Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Социальное наступление / Практика

Мы дождёмся Третьякова…

А если не его - то других


Владимир Дубоссарский художник
mail@soob.ru
Версия для печати
Послать по почте

Беглый просмотр каталогов культурного отдыха в России свидетельствует: современное искусство в стране есть. Однако анализ мировой художественной ситуации и цены на произведения искусства усложняют положение. Оно слегка напоминает политическую и экономическую ситуацию: вроде бы и демократическое-рыночное у нас государство, а если посмотришь с Запада - то как бы и не обязательно…
Думается, в сфере искусства социальное наступление может идти в форме активного меценатства. Об этом мы беседуем с представителем заинтересованной стороны - Владимиром Дубоссарским (порой критики называют его современным художником №1).


…Хорошая, но не рабочая…

- Владимир, Вы - состоявшийся и каламбурно скажем: состоятельный художник. Вам хорошо известно, что многие художники из тех, что не могут себя материально обеспечить на 100% своими произведениями, работают в сопредельных сферах - в дизайне, рекламе, и т.п. И при этом - активно ищут меценатов - тех, кто решился бы, что называется, «вложиться деньгами» в их творчество - профинансировать художественные проекты.

Вас же проблема меценатства, похоже, вообще не должна волновать. Или Вы видите в ней какое-то особое измерение?

- Во-первых, похоже, слухи о моей финансовой состоятельности сильно преувеличены. А насколько я состоялся как художник - об этом, извините за трюизм, можно будет говорить лет через двадцать-тридцать после моей смерти. Ну а непосредственно про меценатов, то тут надо обрисовать картину более тщательно.

Начнём с терминов. Меценат был богатый римский парень, который давал деньги художникам, поэтам, музыкантам. Давал просто так. Ситуация очень хорошая, но… - не рабочая. В наше прагматичное время рассчитывать на такие фигуры глупо. Люди, вкладывающие сейчас в искусство, хотят, чтобы их вложения были ликвидны.

Теперь подробнее. Любое сообщество, в данном случае - современное искусство, состоит из взаимодополняющих структур. Смотрите: есть художники, функционирующие на рынке, ну и находящиеся в зоне видимости, это - во-первых. Во-вторых, есть образование, поставляющее современных художников, а не художников XIX века. Ещё имеются критики, коллекционеры, меценаты, условно говоря, ну и музеи. По этой (упрощённой, конечно же) структуре, уже ясно, что сдвинуться с места в каком-либо направлении она может только вся - в комплексе. То есть если появится какой-то один, пусть даже очень умный, дальновидный, богатый и щедрый меценат, то он погоды не изменит.

- Но можно же гипотетически предположить некую частную программу мощных вложений в искусство. В принципе, это не такая уж бредовая гипотеза, ведь общество движется ментальными скачками.

- Чтобы люди вкладывали деньги, нужно, чтоб было куда вкладывать. Нужна чётко работающая структура. Пока в каждом её элементе есть куча дырок, и людям кажется, что сколько ни вкладывай - всё будет утекать в песок. И во многом они правы. Дырки везд

Ларец Лоренцио Медичи

- Неужели в стране нет денег на дырки? Миллионеров!то хватает… И потом - у них же выхода нет. Чтоб стать полноценными членами мирового бизнессообщества, они должны быть богатыми людьми из развитой страны...

- Не надо этих фантазийДавайте правильно поставим точки на «Ё» в терминологии. Слово «меценат» сегодня не подходит. Лучше вспомнить не древнеримского доброго дядю, а расчётливого политика и бизнесмена Лоренцо Медичи, который вкладывал деньги в покупку классиков Ренессанса. И, как показало время, вложения его оказались достаточно ликвидными. Такие люди есть и сейчас. С одной стороны - им просто искусство нравится. У кого-то папа художником был, кто-то ходил в художественную школу, кто-нибудь ещё чего-нибудь... Но главное - они находят в этом свой кайф, грубо говоря - могут сказать друзьям: «Раньше я машины коллекционировал, а теперь - искусство. Вот это из моей коллекции щас в Гугенхайме на выставке висеть будет». Ну и с точки зрения личного обогащения, они получают ликвидный товар. И своей дико растущей покупательной способностью развивают арт-рынок. Таково реальное измерение понятия «меценатсва» на сегодняшний день - люди которые объедаются яхтами… Если у них есть хоть капля вкуса, они начинают в той или иной степени компетентности потреблять современное искусство.

Когда-то Савва Мамонтов, получавший от миллионных госзаказов и своих рабочих огромные прибыли, часть из них тратил на бескорыстное содержание десяти художников, но такой деятель сегодня вряд ли возможен. Во всяком случае - его нет. Скорее мы дождёмся Сергея Третьякова…

Вот каких предпринимателей мы помним из того времени… А ведь Третьяков мог вложится не в искусство, а фабрику купить какую-нибудь лишнюю.

Откатом - личное удовольствие

- Так значит, фигурально выражаясь, наступление художников на олигархический капитал должно идти по линии воспитания нового Третьякова?

- Не думаю, что здесь уместно говорить о наступлении. По крайней мере - пока. Искусство - не семечки, массовым спросом не пользуется. Особенно современное… Не может быть в сообществе богатых людей подавляющего большинства любителей арта. Потому что для работы с искусством - во-первых, нужно получать от него удовольствие. То есть первым откатом от вложения денег в искусство должен быть личный кайф коллекционера. Роднящий его с тем римским парнем Меценатом, который только и удовольствием от искусства и удовлетворялся бескорыстно…

Там не система, там – персонажи

- Западный мир в первой трети XX века создал, и, что называется, разогнал волну современного искусства, и на сегодняшний день это одна из важных составляющих транснационального бизнеса. Поверхностное знание истории проталкивает тезис о том, что спонсорство!меценатство художников в 1020!е годы оказалось перспективнейшим вложением капитала. Неужели наши миллионеры настолько недальновидны в прошлое? Почему они упускают такое инвестиционное пространство? Или это просто система такая негибкая?..

- Кого вы хотите обмануть? Себя или публику? Ладно. Но меня-то вы не обманете. Я-то уже давно знаю «who killed Bamby»1... Приведу пример. Американский художник Джулиан Шнабель снял фильм «Пока не наступит ночь» о кубинском поэте Рейнальдо Аренасе. Тот был гомосексуалистом и диссидентом; претерпев различные муки от коммунистического режима, поэт эмигрировал в США, где умер от СПИДа. И незадолго до смерти сказал сакраментальную фразу: «При социализме тебя дерут в зад и при этом заставляют хлопать в ладоши. При капитализме с тобой делают то же самое, но ты имеешь право орать от гнева и возмущения». Там не система, там персонажи. Однажды я был на лекции Славоя Жижека в центре Джеффри Дейча в Нью-Йорке. Так там толпа поклонников философии пыталась без билетов прорваться в зал. Дейч вызвал полицию… И пока лектор рассказывал о Хичко-ке, сквозь стеклянные стены мы наблюдали избиение интеллектуалов. Символично… Это я - к вопросу о различиях систем.

Люди, о которых вы говорите как о меценатах - крупные бизнесмены. Серьёзные арт-дилеры, игроки на жёсткой бирже. Они берут художников, развивают и анонсируют их творчество. Манифестируют и делают их имена и работы всё известней и известней, всё дороже и дороже. И может быть, их пример вдохновит наших коллекционеров на большие игры. То есть в российской ситуации можно ожидать появления арт-дилеров высокого уровня. Как закономерной стадии развития арт-бизнеса. Вот тогда в наше искусство пойдут серьёзные деньги. Ну, это так - радужные перспективы…

- А, может быть, художники сами по себе, могут навязать капиталу внимание к себе, используя какие-нибудь арт-стратегии?..

- Художники пусть искусством занимаютсяВы навязываете мнение об активной наступательной позиции искусства. Но всё несколько иначе. Современное искусство - область игры на повышение, как ипподром или казино. И этим оно естественно привлекательно для богатства. Причём игра очень тонкая и тем вдвойне интересна. Знаете, что у богатых уже «не круто», что называется, купить, скажем, Уорхолла за 200 тысяч, условно говоря. Потому что за Уорхоллом, вообще-то, можно в магазин зайти и выложить деньги. А вот в художника, который сейчас стоит десять тысяч - дело другое. Сначала надо найти его, почуять перспективу, и деньги вложить. А через пять лет он будет стоить уже двести тысяч - вот это игра. И она привлекательна, она престижна!

- Могут ли художники и арт!сообщество повысить привлекательность этой игры?

- Это не их задача. Более того, иногда для художников - это трагедия. Вспомним, например, дадаизм и сменивший его сюрреализм… То был сознательный бунт искусства против буржуазного общества. И весь он был в результате успешно интегрирован миром капитала. Почитайте позднюю переписку дадаистов - увидите, как они сокрушались по этому поводу…

Обслуживать или нападать - всё на продажу!

- Так что же побудит богатых финансировать искусство? Есть же какая!то стратегия?

- С точки зрения банальной эрудиции - «Деньги к деньгам». Деньги могут привлечь другие деньги.

- Ну а если без грустных шуток? Если помечтать?

- Был бы здесь сейчас Олег Кулик, он бы всё объяснил по гороскопу. Год и месяц рождения мои для мечтательности не подходят. И потому остаётся реализм, помноженный на исторический опыт. У художникаесть два пути: служить богатому сообществу - расцвечивать жизнь красотой. Или... Или идти на конфронтацию - революцию разжигать. И то, и другое рано или поздно покупается.

- А революция разве не пугает? Инвестиция, мягко говоря, рискованная.

- Как только начинает пугать по-настоящему - покупается сразу - на корню. Главное дожатьХотите дождаться меценатов - делайте революцию. Шутка!

- А кроме шуток?

- Только один раз, один человек дал мне по-меценатски приличные деньги на художественный проект. И объяснил: «мой сосед треть от такой суммы на фейерверк тратит. А я на искусство дам».

Есть, конечно, на русских просторах состоятельные люди, рассуждающие так: «зачем прибавлять ноль к своему капиталу, если с определённого уровня это уже очень сложно, и всё сложнее и сложнее?». И они по каким-то сугубо индивидуальным причинам начинают заниматься современным искусством... Таких всегда будет очень малая часть от сверхимущего класса. По естественной статистике - кому-то - яхты, кому-то - конезаводы, кому-то - арт.

Ничего в этом страшного нет. Искусство происходит в голове художника и в его мастерской. Меценат это ещё не файн-арт. А кроме того, есть наблюдение: искусство особенно хорошо развивается, когда к нему ослабевает общественный интерес.

Беседовал Дмитрий Пименов

1 Шутливый речевой оборот, аллюзия к тексту группы «Секс Пистолз».


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Социальное наступление
Концепт
Перед броском?
Дмитрий Петров
О политике социального наступления и приватизации обременений
Ефим Островский гуманитарный технолог
Почему сегодня важно об этом говорить?
Алексей Чадаев публицист член Общественной палаты
Стратегия
Гонцы эпох
Люди общего дела
Редакция «Со-Общения»
Никто и ничего не сделает за нас…
Геннадий Бурбулис член Совета Федерации Федерального Собрания РФ президент Центра «Стратегия»
Неестественная свобода
Зигмунт Бауман социолог
Практика
Свобода от независимости
Мы дождёмся Третьякова…
Владимир Дубоссарский художник
Корпорации — творческие операторы?
Арсений Мещеряков арт-директор Издательской программы
Секреты потанинской стипендии
Надежда Орлова редактор Центра Общественных Связей
Платить за «хвосты»
Евгений Бунимович председатель комитета Московской
Кто защитит российское образование?
Иван Мельников депутат Госдумы заместитель председателя ЦК КПРФ Председатель Комитета по образованию и науке КПРФ
Актуальный сюжет
Тополиный пух, инновации, конкурентоспособность
О ловле мухи на луне
Пётр Щедровицкий методолог
Оперативный простор
В поисках новой связности?
Нина Матусевич специально для «Со-Общения»
Стратегические коммуникации бизнеса и власти
Станислав Наумов Директор Департамента экономического анализа
Демидовы: властители и заложники большого железа …
Михаил Кутузов Институт регионального развития г. Воронеж
Презумпция бесполезности
Пугалочка
Любовь живуча
Как мы делали этот номер...


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.