Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/4/2/6


Стратегический поворот

Очевидно, что к Великой и Справедливой России вряд ли удастся продвинуться «по инерции», лишь в русле уже сложившихся тенденций развития. Необходим стратегический поворот, закрепляющий позитивные перемены последних лет, позволяющий решать амбициозные, но реалистичные задачи созидания Великой и Справедливой России. Необходима траектория преемственности.

Стратегический поворот: требуется смена модели развития

Главное препятствие на пути к новому качеству развития России — принципиальное игнорирование истории страны, коренных традиций и интересов народа. В его основе устоявшийся за столетия тип общественного переустройства — модернизация «сверху», насильственное воплощение идеологически сконструированных или заимствованных моделей жизнеустройства. В России не раз пытались таким образом построить «Третий Рим», «голландский парадиз», навести «прусский порядок», воплотить идеи Просвещения, провести освободительные реформы. Радикализм подходов, игнорирование жизненных реалий сближает построение социализма со способами внедрения капитализма и демократии.

Отставание в развитии, гигантское число жертв политических противостояний и репрессий, огромные издержки модернизации — плата за такой тип преобразований.

Этот путь преобразований коренится глубоко в отечественной истории. Истовая, практически религиозная убеждённость большинства отечественных реформаторов в единственности избранного ими пути спасения Отечества всегда питала нетерпимость к инакомыслию, тотальность средств и игнорирование издержек преобразований.

С другой стороны, противостояние государству — давняя традиция нашей радикальной интеллигенции, источник её общественной поддержки. Это противостояние питалось искренним стремлением к немедленному устроению «идеального» общества, с одной стороны, и крайне низкой оценкой достигнутого общественного прогресса, с другой.

Новый, сегодняшний виток этого противостояния проходит по прежним правилам, без какой-либо попытки соотнести высокие идеалы и «коридоры возможностей». Его адепты антидемократично игнорируют позицию большинства населения, явно отвергающего революционные «скачки», ориентированного на политическую стабильность и последовательную модернизацию России.

Антидемократизм радикальных политических сил, как во власти, так и в оппозиции, растрачивает модернизационный потенциал нравственно чувствительных общественныхсил России, идейно подпитывает авторитаризм «либеральных» реформ, ведущихся в стране. Всех их роднит неизбывная готовность ломать страну «через колено», игнорирование отечественных традиций, нежелание осознавать специфику российской модернизации, уважать мнение собственного народа.

У многих «новых радикалов» слишком видна тоска по утраченной власти и роли «властителей дум». Себя во власти они любят много больше, чем Россию в себе. Единственная преемственность, которую готова принять российская радикальная оппозиция, — перманентная борьба с властью. Готовность заплатить за это судьбой России, — её неизменная традиция.

Сегодня «продавливание» либеральных догм окончательно утратило содержательное основание, т.к. оно противостоит интересам национально ответственного бизнеса и активных слоёв населения. Знаменательно, что от прежнего курса либерального доктринерства отказываются даже те, кто ещё недавно был его знаменем.

Предпосылка стратегического поворота — осознание пагубности подобного типа развития, неоднократно приводившего нашу страну к острым общественным катаклизмам и революциям. Нам же нужно не насильственное возведение придуманной страны, а мобилизация всех реально имеющихся ресурсов для взращивания России.

Необходимое условие прорыва к новому величию России — смена базового механизма развития, отказ от моделей модернизации «сверху», связанных с реализацией заимствованных идейных доктрин или институциональных конструкций, которые слабо связаны с историческими и культурными традициями страны, реалиями социальной и хозяйственной жизни. России предстоит трудный стратегический поворот к модели развития, базирующейся на системе взращиваемых и укоренённых институтов; такой модели, которая предполагает реальное решение насущных проблем страны и её народа, ответы на вызовы глобального развития; учитывает отечественную специфику социальной трансформации, духовные и культурные традиции россиян; эффективно использует доступные экономические и социальные ресурсы.

Модернизационные альтернативы России

Сегодня активно обсуждаются возможные альтернативы модернизации.

Первый, «авторитарная модернизация», поддерживаемый, прежде всего, сторонниками национал-изоляционизма, исходит из того, что субъектом модернизации в России может быть только государство. Для этого государство должно сосредоточить в своих руках собственность и основные рычаги управления, включая финансовые потоки, в стратегически важных отраслях. Использование этих рычагов позволит, по мнению сторонников данного подхода, сконцентрировать ресурсы на решении приоритетных национальных задач.

Второй, «рыночная модернизация», крайними сторонниками которой выступают идейные апатриды, базируется на убеждении, что основным субъектом модернизации может быть лишь крупный бизнес. Использование его социально-политического потенциала, а также механизмов рыночной конкуренции, по этой модели, — прочная основа для динамичного экономического развития, модернизации страны и становления государства, адекватного этому представлению. Курс на рыночную, и даже, точнее, «олигархическую» модернизацию отстаивался его идеологами в качестве единственного шанса для России. Предполагалось, что конкурентная демократия — естественный продукт данной модели.

Главная проблема «авторитарной модернизации» — формирование государственного аппарата, способного, на самом деле, осуществлять модернизационную миссию. «Трудно быть богом». Самая большая трудность — формирование идейно-политической конструкции, обеспечивающей целеполагание для «модернизации сверху», консолидацию общества и, прежде всего, государственного аппарата вокруг целей национальной модернизации. Яркий пример успеха — Сингапур, превратившийся за полвека под руководством Ли Куанг Ю в процветающее государство.

Но исторический опыт показывает, что «авторитарная модернизация» в качестве образца часто использует некие идеальные конструкции государственной и хозяйственной жизни, созданные на основе религиозных или секулярных идеологий. Воплощение этих конструкций, собственно и составляет сущность «авторитарной модернизации». Представляется, что реформы 90-х годов, так же как и, например, индустриализация, осуществлялись в рамках именно такой модели.

Серьёзный порок такой конструкции — быстрая утрата обратных связей, возможностей адаптации к жизненным реалиям. Этот имманентный недостаток усугубляется в условиях современной России, где анализ реалий и так давно не в чести, а, кроме того, отсутствует политическая воля, опыт и традиции такого анализа.

Отказ от идеологических средств, обеспечивающих национальную консолидацию вокруг целей авторитарной модернизации, ведёт к «рассыпанию» целеполагания и краху всего проекта. Тогда можно говорить о «бессодержательном авторитаризме», который, как показывают исторические примеры, быстро становится лишь прикрытием для всевластия правящей клики и разгула коррупции, а, значит, уже не может являться инструментом национальной модернизации. Эта развилка сценария становится всё более вероятной по мере затягивания «паузы национальной консолидации» России.

«Авторитарная модернизация» оказывается достаточно эффективной на начальном этапе индустриализации. Она позволяет сконцентрировать национальные ресурсы на создании небольшого числа крупных промышленных объектов, способных, тем не менее, изменить экономический облик страны. Однако, по мере повышения значения инновационной компоненты развития, при переходе к постиндустриальной стадии, остро проявляются недостатки данного типа модернизации.

В рамках «авторитарной модернизации» для быстрого преодоления научнотехнического отставания часто предпринимаются попытки оторвать научнотехнические инновации от коммерциализации их результатов. Это полезно при решении локальных задач, прежде всего, укрепления национальной обороны. Но в контексте общей модернизации такая политика, как показывает практика, приводит к двойной неэффективности экономики: с одной стороны, технологический сектор мало ориентирован на прикладные задачи, с другой — промышленность утрачивает конкурентоспособность.

При оценке потенциала данной модели интересно посмотреть на Китай, который часто представляют в качестве образца. Следует осознавать, что основная инновационная составляющая экономики Китая пока сконцентрирована в совместных предприятиях. Инновационные импульсы такой экономики формируются преимущественно за границами Китая, что создаёт основу для серьёзного кризиса, связанного с преодолением неорганичности такой экономики и необходимостью смены модернизационной модели.

Очевидны также противоречия модели, основанной на рыночной конкурентной экономике при авторитарном государстве. Оно связано с системным ограничением политических претензий бизнеса, обладающего огромным экономическим влиянием и кровно заинтересованного в получении доступа к штурвалу государственного корабля. Если государство может убедить бизнес и активные слои общества, в целом, в своей модернизационной состоятельности, то ему удаётся довольно долго (как показывает пример Сингапура) удерживать лидерство. Если же нет, то противоборство слабеющего государства и усиливающегося бизнеса неизбежно нарастает. Как показала историческая практика, такая модель очень неустойчива и является, скорее переходной к «рыночной модернизации».

Для современной России, где усиление инновационной составляющей экономического развития является центральной проблемой, обращение к модели «авторитарной модернизации» связано с целым рядом негативных последствий. Концентрация основных ресурсов на крупных индустриальных проектах неизбежно влечёт за собой усиление «сырьевой» ориентации экономики без возможности позитивного использования такого экономического курса. Без активности бизнеса довольно трудно рассчитывать на модернизацию высокотехнологичных секторов. Такой сценарий влечёт за собой их стагнацию, что ещё более сократит спрос на научные и научно-технические кадры, ускорит деградацию отечественной науки и высшей школы. Это путь к утрате будущего России. Создание научного и образовательного потенциала мирового класса досталось России дорогой ценой. Отказ от этих конкурентных преимуществ, рачительное использование которых является одним из главных ресурсов развития нашей страны, — было бы стратегическим просчетом, на грани отказа от целей национального развития.

Главная проблема «рыночной модернизации» — сложность создания государственных институтов, способных отмобилизовать национальные ресурсы на решение ключевых задач модернизации. Эта не проблема для тех стран, которые не видят необходимости отстаиватьсвою международную субъектность. Успеху «рыночной трансформации» сопутствовала его прежняя историческая локализация в странах, где сложились консолидированные национальные государства (Голландия, Англия, Франция, позднее Германия и США). Их институты, опиравшиеся на национально ответственный политический класс, позволяли формулировать общепризнанные национальные цели. Высокий авторитет таких целей — корректировать усилия национального бизнеса на решение задач модернизации страны.

Выход данной модели развития за пределы её изначального культурно-исторического ареала резко снизил её эффективность. При отсутствии авторитетного и эффективного государства резко возрастает влияние крупного бизнеса, способного «теневыми» и просто коррупционными методами проложить дорогу «олигархической модернизации» (пример Мексики). Это надолго блокирует становление эффективного государства с равенством закона для всех.

В условиях современной России, когда отход от «олигархической модернизации» ещё не стал необратимым, а становление ответственного государства ещё далеко от завершения, модель «рыночной модернизации» делает проблематичной самостоятельную, без участия государства, корректировку устремлений отечественного бизнеса к целям национальной стратегии. Очень вероятно появление сегментированной политической системы, сочетающей демократические, авторитарные и просто криминальные анклавы. Почти неизбежно сохранится высокий уровень коррупции в судебных и правоохранительных органах. Политическая система законсервирует элементы «управляемой демократии», сменив лишь «центр управления». Экономически модернизация будет локализована в наиболее прибыльных секторах, оставляя стагнировать остальные отрасли экономики и большую часть территории страны. Это, в свою очередь, резко понизит спрос на отечественную науку и образование. Подобный сценарий, так же, как и «авторитарная модернизация», противоречит общественным, государственным интересам и культурно-историческим традициям России.

Анализ последствий реализации этих моделей модернизации показывает, что они, во-первых, мало реализуемы в своих позитивных модификациях. В конкретных российских условиях они имеют явную тенденцию к вырождению. Во-вторых, даже относительно позитивные сценарии совершенно не соответствуют коренным интересам нашей страны. Это подтверждает базовый вывод Доклада СНС «Национальная повестка дня и национальная стратегия» об исчерпанности ресурсов «модернизации сверху» и слабости ресурсов «модернизации снизу», необходимости перехода к созданию более органичной для современной России компромиссной модели модернизации на основе национального диалога.

Национальный диалог — не только инструмент легитимации государственной власти, но и институт формирования новой модели модернизации России, условие успешного функционирования этой модели. Цель модернизации — становление Великой и Справедливой России — отвечает интересам огромного большинства населения страны; обращение её к социальным механизмам национального диалога, стремление преодолеть отторжение народа от власти, всё это позволяет назвать эту модель — национально-демократическая модернизация.

Субъект преобразований — национальная модернизаторская коалиция

Реализация модели национально-демократической модернизации — исторический вызов для общественных сил России, сознающих свою высокую ответственность. Это сложная проблема, требующая, прежде всего, создания субъекта модернизации — модернизаторской коалиции. Эта коалиция — неформальное объединение политических и общественных сил России, объединённых убеждением в необходимости национальной консолидации вокруг императивных целей развития страны, осознанием необходимости смены механизмов модернизации общественного и государственного развития России, активным участием в национальном диалоге, в развитии социальных и политических институтов страны.

К её потенциальным участникам принадлежит значительная часть российского бизнеса, региональных элит, продвинутых элементов государственного аппарата. К глубокому сожалению, к ним принадлежит лишь небольшая часть федеральных политических и экономических элит, не связанных с «номенклатурным» и «олигархическим» прошлым, а, значит, с прежними мифами и идеологемами.

Критерий принадлежности к модернизаторской коалиции — осознание императивного характера цели национальной модернизации — Великая и Справедливая Россия. Это осознание — продукт не только патриотической убеждённости, но и прагматического понимания, что любой иной подход не решает долгосрочных групповых и персональных проблем. Отказ от нового величия, от суверенного и динамичного развития — подчинение иностранным конкурентам; отказ от справедливости — социальная напряжённость и отторжение народа от власти, крах государственности и социальных ожиданий основных групп общества.

Модернизаторская коалиция призвана стать прочной политической опорой для государственно-политического ядра, которое руководит преобразованиями. Попытки её расширения, «склёпывания» какой-либо бессодержательной «широкой», «общенародной» коалиции будут провоцировать хаотичные, противоречивые требования к ведущимся преобразованиям. Попытки их удовлетворить, реагировать на все входящие импульсы приведут либо к отказу от сколько-нибудь существенных мер, либо к формированию популистских мифов, реализация которых может вести лишь к социально-экономическому краху.

Между тем, очевидно, что процесс формирования такой коалиции не может быть сведён к какой-либо формальной процедуре, а является довольно сложным, противоречивым социально-политическим процессом. Только в процессе активного национального диалога может быть выявлена общность интересов наиболее активных и национально ответственных групп с коренными интересами страны — перспективы расширения национального консенсуса. Итогом должна стать убеждённость её участников в том, что проведение преобразований при поддержке коалиции создаст более благоприятные предпосылки для реализации этих интересов.

Модернизаторская коалиция — продукт диалога, выстраивание баланса взаимных интересов и обязательств, нарушение которых — вызов всем её добровольным участникам. Формирование такой коалиции, диалог, направленный на конкретизацию её задач и методов преобразований призвано выявить подлинный баланс интересов, показать, что вхождение в эту коалицию, отказ от части интересов позволяет реализовать их наиболее существенные элементы. Накопленный за последние годы опыт корпоративных и бюрократических коалиций, опыт разрешения возникающих проблем их участниками позволяет рассчитывать на возможность и устойчивость коалиционного соглашения относительно больших задач, жизненно важных для каждого участника коалиции. Поддержание сплочённости коалиции также вполне реально, т.к. у её добросовестных участников вполне достаточно ресурсов, чтобы сделать нарушение ранее принятых обязательств слишком рискованным.

Само выдвижение цели создания такой коалиции, включение Президента в диалог относительно её целей и задач значительно поднимет планку задач и ответственности.

Модернизаторская коалиция способна внести значимый вклад в повышение эффективности государства. Она призвана оказывать систематическое давление на государственный аппарат с тем, чтобы не дать ему скатиться к привычному аппаратному манипулированию, к загнивающей стабильности. Известно, что в стране столько демократии (и, добавим, эффективного государственного функционирования), сколько её удаётся отбить у бюрократии.

Такая коалиция является необходимым условием для устойчивости развития, содержательной консолидации российских элит, активных слоёв и групп населения. Её активность, авторитет и открытый анализ ситуации позволит снизить риски политической дестабилизации.

Одновременно, ключевой задачей модернизаторской коалиции является изменение социально-этического климата в нашей стране. Нужно, наконец, преодолеть просветительскую мифологию — «хорошие законы поправляют дурные нравы». Плохие законы — портят общественные нравы. Но никакой закон не может действовать в атмосфере безнравственности и безразличия к противоправным действиям. Действенный закон нуждается в опоре на прочный этический фундамент.

Создание модернизационной коалиции требует первичного импульса. Наиболее благоприятен сценарий, когда инициатором и центром консолидации выступит Президент России. Этот сценарий обеспечивает консолидацию существующих элит, но его эффективность сильно зависит от результатов серьёзной селекции элит, удаления той их части, которая уже не способна решать задачи национальной модернизации. Без такой селекции реализация этого сценария становится весьма проблематичной. Велика вероятность «свалиться» к «бессодержательному авторитаризму».

Стремление к национальной консолидации не может быть остановлено инструментами «управляемой демократии». Провал национального лидерства приведет к тому, что социальный «вакуум», созданный настойчивым общественным запросом на национальную консолидацию, будет заполнен врагами национальной модернизации. Такой сценарий — явно драматичен. Он связан с прорывом во власть контрэлит (в союзе с частью периферийных элит). Он, безусловно, «перетряхнет» федеральные элиты, но велика вероятность сильного снижения профессионализма получившейся таким образом власти. Следует учитывать и главную опасность «контрэлитного прорыва» — угрозу территориальной целостности страны.

Налицо крайне узкий коридор благоприятных сценариев модернизации страны.

Смена механизмов общественного развития: переход к национально-демократической модернизации

Очевидная слабость гражданского общества делает государство ведущим инструментом преобразований. Государство — всё ещё «первый европеец» в России. Вакуум государства немедленно заполняется криминалитетом и коррумпированным бизнесом. Но власть, которая стремится проводить свои реформы на новых принципах, не может действовать по-старому, без поддержки гражданского общества.

В рамках стратегического поворота важно ликвидировать монополию государства на определение целей и задач развития, преодолеть его социальное отчуждение, установить партнёрские отношения между государством и гражданским обществом. Необходим последовательный поворот к национально-демократической модернизации, опирающейся на искренний диалог общества и государства; на широкий патриотический консенсус и национальную консолидацию; баланс интересов и притязаний широкого спектра социальных групп; на последовательный федерализм.

Принципы национально-демократической модернизации:

органичная модернизация, решающая задачи общественного прогресса нашей страны, государственного и экономического её развития, обеспечения национальной безопасности России, с учётом глобальных процессов, имеющихся ресурсов и возможностей всей системы общественных институтов;

национальная консолидация, широкий национальный диалог, обеспечивающий согласование интересов представителей государства, различных слоёв и групп населения, соразмерение этих интересов с насущными потребностями страны, с требованиями её динамичного и органичного развития;

демократизм, безусловное уважение позиций политически представленного большинства населения, последовательное следование требованиям этого большинства, сочетающегося с внимательным отношением к интересам меньшинств, учётом этих интересов;

реализм, ориентация на имеющиеся и потенциально доступные материальные и социальные ресурсы, на реальные институциональные условия развития страны;

историзм и преемственность, учёт исторических и культурных традиций, ценностей и особенностей страны, её народов; осознание ответственности за исторические судьбы Отечества;

народность, глубокое понимание и уважение характера жизни народа, норм и традиций, ценностей обыденной морали, которыми руководствуется в своей жизни большинство населения страны;

опора на социальные ресурсы развития, создание благоприятных возможностей для проявления трудолюбия, социальной активности и предприимчивости;

выстраивание ответственного государства, формирование ядра государственных институтов, ответственных перед обществом и страной, верно служащих насущным нуждам и интересам граждан России.

Условия стратегического поворота

Условием стратегического поворота является идейно-политическая и нравственная консолидация общества, сплочение его на традиционных для нашей страны ценностях, расширение национального консенсуса. Речь не идёт о новом издании руководящей и направляющей идеологии — надёжной опоры авторитарного переустройства «сверху». Консолидация и нравственно-этическое сплочение — прочная опора для эффективного функционирования общественных и государственных институтов, легитимации, преодоления взаимного отчуждения государства и общества. Без такого сплочения у России нет даже шанса на динамичное развитие, на достойный ответ жёсткимисторическим вызовам.

Национальная консолидация неразрывно связана с упрочением и расширением общенационального консенсуса. Контуры этого консенсуса не могут определяться лишь сторонниками существующей власти, хотя, очевидно, что их позиции ближе к ядру этого консенсуса. Тем не менее, при построении коалиции необходимо учесть и мнение национально ответственной оппозиции с тем, чтобы на этой основе упрочить легитимность российских государственно-политических институтов.

В пользу такой возможности говорит то, что в стране уже сложился консенсус всех электорально значимых политических сил. Представительная демократия и рыночная экономика не являются больше предметом дискуссий. Это значит, что предпосылки для расширения рамок национального консенсуса сегодня есть.

Прежде всего, это касается включения в него ценности социальной справедливости. В послании Федеральному Собранию Президент В.В. Путин уже отметил, что социальная справедливость, в её обновлённом понимании, является одной базовых ценностей современной России. В ситуации, когда в России заработал «закон де Токвиля», на первый план выходят проблемы социальной справедливости, в первую очередь, принципов раздела «национального пирога». Многие политические силы взяли лозунги социальной справедливости на вооружение.

Задача — последовательно воплотить эту ценность в законы страны, в основу практической деятельности государственных институтов. Реально включение в национальный консенсус и ценности патриотизма. Сегодня и идейные апатриды, сторонники олигархического доминирования, и национал-изоляционисты оттеснены на обочину политической жизни. Это значит, что есть возможность договориться о новом понимании величия России.

Патриотический консенсус включает суверенитет страны, занятие Россией своего места в клубе великих держав, отстаивание принципов справедливого мироустройства и международного права; динамичное экономическое и социальное развитие, основанное на социальной активности, предприимчивости и национальной ответственности.

* * *

Масштаб задач созидания Великой и Справедливой России ясно показывает настоятельность обеспечения прозрачной преемственности, упрочивающей позитивные тенденции развития страны, способствующей переходу к национально-демократической модернизации.

Дата публикации: 03:15 | 19.05


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.