Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/5/3/1


Мы дождёмся Третьякова…

Беглый просмотр каталогов культурного отдыха в России свидетельствует: современное искусство в стране есть. Однако анализ мировой художественной ситуации и цены на произведения искусства усложняют положение. Оно слегка напоминает политическую и экономическую ситуацию: вроде бы и демократическое-рыночное у нас государство, а если посмотришь с Запада - то как бы и не обязательно…
Думается, в сфере искусства социальное наступление может идти в форме активного меценатства. Об этом мы беседуем с представителем заинтересованной стороны - Владимиром Дубоссарским (порой критики называют его современным художником №1).

…Хорошая, но не рабочая…

- Владимир, Вы - состоявшийся и каламбурно скажем: состоятельный художник. Вам хорошо известно, что многие художники из тех, что не могут себя материально обеспечить на 100% своими произведениями, работают в сопредельных сферах - в дизайне, рекламе, и т.п. И при этом - активно ищут меценатов - тех, кто решился бы, что называется, «вложиться деньгами» в их творчество - профинансировать художественные проекты.

Вас же проблема меценатства, похоже, вообще не должна волновать. Или Вы видите в ней какое-то особое измерение?

- Во-первых, похоже, слухи о моей финансовой состоятельности сильно преувеличены. А насколько я состоялся как художник - об этом, извините за трюизм, можно будет говорить лет через двадцать-тридцать после моей смерти. Ну а непосредственно про меценатов, то тут надо обрисовать картину более тщательно.

Начнём с терминов. Меценат был богатый римский парень, который давал деньги художникам, поэтам, музыкантам. Давал просто так. Ситуация очень хорошая, но… - не рабочая. В наше прагматичное время рассчитывать на такие фигуры глупо. Люди, вкладывающие сейчас в искусство, хотят, чтобы их вложения были ликвидны.

Теперь подробнее. Любое сообщество, в данном случае - современное искусство, состоит из взаимодополняющих структур. Смотрите: есть художники, функционирующие на рынке, ну и находящиеся в зоне видимости, это - во-первых. Во-вторых, есть образование, поставляющее современных художников, а не художников XIX века. Ещё имеются критики, коллекционеры, меценаты, условно говоря, ну и музеи. По этой (упрощённой, конечно же) структуре, уже ясно, что сдвинуться с места в каком-либо направлении она может только вся - в комплексе. То есть если появится какой-то один, пусть даже очень умный, дальновидный, богатый и щедрый меценат, то он погоды не изменит.

- Но можно же гипотетически предположить некую частную программу мощных вложений в искусство. В принципе, это не такая уж бредовая гипотеза, ведь общество движется ментальными скачками.

- Чтобы люди вкладывали деньги, нужно, чтоб было куда вкладывать. Нужна чётко работающая структура. Пока в каждом её элементе есть куча дырок, и людям кажется, что сколько ни вкладывай - всё будет утекать в песок. И во многом они правы. Дырки везд

Ларец Лоренцио Медичи

- Неужели в стране нет денег на дырки? Миллионеров!то хватает… И потом - у них же выхода нет. Чтоб стать полноценными членами мирового бизнессообщества, они должны быть богатыми людьми из развитой страны...

- Не надо этих фантазийДавайте правильно поставим точки на «Ё» в терминологии. Слово «меценат» сегодня не подходит. Лучше вспомнить не древнеримского доброго дядю, а расчётливого политика и бизнесмена Лоренцо Медичи, который вкладывал деньги в покупку классиков Ренессанса. И, как показало время, вложения его оказались достаточно ликвидными. Такие люди есть и сейчас. С одной стороны - им просто искусство нравится. У кого-то папа художником был, кто-то ходил в художественную школу, кто-нибудь ещё чего-нибудь... Но главное - они находят в этом свой кайф, грубо говоря - могут сказать друзьям: «Раньше я машины коллекционировал, а теперь - искусство. Вот это из моей коллекции щас в Гугенхайме на выставке висеть будет». Ну и с точки зрения личного обогащения, они получают ликвидный товар. И своей дико растущей покупательной способностью развивают арт-рынок. Таково реальное измерение понятия «меценатсва» на сегодняшний день - люди которые объедаются яхтами… Если у них есть хоть капля вкуса, они начинают в той или иной степени компетентности потреблять современное искусство.

Когда-то Савва Мамонтов, получавший от миллионных госзаказов и своих рабочих огромные прибыли, часть из них тратил на бескорыстное содержание десяти художников, но такой деятель сегодня вряд ли возможен. Во всяком случае - его нет. Скорее мы дождёмся Сергея Третьякова…

Вот каких предпринимателей мы помним из того времени… А ведь Третьяков мог вложится не в искусство, а фабрику купить какую-нибудь лишнюю.

Откатом - личное удовольствие

- Так значит, фигурально выражаясь, наступление художников на олигархический капитал должно идти по линии воспитания нового Третьякова?

- Не думаю, что здесь уместно говорить о наступлении. По крайней мере - пока. Искусство - не семечки, массовым спросом не пользуется. Особенно современное… Не может быть в сообществе богатых людей подавляющего большинства любителей арта. Потому что для работы с искусством - во-первых, нужно получать от него удовольствие. То есть первым откатом от вложения денег в искусство должен быть личный кайф коллекционера. Роднящий его с тем римским парнем Меценатом, который только и удовольствием от искусства и удовлетворялся бескорыстно…

Там не система, там – персонажи

- Западный мир в первой трети XX века создал, и, что называется, разогнал волну современного искусства, и на сегодняшний день это одна из важных составляющих транснационального бизнеса. Поверхностное знание истории проталкивает тезис о том, что спонсорство!меценатство художников в 1020!е годы оказалось перспективнейшим вложением капитала. Неужели наши миллионеры настолько недальновидны в прошлое? Почему они упускают такое инвестиционное пространство? Или это просто система такая негибкая?..

- Кого вы хотите обмануть? Себя или публику? Ладно. Но меня-то вы не обманете. Я-то уже давно знаю «who killed Bamby»1... Приведу пример. Американский художник Джулиан Шнабель снял фильм «Пока не наступит ночь» о кубинском поэте Рейнальдо Аренасе. Тот был гомосексуалистом и диссидентом; претерпев различные муки от коммунистического режима, поэт эмигрировал в США, где умер от СПИДа. И незадолго до смерти сказал сакраментальную фразу: «При социализме тебя дерут в зад и при этом заставляют хлопать в ладоши. При капитализме с тобой делают то же самое, но ты имеешь право орать от гнева и возмущения». Там не система, там персонажи. Однажды я был на лекции Славоя Жижека в центре Джеффри Дейча в Нью-Йорке. Так там толпа поклонников философии пыталась без билетов прорваться в зал. Дейч вызвал полицию… И пока лектор рассказывал о Хичко-ке, сквозь стеклянные стены мы наблюдали избиение интеллектуалов. Символично… Это я - к вопросу о различиях систем.

Люди, о которых вы говорите как о меценатах - крупные бизнесмены. Серьёзные арт-дилеры, игроки на жёсткой бирже. Они берут художников, развивают и анонсируют их творчество. Манифестируют и делают их имена и работы всё известней и известней, всё дороже и дороже. И может быть, их пример вдохновит наших коллекционеров на большие игры. То есть в российской ситуации можно ожидать появления арт-дилеров высокого уровня. Как закономерной стадии развития арт-бизнеса. Вот тогда в наше искусство пойдут серьёзные деньги. Ну, это так - радужные перспективы…

- А, может быть, художники сами по себе, могут навязать капиталу внимание к себе, используя какие-нибудь арт-стратегии?..

- Художники пусть искусством занимаютсяВы навязываете мнение об активной наступательной позиции искусства. Но всё несколько иначе. Современное искусство - область игры на повышение, как ипподром или казино. И этим оно естественно привлекательно для богатства. Причём игра очень тонкая и тем вдвойне интересна. Знаете, что у богатых уже «не круто», что называется, купить, скажем, Уорхолла за 200 тысяч, условно говоря. Потому что за Уорхоллом, вообще-то, можно в магазин зайти и выложить деньги. А вот в художника, который сейчас стоит десять тысяч - дело другое. Сначала надо найти его, почуять перспективу, и деньги вложить. А через пять лет он будет стоить уже двести тысяч - вот это игра. И она привлекательна, она престижна!

- Могут ли художники и арт!сообщество повысить привлекательность этой игры?

- Это не их задача. Более того, иногда для художников - это трагедия. Вспомним, например, дадаизм и сменивший его сюрреализм… То был сознательный бунт искусства против буржуазного общества. И весь он был в результате успешно интегрирован миром капитала. Почитайте позднюю переписку дадаистов - увидите, как они сокрушались по этому поводу…

Обслуживать или нападать - всё на продажу!

- Так что же побудит богатых финансировать искусство? Есть же какая!то стратегия?

- С точки зрения банальной эрудиции - «Деньги к деньгам». Деньги могут привлечь другие деньги.

- Ну а если без грустных шуток? Если помечтать?

- Был бы здесь сейчас Олег Кулик, он бы всё объяснил по гороскопу. Год и месяц рождения мои для мечтательности не подходят. И потому остаётся реализм, помноженный на исторический опыт. У художникаесть два пути: служить богатому сообществу - расцвечивать жизнь красотой. Или... Или идти на конфронтацию - революцию разжигать. И то, и другое рано или поздно покупается.

- А революция разве не пугает? Инвестиция, мягко говоря, рискованная.

- Как только начинает пугать по-настоящему - покупается сразу - на корню. Главное дожатьХотите дождаться меценатов - делайте революцию. Шутка!

- А кроме шуток?

- Только один раз, один человек дал мне по-меценатски приличные деньги на художественный проект. И объяснил: «мой сосед треть от такой суммы на фейерверк тратит. А я на искусство дам».

Есть, конечно, на русских просторах состоятельные люди, рассуждающие так: «зачем прибавлять ноль к своему капиталу, если с определённого уровня это уже очень сложно, и всё сложнее и сложнее?». И они по каким-то сугубо индивидуальным причинам начинают заниматься современным искусством... Таких всегда будет очень малая часть от сверхимущего класса. По естественной статистике - кому-то - яхты, кому-то - конезаводы, кому-то - арт.

Ничего в этом страшного нет. Искусство происходит в голове художника и в его мастерской. Меценат это ещё не файн-арт. А кроме того, есть наблюдение: искусство особенно хорошо развивается, когда к нему ослабевает общественный интерес.

Беседовал Дмитрий Пименов

1 Шутливый речевой оборот, аллюзия к тексту группы «Секс Пистолз».

Дата публикации: 04:05 | 29.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.