Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Управление повесткой дня / Оперативный простор

Главный вопрос

…И главный ответ


Виктор Осипов Агентство Эффективной Культуры
pand7@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Что бы мы ни делали, мы должны задавать вопрос «Зачем?» Только так можно подтвердить, что мы — люди, а не автоматы или животные. Но если начинаешь отвечать на этот вопрос, очень трудно или вовсе невозможно остановиться. Что бы мы ни делали — создавали Великую и Справедливую Россию или «просто» воспитывали детей — мы самой логикой рассуждения обязаны будем дойти до предельного вопроса — о целях Господа Бога и (или) других Высших Существ. Или честно признать бессмысленность нашей жизни и нашей деятельности.

Священные истории

Человек живёт и действует так, как предписывают ему его представления о мире: о том, что хорошо и что плохо, что следует и не следует делать, к чему следует стремиться. Представления о мире могут привести человека на костер и в гущу сражения. Представления о мире действуют, приводят к последствиям и поэтому они реальны («теорема Томаса» в социологии). Не важно, каков мир на самом деле; важно — какова картина мира.

Картина мира состоит из множества историй о реальности — рассказов, задающих оправдание (и объяснение) тому или иному типу жизни и деятельности.

Ключевыми историями (мифами) являются рассказы, так или иначе касающиеся возможного предназначения человека, пресловутого вопроса о смысле жизни. Эти истории могут давать возможность человеку найти своё предназначение (т.е. содержать осознание и исполнение предназначения как необходимую часть), могут такой возможности не давать, всё дальше и дальше погружая в пучину бессмысленности.

Все существующие картины мира можно свести к двум базовым мифам. Первый миф — это миф о том, что человек и мир созданы и (или) управляются неким высшим существом (или существами). Второй миф — миф о том, что человек и мир возникли и развиваются в силу случайного (или безлично закономерного) стечения обстоятельств.

В этой связи принято проводить деление на религиозную (опирающуюся на первый миф) и атеистическую (опирающуюся на второй миф) картины мира.

Однако эта оппозиция не схватывает самой сути различия. Более релевантным является деление на целевую (связанную с некоей разумной деятельностью высшего существа) и причинную картину мира.

Буддизм в этом смысле, например, скорее относится ко второму мифу. В рамках второго мифа ответ на вопрос о предназначении принципиально невозможен, и тягостная бессмысленность существования постулируется более или менее откровенно.

Первый миф даёт возможность истолковать существование мира и человека как необходимое условие или средство некоей деятельности Бога или других высших существ. Таким образом, любая деятельность человека может выбираться и оцениваться по отношению к «высшей деятельности».

Любая деятельность целесообразна и этим отличается от активности. В рамках «высшей деятельности» тогда также должна быть некая цель, относительно которой могут существовать те или иные средства. Первый миф предполагает ответ на вопрос — зачем Бог и (или) другие высшие существа создали мир и человека.

Любая деятельность продуктивна в том смысле, что в ней производится нечто, что может быть употреблено в другой деятельности. В какой другой деятельности мо жет быть употреблён (или употребляется) Бо гом созданный им человек?

Мировые религии, предполагающие наличие Творца (христианство, ислам, иудаизм) отвечают на этот вопрос весьма туманно. Они объявляют целью каждого отдельного человека «спасение», однако не очень понятно, зачем Богу спасение человека и в чём оно, собственно, состоит. Понятно только одно — что высшим существам зачем-то нужно, чтобы человек «спасся».

Обретение «жизни вечной» (рай) часто мыслится как прекращение деятельности. Однако это вызывало и вызывает вопросы. Зачем нужны высшим существам «спасшиеся» люди, бесцельно слоняющиеся по раю и испытывающие разного рода приятные переживания? Или они всё-таки будут что-то делать, что-то важное для высших существ?

Вообще, нужно отметить, что само по себе наличие Бога не делает картину мира целевой и деятельностной. Если бог создал мир случайно или по недоразумению (или он спит и видит нас во сне), то такие представления ничем не отличаются в этом смысле от так называемой научной картины мира. Причина есть, а цели нет. Здесь, впрочем, интересно вспомнить, что средневековые «доказательства бытия Бога», в первую очередь, основались на заметной целесообразности мироустройства. Как если бы мы, наблюдая некую совокупность событий, аналитически вычленяли, что за ней стоит чей-то проект (может быть, ещё неизвестно чей).

От того, к какому из базовых мифов склоняется человек, зависит очень многое в его жизни. Скольконибудь осмысленное существование, предполагающее осознание и реализацию собственного предназначения, воз можно только в рамках первого мифа — мифа о деятельности высших существ. Либо человек участвует каким-то образом в реализации некоей цели в рамках высшей деятельности, либо его смертность и конечность делают любую деятельность человека бессмысленной. Люди и цивилизации умирают, а материальное нельзя унести с собой в могилу.

В чём замысел Творца относительно мира и человека? Нет более важного вопроса для каждого из нас, и в то же время — нет вопроса, который бы настолько обходился вниманием в современной (даже религиозной!) культуре.

Можем ли мы как-то ответить на этот вопрос? Может так оказаться, что полной ясности никогда достичь не удастся, может быть, само незнание человека о целях высших существ входит в их замысел…

Фантастические эксперименты

Но можно все-таки попытаться найти хотя бы возможный набор ответов, опираясь на данный нам в Писании намёк, что человек создан «по образу и подобию».

Впрочем, версии ответа (или намёки на них) сегодня присутствуют. Присутствуют они, однако, в весьма специфическом виде. В рамках продуктов массовой развлекательной культуры, которые, с одной стороны, вроде бы не заслуживают серьёзного внимания, а с другой стороны — оказывают мощное воздействие на общественное сознание и могут быть использованы для «обкатки» некоторых идей.

В первую очередь (по степени влияния), я имею в виду первую серию фильма «Матрица» Не зря на официальном сайте этого фильма даже оказался раздел «Философия» (см. whatisthematrix.warner-bros.com).

Люди думают, что живут в реальном мире 1999 года, а на самом деле их сознания находятся внутри компьютерной матрицы, а тела — под властью злокозненных машин, получающих из них энергию на безжизненной планете.

Что здесь интересно относительно нашей темы?

Во-первых, мы не можем знать достоверно, что наш (так называемый «реальный») мир не является «матрицей» по отношению к реальности высших существ. Более того, религиозные представления на что-то такое и намекают.

Во-вторых, возникает вопрос о характере намерений высших существ. А если бы машины в «Матрице» были не злокозненными, а благорасположенными к людям? Если бы «матрица» была создана для обеспечения сносного существования людей на Земле после некоей глобальной катастрофы?

Очевидно, что поводов для возмущения не оставалось бы.

Но эта тема подводит нас близко к проблематике целесообразности мира и человека. Люди и мир зачем-то созданы высшими существами, которые могут быть злокозненными, благорасположенными или равнодушными к людям. Тему «злокозненности» высших существ «Матрица» подхватывает у гностицизма через почти 2 тысячи лет. Гностики учили, что мир и человек созданы злым демиургом в результате рокового стечения обстоятельств…

Гурджиев намекает, что высшие существа «питаются» энергией людей (подобно машинам в «Матрице»). Может быть, люди живут в нашем мире в наказание (оптимистическая версия) или в награду (версия пессимистическая). Но за что? В каких таких делах, событиях, войнах могли мы провиниться или отличиться? Иэн Бэнкс в «Шагах по стеклу» упоминает о «терапевтических войнах», которые, по всей видимости, ведутся высшими существами. «Рай» — это «огород», огороженное место. Может быть, его надо от кого-то защищать?

Но ведь может оказаться (страшно и подумать!), что высшие существа сами имеют предназначение в рамках целей ещё более высших существ. Об их целях мы не будем сейчас пытаться догадываться, однако эта гипотеза выводит нас на другую. Может быть, мы — не в самом низу пирамиды и тоже можем создавать миры и низших существ. Или сможем через некоторое время? Когда-нибудь?

С какими целями мы будем это делать? Как будем относиться к существам, которые населят эти миры? Возможно, такой мыслительный эксперимент поможет нам что-то понять о целях тех, кто нас создал.

Место, где эти мыслительные эксперименты уже проводились — это снова массовая культура, в первую очередь — фантастика и футурология.

Обсуждается два основных типа создания миров людьми — создание компьютерных виртуальных реальностей и художественная литература (создание миров в fantasy).

Первую тему затронул ещё в 60-е годы Станислав Лем в своих рассказах и эссе.

В одном из рассказов про Йиона Тихого Лем пишет о «машинах профессора Коркорана» — компьютерах, в которых содержится целая цивилизация со своей культурой, моралью, религиозными представлениями. Профессор Коркоран создал её в целях научного эксперимента, однако скоро должен отключить компьютеры от питания, потому что не в силах больше платить за электричество…

В «Сумме технологий» — футурологическом трактате — Лем пошёл ещё дальше. Он рассказал о возможном «конструировании трансценденции»: о технологическом создании мира и общества не только с религиозными представлениями, но и с их реализацией в «реальных» аде и рае, которые будут ожидать жителей этого мира после смерти в зависимости от их поведения. (Интересно, что эта глава была убрана цензурой из первого — советского — издания книги).

Сама литература fantasy может рассматриваться как создание «вторичных миров». Толкиен, создавая свой фантастический мир Средиземья, пришёл к соображениям, изложенным впоследствии в эссе «Дерево и лист». Коротко говоря: существуют некие существа — Эльфы, которые силой фантазии умеют создавать Вторичные миры. В эти миры могут войти и создатель, и зритель, и, находясь внутри такого мира, нельзя ощутить его выдуманность. Совокупность впечатлений от такого мира настолько полноценна, согласованна и замкнута, что сам по себе мир воспринимается как реально существующий.

А кто нам мешает думать, что в каком-то смысле живут герои в мирах fantasy? И что нам мешает думать, что мы, живущие здесь и сейчас — герои некоей Повести?

Свободная воля

Среди обсуждаемых версий целей высших существ — эксперимент , тренировочный лагерь (подготовка кадров для какой-то деятельности), обучающая компьютерная игра, развлечение, доказательство или иллюстрация неких важных смыслов… Список может быть продолжен.

Различные версии накладывают на нас разные ограничения и разные представления о возможном предназначении. Мы не обладаем и, скорее всего, никогда не будем обладать такими очевидными доказательствами, которые позволили бы нам сделать окончательный выбор из этих версий, не сомневаясь.

В то же время, без этого выбора невозможны ни осмысленная жизнь, ни реализация собственного предназначения.

Любые другие подходы к проблеме — те, которые помещают предназначение человека в пределы нашего уровня реальности (связанные с продолжением рода, с поддержанием существования и благополучия тех или иных сообществ и т.п.) — всё ещё требуют ответа на вопрос: Зачем?. Окончательный (в пределах нашей жизни) ответ может быть найден только на следующем уровне реальности.

* * *

Читатель, которого заинтересовали эти размышления, может задать резонный вопрос: «А как же быть? Может быть, наша жизнь — это reality-show для Высших Существ, а может быть — тренировочный лагерь, или Школа, где мы готовимся к невообразимым сейчас подвигам?» В зависимости от выбора между разными вариантами и жизненное самоопределение может быть очень разным. А вдруг эти высшие существа вообще злокозненные и делают с нами что-то не очень хорошее?

Каждый волен выбрать свою версию мифа, но при этом критерии выбора есть. И они заключены в жизни и деятельности того, кто выбирает. Какой выбор ведёт к развитию, а какой — к деградации, какой выбор ведёт к деятельности, а какой — к отказу от неё? Какой выбор ведёт к добру, а какой — к злу? Какой выбор предполагает важность его деятельности, а какой — незначительность? Выбор должен усиливать, а не ослаблять.

Поэтому мне так близка версия Тренировочного Лагеря или Школы, предполагающая особое внимание к развитию тех человеческих качеств, которые понадобятся в любой возможной деятельности высших существ.

Делая выбор своей версии мифа, каждый должен помнить, что уровни реальности могут оказаться связаны между собой ещё более причудливым образом, чем это кажется на первый взгляд.

А вдруг низшие уровни не только создаются и определяются высшими, но создают и определяют их? Создают и определяют себе пространство.

Тема эксперимента представлена в знаменитом романе Стругацких «Град обреченный».

    


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Управление повесткой дня
Концепт
Трудный путь в субъекты
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Род, страна, история
Ефим Островский гуманитарный технолог
Стратегия
Докладывайте
Редакция «Со-Общения»
Сценарии на российском рынке
Дмитрий Петров главный редактор журнала «Со-Общение»
Наша цель — национальный диалог
Иосиф Дискин сопредседатель Совета по национальной стратегии
Стратегический доклад
К великой и справедливой России!
Введение. «Преемник против преемственности»
Рамки преемственности
Государство или смерть
Александр Ципко политический обозреватель «Литературной газеты»
Императив национальной стратегии — великая и справедливая Россия
Без сливок и сиропа
Сергей Кара-Мурза профессор член Союза писателей России
Стратегический поворот
«…КПРФ озвучила эти предложения лет 10-15 назад…»
Олег Куликов Член президиума секретарь ЦК КПРФ
Прозрачная преемственность
Гражданское общество и создание условий прозрачной преемственности
Преемственность политики VS критика курса
Антропологические размышления на полях
Александр Попов научный директор Открытого корпоративного университета «Школа
Оперативный простор
Простор для поисков и вопросов
Главный вопрос
Виктор Осипов Агентство Эффективной Культуры
Рецепт управления развитием?
Вызов шаблонам повседневности


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.