Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Социальное наступление / Стратегия

Никто и ничего не сделает за нас…

Но мы можем творить историю 24 часа в сутки


Геннадий Бурбулис член Совета Федерации Федерального Собрания РФ президент Центра «Стратегия»
GEBurbulis@council.gov.ru
Версия для печати
Послать по почте

Социальное наступление - это не столько теоретический концепт, сколько находящийся в стадии разработки политический инструмент. Этот тезис подтверждается интересом к нашей теме государственных деятелей, на протяжении многих лет работающих в области, которую принято называть «реальной политикой». Таков Геннадий Бурбулис - член Совета Федерации, президент Гуманитарного и политологического центра «Стратегия».

Реформы, освободительное движение и общее дело

- При обсуждении концепта социального наступления следует коснуться трёх важных сопредельных тем, таких как: российский опыт социальной мобилизации в ходе либеральных реформ на старте Эпохи Ельцина; перспективы подобной мобилизации в ближайшие пять лет; субъект мобилизации.

Невозможно пройти и мимо темы либерализма как такового. Темы свободы.

Но начнём сначала.

Геннадий Эдуардович, в начале 90.х Вы были одной из ключевых политических фигур. Глядя из дня сегодняшнего, Вы назвали бы реформы той поры либеральными?

- Безусловно - если иметь в виду базовые ценности, идеалы, к которым мы стремились.

Но нужно понимать: реформаторы того периода были участниками широкого, многоликого, разноуровневого, разноформатного освободительного движения.

Вы говорите: «либеральные реформы»… Но я хочу особо подчеркнуть только что отмеченный мною момент! Потому что реформы - это комплекс целенаправленных мероприятий, спланированный некой активной корпоративной средой, обладающей властью. У нас было не так. Мы имели только возможность власти, но самой власти ещё не было. Мы унаследовали разлетающееся вдребезги посттоталитарное государство со всеми его особенностями и народ, переживающий антропологическую катастрофу. Считать, что в таких условиях мы, получая властные титулы, обретали вместе с ними реальную власть над страной, людьми и социальными процессами - опрометчиво.

Здесь - различие между либеральной реформой - стратегически выверенной системой действий, обеспеченной организационным и кадровым ресурсом, и освободительным движением - с его непредсказуемым многообразием, морем рисков и возможностей, и при этом - ограниченностью реальных ресурсов.

Успех в управлении развитием такого движения есть следствие либо исторической случайности, либо - виртуозного политического (в моей терминологии - политософского1) искусства.

Итак, с точки зрения целей и идеалов, это были либеральные реформы. А с точки зрения средств, организации и ресурсов - освободительное движение. При этом его участники понимали понятие свобода очень по-разному. И когда пришло время будничной, практической работы, несовпадение взглядов породило конфликт, приведший к переходу освободительного процесса в новую фазу.

- И вот более чем через 10 лет мы говорим о социальном наступлении. И о социальной защите, как о вероятной конкурирующей практике.

-Полагаю, пора передать и эту практику, и этот термин (демонстративно формулирующий опасную логику, согласно которой с одной стороны - есть сирые и убогие массы, а с другой - всевластное государство) полностью в ведение патронажных служб, которые заботятся о немощных, калеках и недееспособных.

А вот социальное наступление!.. Здесь, я думаю, речь идёт - в высоком смысле слова - о патронате человека над собственной судьбой!

Социальное наступление - это моя ответственность за себя как за личность. Это понимание своего предназначения и управление собой в рамках своего общественного и профессионального призвания. Это ситуация, когда я не жду дежурную патронажную сестричку. Это ситуация, когда я действую.

Это мировоззрение, способное положить начало общему делу целого поколения, осознающего себя ценностно и социокультурно…

Кроме того, социальное наступление - это, в том числе, наступление на собственную пассивность, необразованность и неорганизованность, на слабости, которые надлежит преодолеть…

Чтобы это сделать, человеку нужно иметь ясное представление о его жизнедеятельности. А также - о месте и роли власти, чаще всего ассоциируемой с государством - этим левиафаном, подчиняющим себе человеческую волю, разум и нрав…

Думается, концепция социального наступления меняет это отношение.

Государство - это то, что я вместе с другими создаю своим правом избирателя. Государство - это то, что я формирую своим правом принимать законы, делегируя свои интересы депутатам. Государство - это то, что в буднях повседневности я отстаиваю перед нерадивым чиновником...

Думаю, в 1991 году мы были близки к программе социального наступления, если говорить о нравственном и политическом освобождении, предполагавшем созидательную деятельность каждого, кто был включён в этот процесс.

Никто не подарит нам призвание

- Мировоззрение, способное положить начало общему делу… Ответ. ственность за свою судьбу, ответственность за своё дело, радение о стране через своё дело - всё это фрагменты концепта социального наступления. И в то же время, всё это - частное дело человека, в том смысле, что он есть часть общества…

- Иногда я попадаю в непростую ситуацию. Когда вспоминают 1991 год, кто-то обязательно говорит (как я понимаю - в меру искренне): перед нами историческая личность - Геннадий Бурбулис… И я стараюсь всякий раз это прервать и отвечаю, что да, конечно, историческая личность - но ровно в той же мере, что и каждый из нас!

Важно понять: мы действительно творим историю - историю собственной жизни. А поняв - преодолеть личностный масштаб, переполненный прозаизмами типа «быть здоровым», «иметь благополучную семью», «иметь хороший достаток» - и двинуться дальше.

Да, никто за нас не сделает ни одного полезного и успешного дела, несущего вдохновение, наслаждение и удовлетворение. Никто не выберет для нас наше дело, в котором мы сможем самоотверженно, ответственно и организованно совершенствовать себя, превращая его в призвание (а призвание - это уже пафос, это не проза жизни, это её поэзия!). И никто вместо нас не поймёт, что жизнь чудоносна и таинственна. И её тайну за нас никто не разгадает.

Поэтому - да: историческая личность! Равно как и каждый из тех, для кого жизнь - творческий проект; из тех, для кого власть над собой - самовластие - есть важнейшая практика; из тех, кто способен в этом самотворчестве создавать стратегию жизни и видеть её как историю - свою, общества и мира.

Независимо от профессии, каждый из нас может творить историю - свою личность в той эпохе, которую он осваивает, принимает или отвергает. Каждый однажды становится политиком и всю жизнь должен признавать в себе эту политическую корневую составляющую, потому что 24 часа в сутки человек зависит от того, как организована его страна, её система управления, её правила и законы - всё то, что регулирует его духовное и физическое пространство.

В этом смысле мы уже творим историю страны и мира, ибо усилия человека, связанные с его жизненной программой, зависят от условий, созданных в стране где он действует, и от её положения в глобальном мире. От того, как она использует эту глобальность на благо своего гражданина, открываясь миру и предлагая человеку новые пространства и горизонты (либо сужая их до опасных и обидных самостей и т.п.).

Миссия нового класса

- Вы говорите о месте личности в истории, об управлении собой, о предназначении, о жизни как частном проекте, и опять же - о социальном наступлении как о частном деле.

Начиная с 2000 года в кругу журнала «Со-Общение» мы используем понятие новый класс - имея в виду свободолюбивых россиян, нашедших себя в рыночной системе и условиях политическойсвободы.

Мы полагаем, у нового класса есть шанс стать субъектом социального наступления…

- Новый класс - это сообщество людей, способное по-новому организовать свою жизнедеятельность, впитывая новые формы жизни, осваивая её новые инструменты. Иногда кажется, что эта новизна на виду - компьютер, электронная культура, информационная цивилизация… Казалось бы всё просто - освой современные технологии, и будешь готов к новым мирам и новым прорывам. Но, думается, подлинная новизна лежит не в этой системе средств, а в системе ценностей, в системе целей.

Я отношу к новому классу тех людей и то сообщество, которое переживает в себе прежде всего эту новизну, формулирует её и конвертирует в результаты.

Новый класс - это те, для кого самореализация есть не только повседневная предпринимательская практика, но - ценность! Это те, для кого личностное бытие это не только комфорт, но тоже - ценность. Это, наконец, те для кого свобода - это не только политическое обстоятельство, но - высшая ценность! Которую, однако, новый класс умеет прагматично и эффективно воплотить в своих предприятиях - переплавить ценность свободы в прагматически успешный результат.

Но можно ли жить в соответствии с этими ценностями, будучи безразличным к тому, как организована политическая система в твоей стране? К принятой в ней доктрине власти. К тому, какое место она занимает в мире. На каком языке разговаривает с ним. И какие чаяния, идеи, смыслы и устремления несёт ему моя родина.

Возможно, уже скоро - это либеральные чаяния и устремления? Может и так… Но это не означает принятия концепции неолиберализма, игнорирующей миллионы людей, гибнущих от голода. Это не означает принятия той концепции демократии, которая берётся учить весь мир жить по её правилам. Но это не означает и примирения с социал-популизмом - одним из главных оппонентов либеральной идеи, который всё грубее демонстрирует свою примитивную силу, прежде всего - в Латинской Америке.

Либерализм может противопоставить социал-популизму социал-прагматизм; вобрать в себя всё гуманистическое наследие; связать в гармоничном единстве, с одной стороны - деловые интересы, с другой - продвижение к идеалам, и с третьей - разумное накопление, развитие и распределение ресурсов.

При этом приходится учитывать, что современный человек детерминирован политической реальностью, и что в России эта зависимость деформировалась.

- Что Вы имеете в виду?

- Мы теряем навыки публичной политики. Мы слишком дорожим стабильностью - желанной с психологической точки зрения и комфортной с точки зрения материального благополучия. Но при этом нужно понимать, что 24 часа в сутки на нас ведётся целенаправленное, организованное воздействие системы, стремящейся превратить наше личностное бытие в имитацию. Нам говорят: «не беспокойтесь - читайте газеты, смотрите ТВ, «болейте» за спортсменов, радуйтесь жизни - остальное мы сделаем за вас».

Так вот, думается, что идея социального наступления может включать ещё и властно-политическую составляющую - т.е. способность и готовность нового класса иметь дело с властью.

Новый класс - это класс, способный разделить ответственность за состояние ценностейполитического режима, в котором либо расширяется спектр возможностей его свободного, творческого, успешного развития, либо - сужается. Представитель нового класса понимает: можно стать и богатым, и весёлым, и знаменитым, но при этом перестать быть человеком, для которого ценность свободы универсальна, творчески значима, а самое главное - доступна.

«Человек - власть - свобода» - вот триада, в которой я вижу программу либерального прагматизма, если угодно - программу нового класса. Если вы игнорируете свою взаимосвязь с властью и свою ответственность за власть - не обольщайтесь - ваше пространство свободы будет ничтожно мало, даже если его внешние проявления покажутся колоссальными.

Но при этом политическая деятельность, борьба за власть и власть как таковая - это лишь практики и задачи. Ошибка - относить их числу высших ценностей. Это грозит утратой того, ради чего можно и должно стремиться к власти…

Синтез практик и ценностей - это важный политософский инструмент. И, думается, новому классу предстоит овладеть им, обретая политическую мудрость, которая сегодня востребована очень остро, но развита очень слабо.

В России принято житейски-бытовое отношение к мудрости. Мы либо разыскиваем её в глубокой древности, либо приписываем кому-то чрезвычайно одарённому и выделяющемуся из известного нам человеческого окружения…

Но на деле мудрость - это вменённая человеку способность ясно и полно сознавать себя и мир и действовать в нём, руководствуясь высшими ценностями. И потребность в ней обостряется, когда люди испытывают зависимость от новых реалий - жизненных и политических.

Итак, в политософском миропонимании, человек - есть центр и основной субъект мироустройства, а власть и свобода - два его фундаментальных основания. Умение видеть связь между ними ведёт к желанной гармонии долга, личностного развития, справедливости и социального идеала, которая есть ценность и мечта любого либерала.

Что может сделать бизнес…

- То есть Вы считаете, что часть нового класса, отвечающая Вашим критериям - т.е. обладающая капиталом, способная прагматично (но вместе с тем - руководствуясь идеальным) и эффективно действовать - сможет стать субъектом социального наступления. Например - взять на себя изрядную часть обременений, в том числе и социальных, лежащих до сих пор на государстве.

Иными словами - предъявить подлинную корпоративную ответственность, вместо той, что демонстрируют некоторые компании, жертвуя сиротам ничтожные доли своих бюджетов.

- Говоря об обременениях, лежащих на государстве, следует помнить, что государство, власть - это тоже люди, их интересы, способности, умения, убеждения.

И бизнес - это тоже люди. Просто их интересы, умения и способности размещены в другой сфере.

Порой они говорят: цель бизнеса - прибыль. И в этом - вопиющее искажение сути той концепции жизни, которую мы обсуждаем - сути социального наступления.

Бизнес связывает свою деятельность с понятием «собственность»… Но, считая, что единственная цель собственности - прибыль, бизнесмен начинает размышлять: как бы мне с властью себя отстроить… Он забывает, что сегодня именно государственная власть определяет состояние всего, что есть в обществе, в том числе - в бизнесе; а также, что власть - это законность, право и управление; а собственностьодно из фундаментальных оснований либерального мировоззрения.

А если об этом не забывать, то ясно, что цель бизнеса, да - прибыль, а цель прибыли - заинтересованное содействие торжеству перечисленных выше ценностей и идеалов. Впрочем, это утверждение справедливо, видимо, в основном, для нового класса…

Таким образом, принимая на себя обременения власти, бизнес получит всеми признанную возможность и право участвовать в её формировании и осуществлении. Ведь иначе ему останется лишь принимать власть как данность, не имея возможности ни влиять на неё, ни побуждать её к одухотворённому служению.

- Но чтобы практически взять на себя часть обременений власти, предпринимателям предстоит принять ряд серьёзных - в том числе организационных - мер. В частности, это потребует своего рода объединения капиталов в пределах осуществляемой - общей с государством - политики…

- Предприниматель творит - себя, свою историю, свой капитал. Но в какой-то момент перед ним встаёт задача следующего уровня - построить на этой основе культуру корпоративного.

Ваше издание называется «Со-Общение»… Это очень верно. Без умения жить в со-обществе, без способности к со-бытию, программу либерального прагматизма реализовать невозможно.

Поэтому - да: социальное наступление есть своего рода со-бытие бизнеса и власти. Ситуация, когда политика превращается не в технологически обеспеченную борьбу за власть, а когда синтез власти и политической активности воспринимается как вид творческой деятельности, включающий способность к научному познанию, прогнозированию, предвидению, анализу, художественной гармонии, воображению, к проживанию жизни по законам красоты… Долгое получилось перечисление… Но и перечисленного мало!

Время изменилось. Оно ждёт новых людей, несущих новые идеи и новые подходы, в своей новизне классически гармоничные и доступные.

Беседовал Дмитрий Петров

1 Политософия — политическая мудрость. Дисциплина, которую сегодня разрабатывает Гуманитарный и политологический центр «Стратегия» под руководством Геннадия Бурбулиса. Надеемся, что вскоре мы сможем посвятить этой работе специальную публикацию.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Социальное наступление
Концепт
Перед броском?
Дмитрий Петров
О политике социального наступления и приватизации обременений
Ефим Островский гуманитарный технолог
Почему сегодня важно об этом говорить?
Алексей Чадаев публицист член Общественной палаты
Стратегия
Гонцы эпох
Люди общего дела
Редакция «Со-Общения»
Никто и ничего не сделает за нас…
Геннадий Бурбулис член Совета Федерации Федерального Собрания РФ президент Центра «Стратегия»
Неестественная свобода
Зигмунт Бауман социолог
Практика
Свобода от независимости
Мы дождёмся Третьякова…
Владимир Дубоссарский художник
Корпорации — творческие операторы?
Арсений Мещеряков арт-директор Издательской программы
Секреты потанинской стипендии
Надежда Орлова редактор Центра Общественных Связей
Платить за «хвосты»
Евгений Бунимович председатель комитета Московской
Кто защитит российское образование?
Иван Мельников депутат Госдумы заместитель председателя ЦК КПРФ Председатель Комитета по образованию и науке КПРФ
Актуальный сюжет
Тополиный пух, инновации, конкурентоспособность
О ловле мухи на луне
Пётр Щедровицкий методолог
Оперативный простор
В поисках новой связности?
Нина Матусевич специально для «Со-Общения»
Стратегические коммуникации бизнеса и власти
Станислав Наумов Директор Департамента экономического анализа
Демидовы: властители и заложники большого железа …
Михаил Кутузов Институт регионального развития г. Воронеж
Презумпция бесполезности
Пугалочка
Любовь живуча
Как мы делали этот номер...


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.