Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Социальное наступление / Стратегия

Люди общего дела

Кто пойдёт в авангарде социального наступления? И пойдёт ли кто-нибудь?


Редакция «Со-Общения»
mail@soob.ru
Версия для печати
Послать по почте

Тема социального наступления имеет несколько измерений. Главные из них - историческое, политическое, хозяйственное, общественное, технологическое, ценностное. Каждому из них присуща своя специфика. Однако при этом они связаны общим содержанием, которое задают задачи и цели социального наступления. Исходя из этого, мы и будем обсуждать тему в целом.

I

Можно было бы совершить в этой статье длинный и подробный экскурс в дальнюю историю политических, хозяйственных и других взаимоотношений гражданина и государства. Обсудить взгляды на них многочисленных деятелей давнего прошлого. Сравнить примеры организации таких отношений за последние 300 лет…

Однако мы ограничимся лишь кратким обращением к сравнительно недавнему прошлому.

Потому что концепт, политика и практика социального наступления (а оно есть главная тема нашего обсуждения) оказались бы за пределами исследования, погружённого в века. Ибо до последнего времени эти концепт, политика и практика не только не осуществлялись, но и не обсуждались.

Социального наступления не существовало. В языке эта формула отсутствовала. И не только в русском.

Вот, казалось бы, в США человек в своём стремлении к успеху может рассчитывать главным образом лишь на свой собственный ум, талант, умение общаться, силу, упорство, ответственность, предприимчивость… Вот он, вроде бы - человек наступающий - американец! Однако ж и этот герой заокеанской мечты уже немало лет есть объект social security - социальной защиты (безопасности). А вот словосочетание social offensive - социальное наступление - мы на американском английском не слышали. Не встречали мы его и в германском, и в итальянском, и во французском, и в польском, и в любом другом политическом, бюрократическом или публицистическом лексиконе1.

Этот термин, как уже известно тем, кто прочитал первый раздел журнала, был создан на рубеже тысячелетий в России - в русском языке.

II

Итак, до сих пор социальное наступление не обсуждалось на других языках и не практиковалось ни в каких культурах. Чего нельзя сказать о социальной защите, социальном страховании, социальных гарантиях и т.п. Т.е. о подходах, предшествовавших созданию концепта социального наступления; о формулах, противоположных смыслу и содержанию этого термина.

На протяжении многих лет они отстаивались своими сторонниками и в то же время - подвергались жёсткой критике, отчасти послужившей источником концепта социального наступления. Однако важно отметить: эта критика, порой служившая гуманитарным оружием той или иной политики, всегда была направлена против некой оппонирующей позиции или конкурирующей силы.

Задачей социального наступления не является победа над какой-либо соперничающей точкой зрения, но победа свободных людей над бедностью; ленью; страхом перед переменами; приверженностью старым, привычным схемам поведения и деятельности; победа над неверием в себя и нежеланием мечтать - строить будущее.

При этом понятно, что эта идея, рождённая в постсоветской России, в случае своего воплощения в деятельности - т.е. превращения в политику - может встретиться с противодействием, имеющим крепкие корни и сильные позиции. Чтобы установить истоки и ресурсы этого противодействия и, возможно, спрогнозировать формы вероятного конфликта, обратимся к недавнему прошлому - к жизни и быту страны, которая предшествовала новой молодой России - страны, давшей нашему обществу богатый, горький и поучительный опыт.

III

Приведём важное свидетельство2. Время действия - вторая половина 70-х. Место действия - СССР, Москва, где видный сотрудник ЦК КПСС и скрытый либерал Марлен Михайлович Кузенков стал участником характерной сцены...

По улице шли две эпохи. Одна вцепилась в другую. Неопрятный дядька в обвисшем пиджаке волокся за джинсовым парнем. Мужик тащил авоську с убогими продуктами.

- Сорок лет! - орал он, - Сражаюсь за социализм! Не позволю!

- Отвали, отец, - говорил длинноволосый. - Оставь меня в покое.

- Не оставлю в покое! Никогда в покое врага не оставлял. Сейчас тебя научат, как агитировать! Пошли куда следует!

Кузенков остановил парочку.

- Что происходит? Вы что мешаете гражданину прогуливаться?

Мужик запнулся, увидев усмешку непростого товарища, отпустил подозрительного.

- Да вот, бродит по гастроному и шипит. Мы в лаптях ходили... а он портфель носит... и шипит...

- Не нужно приставать к гражданам, - сказал Марлен Михайлович.

- Товарищ, вы не оценили ситуацию! - вскричал дядька. - Ведь он высказывался, что в магазинах нет ничего!

Он трепетал в обвисшем пиджаке, в заляпанной рубахе навыпуск, в сандалиях на босу ногу. От него пахло вином, но больше - гнилью разваливающегося организма… - Так и говорил, враг, что в магазинах нет ничего.

- А что, разве в магазинах ВСЁ есть? - полюбопытствовал Марлен Михайлович.

- Всё, что надо, есть! Всё, что надо простому народу! Вот - макарончики, вона - крупа, масла триста грамм... Булки белые лежат! - взвизгнул он. - Это те, которые зажрались - шипят! Всем недовольны!

- А вы всем довольны? - осведомился Кузенков.

- Я всем доволен! Я сорок лет… В лаптях... в лаптях... а они с портфелями... Из сегодняшнего дня несложно различить символику, заложенную автором в эту сцену - распределить её по участникам.

IV

Возможно, старик, сражавшийся в лаптях за социализм - это тот самый переобувшийся в сандалии коммунист, рукоплескавший в начале 90-х Хасбулатову и Руцкому, а теперь голосующий за КПРФ - партию социальной защиты.

Ведь это она3 ему ещё в 1971 году объявила о курсе на постоянное и всемерное удовлетворение его всё возрастающих потребностей. Ну, он, конечно, понимал, что «всё возрастающие» удовлетворяют в программе «Время», и там же - идёт движение «в светлое будущее»; и знал, что надо быть довольным этим, потому что хотя он сам никуда не продвигается - а в плане «макарончиков» упакован. В том числе - социальной защитой. Он не жаловался - «фильтровал» запросы - ведь на крупе в Москве лучше, чем на крупе в Магадане… А значит - и париться не о чем. Разве что - присматривать: не «шипит» ли где недобитый «враг»…

Этот персонаж - воплощение и сегодняшнего сторонника т.н. социальных гарантий и социальной защиты. Только сейчас ему можно быть недовольным. И он с готовностью протестует. Вполне публично - правда под разными лозунгами и знамёнами - в зависимости от партийной принадлежности. При этом, он вовсе не обязательно в обвисшем пиджаке - вполне может встретиться и в хорошем галстуке, да и в тех же джинсах…

Ну, джинсовый участник действа - юноша с портфелем - это никто иной, как прообраз либерала-1,4 повстанца-перестройщика. Недовольного и тем, что «в магазинах ничего нет», и тем, что он не понимает - как сделать так, чтоб было. Правда социальная защита его не интересовала. Социальное наступление - тем более. Он «шипел» в продмаге и ругался на кухне, откуда и прибыл в конце 80-х в колонны «демократов», атаковавших руины красного проекта. 90-е сделали его очень разным... Это он вошёл в число рыночно успешных представителей «нового класса» (либералов-2)5. И он же - очутился в рядах разочарованных крикунов из «демшизы». Это его занесло в ватагу квасных бородачей. И разве не он обнаружил себя среди колоссального пассивного большинства, которое, к несчастью, до сих пор тихонько довольствуется «макарончиками» и «белой булкой», и в то время, как ему твердят о колоссальных возможностях развития, чает всё той же социальной защиты?.. И не потому что оно бессильно и примитивно, а потому, что пока никто не спешит организованно и планомерно отмобилизовать его потенциал.

Третий персонаж - средних лет цековский международник и знаток номенклатурных ходов Марлен Кузенков символизирует, скорее всего, соратников Михаила Горбачёва - творцов Гласности, Нового мышления и Общеевропейского дома - кумиров либералов-1, в эпоху Ельцина без лишнего шума переместившихся из публичной политики в дипломатию и большой бизнес (в том числе - и в масс-медиа). Это и есть «политики старого поколения», о которых сказано, что «будущего у них нет»6. Кузенковых странно считать возможными инициаторами социального наступления. Они уже отвоевали свои уделы.

Итак, из трёх указанных символических социальных групп как на субъект социального наступления рассчитывать приходится только на либералов-2, и то - отчасти и не наверняка…

Однако в обсуждаемой тройке отсутствует один важный образ - образ представителя «нового молодого народа»7. Но это и не мудрено: его черты и теперь всё ещё непросто распознать.

Единственно, что о нём можно сказать наверняка: если сделать создание молодого народа предметом и задачей национальных проектов, то легко представить его путь, как путь социального наступления.

V

Если же говорить о политике, то её можно описать как процесс наращивания сил страны и народа, за счёт передачи государством части взятых на себя в прошлом об-ременений другим секторам, в частности - организованным капиталам и организованным гражданам.

Думается, любая другая политика в этой области будет порождать социальное иждивенчество и гражданскую лень. Если же вести речь о политике социального наступления, то её задача в области обеспечения гражданского участия и корпоративной ответственности состоит даже не столько в содействии филантропии, сколько в стимулировании предпринимательской, политической, гражданской инициативы. И здесь самое время обратиться к ещё одному свидетельству.

«Мой идеал таков - человек говорит: «У меня достаточно сил, чтобы постоять за себя, я хочу сам нести риск в жизни, хочу быть ответственным за свою собственную судьбу. А ты - государство - заботься о том, чтобы я имел возможность это делать. Я не прошу: о, государство, приди мне на помощь! Но наоборот: ты, государство, не заботься о моих делах, но предоставь мне столько свободы и оставь мне от результата моего труда столько, чтобы я мог сам по своему усмотрению обеспечить своё существование, мою судьбу и судьбу моей семьи»»8.

Так писал Людвиг Эрхард9 - основоположник знаменитого концепта социального государства - утверждая такие ценности, как ответственность, свобода, инициатива, смелость, самостоятельность.

Знакомы ли с этими положениями учения Эрхарда те, кто требует проведения политики социальной защиты, ссылаясь на Конституцию, где сказано, что Россия - это социальное государство? Или они сознательно манипулируют своими аудиториями?

Приведённое свидетельство видного политика и хозяйственника указывает, что социальное государство не есть система, гарантирующая «прикрытость» индивида со стороны государства, но напротив - система, где он свободно и деятельно движется по жизненной траектории, не полагаясь на поддержку официальных инстанций.

Когда государство охраняет человека от превратностей, как оно может требовать, чтобы он проявил такие свойства и качества как жизненная сила, инициатива и стремление к достижениям? Каких оно может ожидать, что человек будет наделён этими чертами, такими важными для жизни индивида и будущности страны?

Между тем, именно эти качества являются предпосылками создания социального рыночного хозяйства, основанного на инициативе.

Известно: вмешательство государственных инстанций в жизнь граждан и вытекающее из этого увеличение госзатрат отнюдь не гарантирует повышение качества жизни людей и их уверенности в завтрашнем дне. Напротив - оно порождает страх перед будущим, не усиливает слабых членов общества, но ослабляет, побуждая требовать всё большей защищённости, всё больших льгот, всё больших государственных трат.

Вот тогда-то защищённость и утрачивает свою социальность. Напротив - она становится асоциальной помехой развитию. Теряет функцию связности, и обретает энергию распада. Ведь эффективная помощь тем, кто действительно - по состоянию здоровья, из-за преклонного возраста или в связи с другими причинами - не может работать по найму или вести своё дело, возможна лишь при наличии в стране постоянно и поступательно растущего общего объёма национальной продукции, и всей экономики в целом.

Это требует массового, ответственного участия граждан.

Если же мы будем строить сообщество, где одинокое активное и свободное меньшинство принимает ответственность за себя и за страну, а прочие обеспечивают свою судьбу за счёт государства и/или коллектива,то скатимся к порядку, где каждый запускает руку в карман соседа.

VI

У этой темы есть и ещё один - очень важный - аспект. Он касается вопроса: какие присущие человеку свойства мы считаем вредными и опасными, и какие качества - достойными, стоящими? Пассивность и иждивенчество или деятельность и умение прокормить себя? Лень и трусость или трудолюбие и смелость? Распущенность и расхлябанность или самообладание и дисциплинированность? Зависимость и близорукость или самостоятельность и дальновидность?

Так что же мы выбираем? Если качества и свойства, приведённые во вторых частях перечисленных пар, то значит - считаем верным, что достойному человеку свойственно стремление действовать; испытывать свои силы; добиваться успеха; любить ближнего и человека вообще; соревноваться; самостоятельно повышать своё благосостояние; отвечать за свои ошибки, равно как за будущее своё, своей семьи и своей страны.

Но стоп! Нам скажут: постойте, разве не все готовы выбрать качества из второй части этих пар? А мы ответим: может быть на словах - все или многие, ну а на деле? Оглядитесь вокруг: неужели и правда - все?

Да, эти свойства и качества (их порой называют добродетелями) в большой мере были размыты, растворены, развеяны «красным проектом». Но, как справедливо указывает тот же Людвиг Эрхард, они остаются присущи многим людям, как бы, сколько бы и кто бы ни старался убить в них совесть.

И здесь мы вступаем в пространство, где уместно говорить уже не столько о качествах, сколько о ценностях и идеалах, которыми могут руководствоваться те, кто понимает и принимает важность их обретения и сообщения другим. Поэтому в контексте социального наступления столь важна роль образования и переобразования всей страны. И в профессиональном, и в самом высоком смысле этого слова. А именно - создания нового молодого народа, наделённого этими добродетелями, что позволит ему стать субъектом социального наступления.

1 Да и в обыденном языке оно также не встречается.

2 Мы публикуем фрагмент романа Василия Аксёнова «Остров Крым» в изложении, без кавычек. Это — не цитата, это — свидетельство эпохи. Порой художественные тексты живописуют её ярче, чем документы.

3 Хотя и называлась тогда по-другому…

4 См. комментарий Алексея Чадаева к тексту Ефима Островского «О политике социального наступления и приватизации обременений», где также комментируется статья Ефима Островского «Наступает новая эпоха».

5 См. там же.

6 См. там же.

7 См. там же.

8 Людвиг Эрхард «Благосостояние для всех».

9 В дальнейшем мы будем приводит пассажи г-на Эрхарда в изложении, без кавычек, не ссылаясь на него, но вплетая их в текст статьи.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Социальное наступление
Концепт
Перед броском?
Дмитрий Петров
О политике социального наступления и приватизации обременений
Ефим Островский гуманитарный технолог
Почему сегодня важно об этом говорить?
Алексей Чадаев публицист член Общественной палаты
Стратегия
Гонцы эпох
Люди общего дела
Редакция «Со-Общения»
Никто и ничего не сделает за нас…
Геннадий Бурбулис член Совета Федерации Федерального Собрания РФ президент Центра «Стратегия»
Неестественная свобода
Зигмунт Бауман социолог
Практика
Свобода от независимости
Мы дождёмся Третьякова…
Владимир Дубоссарский художник
Корпорации — творческие операторы?
Арсений Мещеряков арт-директор Издательской программы
Секреты потанинской стипендии
Надежда Орлова редактор Центра Общественных Связей
Платить за «хвосты»
Евгений Бунимович председатель комитета Московской
Кто защитит российское образование?
Иван Мельников депутат Госдумы заместитель председателя ЦК КПРФ Председатель Комитета по образованию и науке КПРФ
Актуальный сюжет
Тополиный пух, инновации, конкурентоспособность
О ловле мухи на луне
Пётр Щедровицкий методолог
Оперативный простор
В поисках новой связности?
Нина Матусевич специально для «Со-Общения»
Стратегические коммуникации бизнеса и власти
Станислав Наумов Директор Департамента экономического анализа
Демидовы: властители и заложники большого железа …
Михаил Кутузов Институт регионального развития г. Воронеж
Презумпция бесполезности
Пугалочка
Любовь живуча
Как мы делали этот номер...


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.