно и методологически. Через четыре дня Бирон пригласил всех участников совещания к себе и публично признал правоту молодого князя. Бирон взял толкового офицера на заметку, и во времена регентства весьма его отличал, давая самые разные поручения всё того же экспертного свойства. Низложение Бирона в некоторой степени поколебало позиции Якова Петровича, однако ненадолго: Елизавета Петровна назначила его обер-прокурором Святейшего синода, то есть чиновником, ответственным за состояние и деятельность главного идеологического аппарата страны. Яков Петрович начал с главного: соответствия квалификации клира исполняемым обязанностям. И пришел в ужас! Потому как грамотность в вопросах веры отсутствовала напрочь, а корпоративные интересы были связаны прежде всего с личным обогащением… Яков Петрович батюшек построил и в краткой речи внушил всю безобразность сложившейся ситуации. Батюшки хором накатали донос матушке Елизавете - дескать, забижают нас, несчастных, а с нами, людьми тонкой душевной натуры, так нельзя… Но не тут-то было! Яков Петрович опять сумел объяснить, по чему он думает так, а не иначе! И коль скоро с моими доводами не согласны - готов удалиться от дел; вот и человек на моё место найден и проверен! Однако по прочтении «тетратки по делам Синодальным» Елизавета Петровна никуда Шаховского не отпустила, а с батюшками имела престрогую беседу. Беседа пошла на пользу… Князь же Шаховской был произведён в тайные советники и награждён орденами Святой Анны и Святого Александра Невского с перерывом в полтора года. Та же история повторилась и в Главном военном комиссариате - так тогда называли структуру, соответствующую современным главному тыловому управлению и главному мобилизационному управлению одновременно. Начал Шаховской с того, что заставил генералов экономить государственные деньги, направляемые для нужд армейских - что для многих было прямой угрозой собственному безбедному существованию. Разругавшись с иностранными поставщиками, Шаховской нашёл своих, российских - и сумел убедить, что их товар не хуже, но дешевле! За время войны с Пруссией, ни разу не сорвав военных поставок, Шаховской сумел сэкономить четыре миллиона рублей! Я, правда, не уверен, что их не спёрли в каком-нибудь другом департаменте: такие Шаховские - люди штучные, на все чиновничьи конторы их точно не хватит…

Шаховской служил всю жизнь. Служил честно и достойно. Получил редкое по тем временам награждение государственного чиновника: пожизненное сохранение последнего жалования. Частенько к его экспертной оценке прибегали и чиновники, и царедворцы. При том, что был он достаточно резок и остёр на язык, никогда не допускал личных оскорблений, за всю жизнь ни разу не был вызван на дуэль. Написал о себе книгу «Деяние князя Шаховского». Умер он глубоким стариком, в 1766 году, уже при Екатерине II - в кругу многочисленной семьи в своем подмосковном имении.

Век девятнадцатый. Александр Александрович Шаховской, родившийся в середине семидесятых годов восемнадцатого века - едва ли не самый авторитетный знаток театра и драматург пушкинской поры. Один из последних яростных апологетов классицизма, продолжатель традиций Фонвизина и Тредиаковского.В детстве учился многому, но ни в чём «не преуспел изрядно», за исключением французского языка, который знал в совершенстве и очень любил. С 1802 года начал военную службу в Преображенском полку, однако служба не пошла. Князь не соответствовал ни нравам гвардейским, ни мундиру: был невысок ростом, длиннорук и с молодости тучен. Будучи, однако ж, введённым во множество салонов, от скуки начал пописывать стишки - весьма неплохие по альбомно-салонным стандартам. Знакомство с сыновьями известного писателя Книжина, которое произошло практически сразу по приезде Александра в Петербург, подтолкнуло отставника-гвардейца к драматургии: пьеса «Женская шутка» весьма понравилась императору Павлу, как известно, гораздо более меломану, нежели театралу. Александру Александровичу было предложено занять место ответственного по репертуарной части столичного театра. Он был направлен в Париж для ангажемента французской труппы; с задачей справился: из тогдашней Франции уезжали охотно. Существует версия, что именно тогда в Россию попали французские актеры Валуа, чей потомок, актер М.Карнович-Валуа (инженер из «Высоты») - хорошо известен старшему поколению современников. А.А.Шаховской бегло, но основательно изучил особенности ангажемента, постановки театрального дела в Европе. За успешное выполнение поручения получил чин камер-юнкера, стал присутственным лицом двора. Он первым в России начал обучать режиссуре, организации театрального дела, развивал теорию театрального искусства, писал пьесы. Последние, к сожалению, мало известны, поскольку в соответствии с требованиями жанра, были узкозлободневными и написанными труднейшим «классическим штилем». Во время войны с Наполеоном А.А.Шаховской командовал полком ополченцев. Он первым вернулся в Москву после отступления Наполеона и занимался вопросами городского обустройства (главным образом тушением пожаров) до возвращения графа Растопчина.

После войны Шаховской снова в центре литературно-драматургической жизни Петербурга. Он был яростным противником романтизма, который считал «немецкими соплями, фальшиво сыгранными дурными актерами». Романтическая литературная молодежь из кружка «Арзамас» наградила Шаховского титулом «брюхастого стиходея» - сторонники классицизма терпеть не могли слово «поэт», говорили «стихослагатель». Созданный Шаховским кружок традиционалистов, именовавшийся «Беседой любителей русского слова», был непримиримым оппонентом «арзамасовцев». При этом «главным калибром» Александра Александровича была убийственная ирония по отношению к оппоненту. Равных ему по применению этого «оружия публичного уничтожения» в Петербурге не было. Причём, в традициях классического романтизма, он полемизировал с оппонентами не лично, а иносказательно, с театральных подмостков. На представлениях его пьес публика каталась со смеху, забыв приличия и политес. Впоследствии Аркадий Аверченко скажет, что иронии он учился у «толстого Шаховского». Пушкин сказал о нём «Там вывел колкий Шаховской своих комедий шумный рой». Александр Александрович оставался главным театралом России до конца своих дней - более сорока лет. Он тоже прожил долгую жизнь, скончался в своём харьковском имении почти девяноста лет от роду.

Двадцатый век раскромсал и разбросал Шаховских. Среди них были и военные - как сухопутные, так и моряки. Были политики - как либерального, так и монархического толка. Были писатели и учёные. В честь них называли железнодорожные полустанки и сорт садовых роз. Ещё до революции многие представители рода оказались за границей - дети Александра Александровича, тоже страстные франкофилы, перебрались из Харькова в Бретань в конце девятнадцатого века. После революции в России были физически уничтожены более двадцати представителей рода, но были и те, кто выжил. Валентин Александрович Шаховской жил в Москве до 1927 года, работал переводчиком с французского и итальянского языков. Его сын воевал в финскую, был тяжело ранен, а дочь погибла во время страшного ашхабадского землетрясения 1948 года. Потомки рода живут в России и сегодня. Есть они и за рубежом…

О чём можно сказать в завершение этого очерка? Наверное, о том, что род Шаховских - редкий пример того, как невзирая ни на какие исторические катаклизмы, род смог сохраниться и никогда не прерывал связи своих поколений. Ни во времена Ивана Грозного, когда вырезались поголовно целые фамилии, ни во времена Смутного времени, ни после него. Не говоря уже о страшном большевистском молохе… Это действительно историческая династия. Она сумела пережить несколько государств, наследие которых, в конечном счёте, пытается освоить современная Россия. Получается, правда, не очень…

1 А не Шаховский, это важно! Шаховские — литовский шляхетский род, живший в окрестностях Ковно с XIV века, наиболее известный представитель — Тадеуш Шаховский, командир эскадрона литовских улан, воевавших в составе русских войск против Наполеона. Награждён золотой шпагой за храбрость. Именно в его полку впервые в русской армии было применено слово «товарищ» по отношению к подчинённым.

Дата публикации: 04:01 | 24.07


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.