Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/4/3/0


Докладывайте

Мир привык, что стратегия — это тайна. Что допуск к сценариям и планам есть удел посвящённых. Не говоря уже об их разработке. Возможно, подлинная стратегия скрыта от большинства. Однако интеллектуальное меньшинство отважно включается в разработку стратегий и делает свои изыскания предметом обсуждения. Мы публикуем одну из таких разработок. И обсуждаем её.

I

В обществе крепнет ощущение, что предстоящие несколько лет станут временем большой политической, хозяйственной, организационной и социальной встряски.

Эта перспектива пугает пассивных и сбитых с толку, и обещает обширные возможности деятельным и целеустремлённым. Они готовятся к броску на новые уровни влияния и власти , стараясь сделать будущее ареной своего успеха . К их числу относятся ориентированные на эффективность чиновники, политики, партийные функци- онеры и общественные деятели. А главное — предприниматели-капиталисты. Плюс — часть гуманитарных технологов (включая советников всех перечисленных, а также участников медиа-рынка).

Чтобы решить свою задачу, им предстоит в условиях острой конкуренции вести сложные операции, требующие мобилизации интеллектуальных, организационных, материальных и других ресурсов. Разведки сил и планов соперников. Укрепления связности между союзниками. Возможно (хотя не обязательно) — опережения конкурентов уже на старте соревнования…

Такая мобилизация, в частности, идёт и в экспертном сообществе в течение последних месяцев.

Считается, что из этой среды, включающей политических и хозяйственных консультантов, аналитиков, управленцев, социологов (вплоть до пресловутых «жмейкеров» ), направляются в центры принятия решений стратегические предложения. Там же готовятся их публичные версии. Оттуда же приглашаются специалисты, способные их реализовать.

Так считается. И, порой, так оно и есть. Подтверждение тому — пример президента Фонда эффективной политики Глеба Павловского, создавшего себе репутацию «одного их ключевых советников Кремля». Кстати, это он — г-н Павловский уже более двух лет назад адресовал российским интеллектуалам прямой вопрос: «готовы ли мы спроектировать власть? Или… перепроектировать хотя бы ту, что есть?» .

Вопрос не остаётся без ответа.

II

Обнародуя тексты, указывающие на вызовы, с которыми приходится (либо предстоит) столкнуться стране, и предлагая методы их преодоления, группы аналитиков- сценаристов демонстрируют обществу и власти готовность выступить в качестве стратегов и методистов скорых перемен. Один из таких документов мы публикуем в этом номере — это доклад Совета по национальной стратегии «Национальная повестка дня и национальная стратегия: контуры преемственности».

Отметим, что в последние годы слова «стратегия», «стратегический», «стратег» заполонили публицистический язык. Когда речь идёт о потребности в чём-либо, то на первом месте в списке — стратегия. Если нужны решения, то — стратегические. Если кого-то хотят похвалить, избегая банальностей — с почтением говорят: «стратег». Вот так сама тема стратегии превращается в банальность, в общее место. Возможно, отчасти потому, что, несмотря на множество стратегических центров и таких же решений, стратегия развития страны, похоже, всё ещё не разработана. Т.е. тема уже давно стоит в повестке дня, а самой стратегии нет .

Это — удобно. Ситуация таит обещание: конкурс не закрыт — действуйте, предлагайте, докладывайте...

Вот тут-то нам бы и сопоставить несколько стратегических докладов, увидевших свет в последнее время. Тут бы и разобрать их с точки зрения сюжетов, композиции, языка, героев, выводов, компетенций, рекомендаций... И, возможно — предложить свою версию того, что каждый из них делает с людьми. Это облегчило бы не только изучение, но и оценку текста, но объём журнала ограничивает нас.

Однако мы выскажем ряд суждений, указывающих в социально-историческом пространстве те зоны, освоение которых поможет включить в повестку дня вместе с пунктом «необходимость стратегии», пункты о её разработке и воплощении.

III

Известно: представляя проекции будущего, авторы стратегических докладов обычно указывают на острые конфликты, с которым приходится иметь дело; а также предлагают пути их разрешения. И часто встречают понимание адресатов.

Вспомним, как доклад Римскому клубу «Пределы роста» внёс в международную и национальную повестку дня многих стран задачи, решение которых изменило и оп- ределило политику правительств и корпораций на годы вперёд.

Он бросил обоснованный вызов устоявшимся представлениям и привычкам лиц принимающих решения. Показал, что шаблонные представления о том, как надо вести дела, не обязательно верны. Что комфорт и стабильность, которые они, казалось бы, обеспечивают, иллюзорны.

Да, у адресатов не веривших в выигрышность инновационных ходов, это вызвало аллергию. Но те, кто увидел в описанном кризисе новые возможности, использовали доклад в своих политических проектах. Описание конфликта между глобальными тенденциями начала 70-х и их последствиями изменило их видение, рамки и нормы деятельности. Это способствовало не только личному успеху многих ключевых адресатов доклада (как и успеху их групп и корпораций), но и общественному благу. То есть, доклад сработал как гуманитарно-технологический инструмент .

IV

Итак, нестандартность, асимметричность подхода создателей докладов по отношению к стереотипным представлениям — один из ключей к признанию продвинутыми и деятельными адресатами.

Это не значит, что авторам «Контуров преемственности» следовало бы игнорировать, скажем, перспективы превращения России в «энергетическую сверхдержаву» и «мировой технологический центр», которые они обсуждают. Однако эвристичным ходом в дискуссии об экономическом измерении развития страны, мог бы стать, например, разговор о её капитализации.

Ведь «завоевание нашей страной комфортного места в международном разделении труда», её значимое участие в «выработке справедливых правил глобализации», её «геополитическая субъектность», обозначаемые СНС как задачи, есть частные следствия ответа на вопрос: зачем Россия нужна миру?

А такой ответ, в свою очередь, может быть дан в ходе капитализации страны — т.е. идеологических и структурных преобразований, направленных на создание целостной конструкции из существующих в ней капиталов. Что предполагает постановку общих целей перед капиталами общего — российского — происхождения, что возможно только в случае их объединения в рамках общего предназначения.

Если создать между капиталами связность такого уровня, то возникнет фундамент сверхдержавы, способной далеко не только конкурировать с Индией и Китаем в области IT и ловко торговать природными ресурсами. Может быть воссоздан мощный источник энергетики другого рода, а именно — идей и ценностей, всегда служивших в европейской традиции основанием деятельности.

Ряд современных социальных мыслителей полагает, что Европа уже близка к исчерпанию европейского. В то время как Россия остаётся его хранительницей — той частью континентальной метрополии, которая, несмотря на потрясения, избежала вымывания своего идеального.

Конечно, можно спорить: какого рода экспансия больше нужна стране — нефтегазовая или интеллектуально-духовная? Что перспективнее — расширять свою долю на мировом рынке энергоносителей, или захватывать пустеющие рынки смыслов и интеллектуальных поисков?.. Спорить можно. Но нужно ли? Разве нельзя вести эти процессы параллельно? Т.е. наряду с экономической конкурентоспособностью наращивать присутствие в мире европейских русских идей, русских смыслов, русской культуры, русских норм поведения, русского образа жизни, русской мысли — важных составляющих нового «Бренда "Россия"».

Однако этот бренд ещё предстоит создать! Изумлённый восторг мировой тусовки перед нашим дизайном на олимпиаде в Турине; «Калинка» на матчах «Челси»; полные аудитории на лекциях философа Пятигорского — это только признаки потенциальной востребованности такого бренда. Описанный подход нуждается в проектном оформлении. И разве такой проект не послужит Великой и Справедливой России, о которой мечтают авторы доклада СНС? Однако они даже не подступают к этому вопросу.

Кто сказал, что путь к утверждению величия и справедливости лежит через доставшуюся государству в наследство от Красного проекта пресловутую социальную защиту? И почему не противопоставить пассивности обороны — динамику и энергию социального наступления, в ходе которого обременения, связанные с заботой о благополучии граждан, распределяются между ответственными держателями капиталов, что может быть закреплено, например,в том же Социальном кодексе РФ, предлагаемом авторами доклада.

Порой удивляет неоправданность, нарочитость ограничений в их поиске. Доклад обсуждает «совершенствование недропользования», «национальную инфраструктуру», «инновационный прорыв в области научно-технических программ» и другие области, о которых, так или иначе, речь идёт уже давно , и которые едва ли могут оживить повестку дня. Они говорят о создании «совокупности практичных и полезных хозяйственных институтов», но молчат о создании совокупности капиталов, процессы владения и управления которыми объединены общей стратегической целью.

Один из этапов на пути к этой цели — строительство государства, у которого, наконец, появятся предприимчивые со-владельцы, обоснованно претендующие на господство не только по праву данному им замороченным демосом, и не по праву присвоенной или выкупленной доли, но по праву капитала вложенного в Общее Дело.

Здесь возникает политическое измерение этой темы. Ведь в переводе на латынь, Общее Дело означает Res Publica — то есть форму правления, обозначенную в нашей Конституции, но ещё не построенную в реальности.

Эта тема, конечно же, нуждается в хорошо подготовленном и всестороннем обсуждении. Однако уже сейчас можно утверждать, что такая республика, такое совладение может быть заложено и осуществлено только в рамках национальной стратегии. На следующем шаге потребуется и создание стратегий новых поколений. Ведь капиталы будут наследоваться следующими поколениями владельцев, что сделает вопрос о политической преемственности — вопросом о преемственности владения.

Очевидно, его обсуждение может показаться не совсем уместным в контексте близких избирательных кампаний, однако, в контексте стратегии развития России в ближайшее десятилетие обсуждать его пора. Если, конечно, стремиться внести в повестку дня собирание из многих капиталов республиканской России вокруг идеи общего предназначения .

V

Впрочем, приходится признать, что в нашей стране работать сегодня с идеями, с идеальным, с ценностным — не просто.

В минувшее десятилетие, политтехнологическая, пропагандистская, «пиарная», «жмейкерская» неправда стала циничной нормой. Причём не только в среде, так сказать, общественности, которую доброхоты-журналисты приучили к тому, что ей манипулируют, а также «кодируют» её и ещё того страшнее — «зомбируют»…

Неправда стала нормой среди большинства политиков, аналитиков, советников и сценаристов. Они разучились допускать возможность того, что идеалист может быть профессионально успешен и финансово состоятелен. Заявление, что в своей деятельности кто-либо из успешных членов цеха руководствуется ценностями, воспринимается, в лучшем случае, как неловкий ход в продвижении личного бренда. Какие, дескать, ценности, в пору торжества материального интереса? Не верим!

И излечение от этого неверия если и началось — то только-только…

Стоит ли удивляться, что Глеба Павловского, заявившего, что сегодня любой, кто хочет властвовать, обязан предъявить свои идейные на то основания (иначе он будет вычеркнут из списка правителей), поняли отнюдь не в том смысле, что политикам уже пора, нужно опираться на идеи. Это заявление было воспринято как подсказка: всем, кто претендует на роль в «Процессе 2006-2008» — поручить штабам усилить в программах идеологические блоки.

Думается, никто не будет удивлён, если уже к весне будущего года тему идельного заболтают и превратят в общее место, как делают это сейчас со стратегией и будущим…

Такая ситуация осложняет положение тех, кто руководствуется в своих трудах идеальными мотивами. Им приходится либо особо акцентировать в своих работах прагматизм и технологизм методов и задач, либо «подгонять» язык и содержание под циничный вкус предполагаемых адресатов . Скажем — подменять разговор о новой национальной идее (например — республиканской), способной объединить родоначальников новых капиталистических династий, обсуждением «очищения нравствен- ной атмосферы» и «утверждения традиционных отечественных ценностей».

Между тем, если под таковыми понимать ценности добольшевистской, имперской эпохи (а в намерении внедрить «Моральный кодекс строителя коммунизма» авторов подозревать как-то стыдно), то выяснится, что это ни что иное, как самодержавие, православие и народность…

Впрочем, возможно, работая над своим докладом члены Совета по национальной стратегии имели в виду нечто другое… Как бы то ни было, в этом документе видна их искренняя забота о стране и её будущем; попытка восстановить в правах идеальное как мотив гражданского действия; стремление выделить в теме преемственности фактор общественного блага.

В нынешних обстоятельствах это требует не только идеализма, но и известной отваги. Читайте.

Имеется в виду не государственная власть, но власть в смысле power — сила, т.е. способность и возможность эффективно оперировать во всё более широких зонах деятельности и контролировать их.

Что, впрочем, не мешает им использовать техники запугивания, дезориентации или наоборот — воодушевления, в зависимости от поставленных тактических задач.

3 Многие профессионалы таких ГТ-отраслей, как развитие общественных связей, реклама, дизайн и т.п., не входят в описываемую группу напрямую, а только опосредованно — через интересы клиентов-предпринимателей.

Напомним: так профессионалы консалтинга с сарказмом именуют неквалифицированных, дешёвых и примитивных подрядчиков, ведущих избирательные и другие политические кампании. Происходит от модного в начале 90-х годов неточно переведённого и неверно понятого термина «имиджмейкер».

Глеб Павловский «Власть на новом рубеже», «Со-Общение» № 9, 2003 г.

Во всяком случае, обществу о ней ничего не известно.

Функция гуманитарных технологий — изменение норм и рамок поведения и деятельности людей. Понятно, что само донесение таких

материалов до адресатов, привлечение к ним внимания, обеспечение признания и внесение в повестку дня есть одно из направлений ГТ. Однако в этой статье мы обсуждаем не технологии продвижения, а содержание стратегических докладов, и, в частности — доклада СНС.

В частности — Михаил Веллер, Олег Матвейчев, Виктор Осипов.

Кстати, всё перечисленное — вполне рыночные категории, имеющие отношение к символическулму, человеческому, социальному и другим капиталам, имеющим, в свою очередь, финансовое измерение.

На что указывают эксперты, комментирующие доклад, суждения которых опубликованы в номере.

В приведённом в этом разделе рассуждении о капитализации и республике мы опираемся на положения статьи Ефима Островского «27 тезисов о капитализации России», «Российское экспертное обозрение», № 2, 2005.

Который, кстати, не обязательно им присущ.

Дата публикации: 09:21 | 18.05


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.