Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/5/5/4


Пугалочка

«…Губернатор Русак предавался своей любимой забаве. К кровати на цепи был прикован белый бультерьер в наморднике, изрыгая хрипы, кровавую слюну, с красными, набрякшими глазами. Русак стегал пса ременной плетью, приговаривая: «Ах ты, пёс-рацарь поганый, изведай-ка русскую стать!…»».

Фредерик Бегбедер,
«Любовь живет три года»,
«Иностранка»,
М.: 2006

Глава первая

Александра Иваныча накрыло.

Он чувствовал, как в темя, где скрывалось внутреннее око прозаика, впилось жгучее жало полуночного луча… Прожгло шапку волос… Проникло в центр мозга, где тайно таилась таинственная тайна… Только лишь мощным усилием воли автор сумел бы освободиться от мрачного морока. Но - не сумел. И продолжил…

«Подвешенный к перекладине, корчился голый мужчина. Его ноги дымились в огне. Перед ним копошилась громадная глазастая муха - Господи, да что же это? - сдавленным голоском вопросил вконец запуганный читатель. А ведь слыл в аппарате правительства молодцом. Ни разу не моргнув глазом, прочитал «Крейсерову сонату», не поперхнувшись проглотил «Политолога», - с перламутровыми прозрачными крыльями. Тело мухи покрывала воронёная сталь…». Не-е-ет!

- Не-е-ет! - изо рта прозаика вырвался вопль ужаса. Отчаяния. Неведомая, необратимая, необоримая сила торжествуя влекла его пальцы по клавиатуре компьютера. Он хотел написать гимн Добру и Отваге, величальную песнь Русскому Воинскому Духу. Но на дисплей выскакивала то грязная сценка похабного скотоложества. То весёлая пирушка копрофагов. То какая-то потная групповуха. То кровавый садистский экзерсис. То эпизод из мультфильма ужасов.

- Вау, - потёр руки злодей Мордашкин, - вау!.. И этого соловья-мутанта я-таки вытащил из ящика со святым и перепихнул в ящик Пандоры! Молодчинка, Мордашкин! Пусть, путь этот Александр Иваныч пытается воспеть Солдата Великой Руси - у него будет получаться одна лишь постмодернистская пакость, служащая отнюдь не Свету, и даже не Тьме, а пустой серости. И пусть он ежесекундно знает, видит, чувствует: вопреки его стремлению воплотить в текст и в жизнь идею одоления супостата, наперекор его авторскому горению, из-под беглых пальцев тянутся червеподобные нити нечистых, попахивающих гнильцой словес, вызывающих у читателя лишь омерзение, тошноту и головную боль.

Глава вторая

«Повсюду сновали ужасного вида гибриды. Двигались батальоны закованных в броню лилипутов с гигантскими головами… Отряды громадных чернопёрых скворцов с мохнатыми кошачьими лапами… Химеры врывались в храмы, вытряхивали мощи святых. Другие разрывали могилы, расшвыривали кости. Третьи казнили и мучили».

«Огромная серая цапля на ногах из цветной пластмассы держала в титановом клюве младенца. Младенец, пронзённый клювом, замер на острие…».

Что же это я такое делаю? - спрашивал себя автор. Всё ещё спрашивал. Но уже замирал от страха и стыда, чувствуя, что «это он порождает химеры», и что ему это нравится. А посреди вселенского побоища на гигантском кузнечике скакал модельер-заговорщик Славозайцев (подлинное имя - Савл Зайсман) и с наслаждением озирал крах и гибель сокрушённого в человеке Человеческого.

- Да чтоб я когда ещё взялся читать эту чуму? - спросил исходящий потом чиновник, дочитав до места, где генеральный прокурор, обернувшись боровом, насиловал малюточку-свинку, - Да лучше Сорокина куплю, честное слово.

- Вау, - почёсывал подбородок злодей Мордашкин (подлинное имя - Мордехай Душкин), - одной рукой направляя свой волшебный луч в самую сердцевину сердечности автора, а другой - скрещивая неземной красоты модельку с гигантским пингвином, - Вау. Он знал, что добился своего.

Знал, что будет длить своё мучительство сколько пожелает, а поражённый слепотой и одержимый тщеславием прозаик так и будет крутиться подобно мошке, надетый на его магический луч…

Глава третья

В рецензиях мы ограничены объёмом. Но порой, поддаваясь искушению, тратим место на фрагменты сочинений, играющие с эмоциями - омерзением, стыдом, презрением. К тексту. Таких эпизодов в романе Проханова «Теплоход «Иосиф Бродский»» хоть пруд пруди. Но они - не главное. Не то, на что стоило обратить особое внимание.

Нет, главное - вовсе не детально просмакованные сцены извращений и убийств. И не глумливое издевательство над теми, кого принято называть «российской элитой» (многих персонажей читатель узнает, да и они сами себя - легко). А тем более - не высмеивание «простых русских людей» - учёных, военных, крестьян, художников, в котором преуспел автор…

Главное - это его открытие. Состоящее в том, что зловещий заговор против России сформирован не в американских империалистических джунглях, и не в катакомбах вольных каменщиков. Агенты ЦРУ и масонские конспираторы - пешки в игре более изощрённых злоумышленников. Кто же они?

По Проханову - люди, решившие, наконец, изменить человека, подвергнув сомнению ценность естественного, и утвердив власть искусственного - т.е. приоритет Искусства Божественного Творения над произволом природы.

Приоритет осмысленного управления - над стихией.

Торжество владения собой (а, значит, людьми и миром) - над посконной простотой примитивности.

Главенство Воли над эмоцией. Мечты - над унынием повседневности. Да как же они это сделают? А успешно влияя на нормы и рамки поведения и деятельности людей.

Да кто ж это влияет-то? А кто же, кроме гуманитарных технологов?! Ведь это их миссия - влиять на нормы и рамки поведения и деятельности… Так вот кто, оказывается, несёт угрозу!

Описанные автором ужасы, творцом которых выступает в книге дизайнер (о, не случайно - дизайнер!) Славозайцев (конечно, еврей; но не американский - русский) - это метафора последствий внедрения гуманитарных (в романе - генноинженерных) технологий в обиход человечества.

Так что же делает Проханов с читателем? А ничего особенного - запугивает самыми передовыми и эффективными находками нашего времени.

Но - зачем? И чего больше в прохановских кошмарах - анархической аллергии к любому управлению? Страха перед будущим, которое не умеешь предсказать, но ленишься проектировать? Или - тоски писателя, понимающего, что его миссия - управлять, а он - не в силах, не умеет, не обучен?…

Сдаётся мне - больше последнего. А жаль. А то справился бы с наваждением…

Кондратий Рылеев

Дата публикации: 04:59 | 29.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.