Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/6/2/0


Славная песня

Публикация материалов семинаров, круглых столов, конференций и других организованных и целенаправленных дискуссий, как правило, требует дополнительных пояснений и комментариев.

Особенно если речь идёт о дискуссии, с одной стороны - продолженной во времени и пока ещё далеко не завершённой, а, с другой стороны - время от времени переживающей паузы.

Собственно, этот текст и представляет собой такое пояснение и, если угодно - комментарий. Он предваряет публикацию ряда материалов одного из упомянутых выше обсуждений - закрытого семинара Группы Островского в Бейруте (Ливан, март 2005), посвящённого эффективности искусства и возможностям и особенностям работы художника и с художником на стадии перетекания замысла в историю.

Причём - в историю в двух смыслах этого слова.

То есть, во-первых - в повествование, наделённое сюжетом, художественными свойствами и практическими задачами.

А во-вторых - в историю, как в последовательность событий жизни и развития человечества.

Как видите, замах был широким, а задачи - трудными.

Не случайно организаторы сочли полезным подключить к их решению поэта и певицу Ирину Богушевскую, писателя Романа Злотникова, руководителей Агентства Эффективной Культуры Виктора Осипова и Анну Фёдорову, главного редактора «Со-Общения» Дмитрия Петрова, мастера тренингов Александра Попова и других наших коллег, партнёров и друзей.

Есть темы, обсуждение которых требует подходов, которые нетрудно счесть вызывающими, и техник, нестандартность которых может у кого-то вызвать удивление.

Такой была тема бейрутской встречи…

***

Бейрут - «ближневосточный Париж», один из красивейших городов средиземноморья, превращённый 40 лет назад в одну из арен сражения держав за ключевые геополитические зоны планеты… Бейрут - место встречи мировых мастеров боевых искусств - мастеров творческих решений, позволяющих сторонам решать возникшие между ними проблемы с максимальной эффективностью. При этом понятно, что это вовсе не обязательно касается непосредственных участников некоего конфликта.

Речь идёт и об учёте всех сторон, в разной мере вовлечённых в процесс, вместе со всем их мастерством, плюс - со всеми их возможностями, ресурсами, интересами, ценностями и стратегиями.

Это означает, что боевое искусство отнюдь не всегда подразумевает силовое решение, пусть даже путём применения в борьбе едва заметного и исключительно тонкого приёма. К числу боевых искусств легко можно присоединить, например, дипломатию. Ведение переговоров. Интеллектуальные игры (например - знаменитую игру Го), рекламу, развитие общественных связей, и вообще - практически все виды искусств.

Да-да, тех самых искусств, о которых принято думать, что они служат развлечению своих аудиторий.

Впрочем, конечно, бывает и так. И даже - много чаще, чем наоборот. Искусство как средство решения проблем и исполнения задач действительно во многом уступило место искусству как развлечению.

Однако вспомним многочисленные примеры успешного выполнения другой миссии искусства - изменения людей.

И обнаружим, что при необходимости и понимании такой необходимости, литература, живопись, музыка и песни, балет, кино, театр, перформансы, граффити и вообще всё, что можно причислить к артистическому пространству, может быть включено в список боевых искусств.

Намеренно стремясь избежать излишних коннотаций с советским (или наоборот - нацистским) прошлым, отнесёмся в поисках примера к значительно более давнему прошлому.

В древней Скандинавии отношение к певцам - т.е. поэтам-скальдам было даже более почтительным, чем отношение к бойцам. Даже в Валхалле им полагались куда более изощрённые утехи и доставался много более сладкий и хмельной мет, чем воинам, павшим с мечом в руке.

Почему?

Да потому, что ловко рубить топором и управляться с парусом могли тысячи викингов. Но зато немногие скальды при желании могли направить воина на ещё большие подвиги и свершения, а могли - лишить самого сильного и опытного воителя его умений, храбрости и доблести.

Они могли возвысить и возвеличить молодого князя, вдохновив его на великие свершения, а могли превратить его в позор для всего рода…

Как же они это делали? Каким образом?

Они делали это своими песнями.

Драпа - славная песня - давала силу, волю, мудрость, отвагу; вдохновляла и воодушевляла, звала в будущее.

А Нид - уничижительная песня - всего этого лишала, разрушая внутренний мир человека и сокрушая его в мире внешнем.

Пения Драпы в свою честь ждал и жаждал каждый воин. За Нид же, спетый по злой воле, автора могли казнить, поскольку его поступок приравнивался к убийству, каковым, без сомнения, и был, ибо утрата своих качеств, уважения и чести влекла за собой практически неминуемую гибель.

Сам ли скальд решал, кому спеть Драпу? Бывало и так, но чаще он выполнял просьбу конунга - князя викингов - стремившегося таким образом воодушевить свою дружину.

Конечно, нам скажут: то дела давно минувших дней, а ныне певцы сочиняют и исполняют, что пожелают, но их песни отчего-то не наделены магическими свойствами скальдической поэзии…

Так-то оно так… Вот только чем объяснить появление в последние несколько лет десятков гимнов и маршей различных компаний?

Данью моде на корпоративную культуру? Возможно. Но никакая корпоративная культура никогда не понадобилась бы никаким корпорациям, если бы они не предусматривали пользы, в том числе измеряемой и во вполне ясных цифрах роста доходов.

И понятно, что эти марши и гимны порой и написаны не лучшим образом, и персоналу не слишком хорошо известны, но это, скорее, проблема понимания цели теми, кто ставил авторам задачу; таланта самих авторов и вкуса начальства, принимавшего работу.

Как бы то ни было, задачи корпоративных гимнов очень схожи с миссией Драпы - воодушевлять людей, сообщать им дополнительные творческие способности и возможности.

А если вспомнить знаменитое изречение Тахиро Мацусита «business is war», то станет ясно: гимн компании - это боевое искусство.

Равно как и стиль компании, символика компании, умно сделанные статьи о компании, слухи о компании, мастерство сотрудников компании.

***

Методики бейрутского семинара порой напоминали приёмы инструкторов, тренирующих спецназ. Только спецназ вооружённый не разнообразными стреляющими, колюще-режущими и взрывчатыми орудиями убийства, но напротив - оснащённый способностями пробуждать в друзьях стремление к жизни и достижениям, а в соперниках, например - желание сложить оружие и скорее выйти из конфликта.

Например, одно из заданий звучало так: разбиться на три группы, каждая из которых включала бы «писателя», «читателя» и «героя». Погрузиться в машины и отправиться в древний горный город Баальбек1, создавая в пути сюжет книги, ведущим персонажем которой стал бы лично один из членов экипажа.

Более того, сюжет должен был, по возможности, нести в себе ту самую вдохновляющую героя силу, что и древняя скандинавская Драпа

***

Машины шли по горному Ливану, минуя блок-посты ливанских и сирийских войск и КПП различных милиций, контролирующих участки дороги. Вопросов у караульных не возникало - они видели на машинах эмблему одного из лучших отелей Средиземноморья и пропускали их.

За окнами автомобилей вздымались скалы и расстилались удивительнойкрасы долины, но пассажирам, оснащённым блокнотами, диктофонами и авторучками было не до красот - они создавали сюжеты романов, которые нужно было в срок доложить на семинаре.

И действительно: когда шоссе оказалось разделено бетонной стенкой, между плит которой были вставлены древки чёрных, зелёных и красных флагов, с одинаковой эмблемой, включавшей автомат Калашникова, вплетённый в арабскую вязь, во всех машинах сюжеты были продуманы наполовину.

Тем временем, под ритуальные крики, что неслись с многочисленных минаретов, путешественники въезжали в зону, контролируемую экстремистским исламским движением «Хезболла». На тротуарах, спокойно глядя на маленькую автоколонну, стояли небритые и тёмноликие мужчины в кожаных куртках, вооружённые теми самыми автоматами, что были изображены на их знамёнах…

Картина, представшая глазам участников пробега, была поистине удивительной - на невероятной каменной платформе возвышались белоснежные колонны и портики древних храмов.

Освещённые прожекторами, они вздымались в южные небеса, как памятник невероятной мощи человеческой созидательной воли, мастерства проектировщиков и целеустремлённости строителей.

Обратно в Бейрут возвращались в темноте. Вдоль шоссе чередовались неоновые вывески придорожных магазинов и харчевен и тёмные громады танков и БТРов.

Утром в Бейруте были представлены три сюжета трёх романов, каждый из которых был возвращён на доработку и до сих пор обдумывается авторами и героями. Будем надеяться, что им предстоит обсуждаться читателями.

Причём - не игровыми-внутрисеминарскими, а самыми настоящими - строгими читателями-покупателями современной русской литературы.

***

Другим заданием стало написание авторами фрагмента романа или другого литературного произведения, отражающую задачу, поставленную перед участниками - создать текст прямого действия. Как и положено такому тексту, после крайне жёсткого, содержательного и критичного обсуждения самих сюжетов, для его написания авторам осталась ночь.

Работать средиземноморской ночью над текстом прямого действия - это, как оказалось, далеко не то же самое, что обсуждать его завтрашним средиземноморским днём.

Так или иначе, авторы с задачей справились.

И вот тут - началось.

Нелицеприятная критика сюжетов, беспощадное обсуждение фрагментов художественных текстов сменились разговором о том, что такое текст прямого действия, какими средствами располагает автор для того, чтобы его создать. Что, собственно, представляет собой этот текст.

И, главное - зачем и кому он нужен.

И потом… Что (или кто) может побудить автора создавать такие тексты? Какими средствами? Как убедить его, что они - тексты, меняющие людей и мир - нужны? И надо ли убеждать…

Читайте.

Мы знакомим вас с материалами, ещё недавно не доступными никому, кроме членов ГОСТ и дружественных корпорации экспертов и предпринимателей. На наш взгляд, они хорошо иллюстрируют тему номера. Более того - органично входят в эту тему.

Отнеситесь к ним не только как к источникам. Несмотря на то, что бейрутский семинар завершился весной 2005, обсуждение продолжается и, как видим - выносится на журнальныестраницы.

Весь 2005 год роль художника как человека, меняющего людей и мир и погружённого при этом в конкретную ситуацию хозяйственного или социального проекта, была предметом дискуссий, организованных в Москве ГОСТ в содружестве с компанией «Фаберлик».

Одним из результатов этих обсуждений стала работа над концепцией создания и продвижения «бренда "Россия"»2.

Однако тема далеко не закрыта.

Дискуссия продолжается.

Движемся дальше.

P.S. И переходим к фрагментам материалов бейрутского семинара. И комментариям к ним, которые дают известные современные российские писатели. В виде интервью.

1 Древний город в горном Ливане, где находятся удивительной красоты руины древнеримских храмов, расположенные на платформе, с одной стороны — несомненно, искусственной, а с другой — не понятно как созданной руками человеческими.

2 «Со-Общение» № 1, 2006.

Дата публикации: 07:05 | 22.07


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.