Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/3/5/3


Белорусская операция

Александр Лукашенко избран президентом Беларуси на очередной срок. Это факт, с которым приходится считаться всем — и России, и Западу, и оппозиции, и главное — народу этой страны. Сегодня, когда страсти по выборам отбушевали и плавно перетекли в страсти по нефти и газу, читателям может быть особенно любопытен прохладный взгляд непосредственных свидетелей событий — экспертов, хорошо знающих ситуацию изнутри, но не занимавших ни одну из сторон.

Сергей Козловский

Институт практической истории

sk@inprais.ru

 

Марина Богданович

член высшего Совета международной организации

по наблюдению за выборами «Cis-Emo»

 

Подготовка: власть и оппозиция

Как известно, в ноябре 2004 года в Беларуси прошли выборы в Палату Представителей Республики. Одновременно был проведён Всебеларусский Референдум о предоставлении действующему президенту (у которого завершался последний официальный срок правления) права в третий раз участвовать в выборах. И народ разрешил Александру Лукашенко нарушить Конституцию.

Практически сразу после Референдума представители оппозиционных партий «решили» объединиться, чтобы по совместно определённым правилам выбрать Единого Кандидата в Кандидаты на пост Президента Беларуси, победу которого должны были обеспечить все политические партии, вошедшие в коалицию. Её назвали вначале «5+». Но после присоединения карликовых партий переименовали в «10+».

Процесс согласований процедуры выдвижения кандидатов в Единые Кандидаты длился долго. В документ, определяющий процедуру его избрания, был заложен механизм, по которому кандидата выбрали не сходы (на которые партийцы, в силу своих умственных способностей и отсутствия полной информации, так и не сумевшие понять сути процедуры, положили много сил), а по которому он, фактически, назначался т.н. «Варшавским заказчиком».

Конгресс Демократических сил страны, проведённый 1 октября 2005 года (грубо говоря, год ушёл на очередную имитацию демократического процесса внутри оппозиции), привёл к избранию пресловутым Единым Кандидатом представителя национал-радикалов Александра Милинкевича. 17 октября начал работать его штаб под руководством коммуниста Сергея Калякина.

Руководимые им активисты собирают 190 тысяч подписей в поддержку Милинкевича — в десять раз больше за действующего президента! При этом за кандидата Александра Козулина — Председателя социалдемократической партии (неожиданно для социал-демократов ставшего их лидером практически перед самыми выборами) собирают 130 тысяч.

Однако такую высокую активность проявляют далеко не все оппозиционеры. Показательна ситуация с бывшим депутатом Белорусского Парламента, генералом Валерием Фроловым. То, что избирательные кампании — неплохой бизнес, известно. Однако команда Фролова поставила его в абсурдную ситуацию. Штабисты генерала до последнего дня сообщали ему о перевыполнениях графиков сбора подписей, а в последний день выяснилось, что они не собрали и половины требуемого. При этом с «бойкими ребятами», растащившими деньги Фролова ничего поделать нельзя — не лить же воду на мельницу власти, раскрывая непорядочность и безответственность соратников.

Итак, после завершения подготовительных формальностей кандидатов осталось четверо. Напомним четвёртого — Сергей Гайдукевич, депутат Парламента, председатель пропрезидентской Либерально-демократической партии и непременный участник всякого рода выборов. Его роль понятна: на случай, если оппозиция поведёт себя не как обычно и снимет своих кандидатов прямо перед днём голосования, чтоб народ воочию не увидел, что король — голый, а выборы — блеф, для поддерживания мантии держат безопасного Гайдукевича.

Вообще, Александр Лукашенко в очередной раз качественно отмобилизовал свою систему управления. Достаточно указать, что 30% избирателей проголосовали досрочно, что говорит о толковом использовании административного ресурса.

«Майдан» по-мински

Перевес, полученный действующим президентом в ходе голосования всем известен. Думается, эксперты и в стране, и на Западе, и в России, уже задолго до выборов прогнозировали их исход. Но вот с чем ясности не было, так это с судьбой, ожидающей оппозицию после выборов.

При этом важно понимать, что сценаристам избирательных кампаний оппозиционных кандидатов было крайне важно сохранить действующую, управляемую ими оппозицию после её поражения. Того же хотел и действующий президент. И своевременно обнародованный на Западе сигнал, что там ожидают «могилы, в которой похоронят действующую белорусскую оппозицию», власть поймала и прочла правильно. Не случайно в интервью Глебу Павловскому Александр Лукашенко заявил: «я же сам из оппозиции, я же их всех знаю» . И это, действительно, правда! И далеко не сладкая для тех, кто хочет подлинных перемен в Беларуси, потому что говорит она, прежде всего, о том, что управлять теми, кого знаешь — легко и просто. Вот где лежит ответ на вопрос, почему Лукашенко не похоронил оппозицию. Более того — дал ей возможность сохранить лицо. Ведь это легче — отсидеть 10 суток в камере, чем отвечать за организацию действительно серьёзных, а главное результативных массовых протестных акций.

40 предвыборных встреч Милинкевича в 30 городах Беларуси — это, конечно, круто. Но неготовность ни его самого, ни его штаба к дню голосования просто режет глаза, причём до слёз.

Все доступные оппозиции СМИ призывали её сторонников придти на Октябрьскую площадь протестовать против результатов выборов к восьми часам вечера. А Единый Кандидат появился в начале десятого, когда люди уже задубели на морозе. Более того, когда он вышел к народу, оказалось, что организаторы не подготовили даже элементарного громкоговорителя. Поэтому Милинкевич и Козулин, пообщавшись более друг с другом, чем со своими сторонниками, не придумали ничего лучше, чем возложить цветы к вечному огню. В результате уже к 23 часам на площади, которую активисты готовились превратить в «красное» место в истории президентских выборов, не осталось практически никого.

В итоге, Александр Лукашенко получил чёткий сигнал: кроме тех 5-10 тысяч человек, что вышли на площадь, он никому в стране жить не мешает, а процентам 50 и помогает. Единственное, что, похоже, стало для него неожиданным и болезненным, так это утраченная иллюзия всенародной тотальной любви. Любви, которая для него психологически крайне важна. Более того, думается, что насильственные, зачастую вполне профессиональные попытки добиться этой любви привели к противоположному эффекту. И это, пожалуй, самый важный результат этих выборов.

Первый же вечер белорусского «майдана» показал растерянность лидеров оппозиции перед мирным развитием событий. Они явно готовились к побоищу. И действительно, разве нет оснований полагать, что несложный вопрос: «а почему Александр Милинкевич и Александр Козулин прибыли на площадь на полтора часа позже ими же назначенного часа?», предполагает ответ: «чтобы дать интервью журналистам, уже снявшим картинку силового разгона демонстрантов».

События, происходившие в последующие четыре дня, подтверждают, что никто из оппозиционных лидеров протестными действиями не руководил. Складывается впечатление, что этого никто из протестующих особо и не ждал. «Мы здесь не для поддержки партийных боссов, а для себя, для Беларуси», — говорили 18-25-летние активисты. Призыв Милинкевича и Козулина разойтись участники разбитого на Октябрьской площади палаточного городка, просто проигнорировали. По вечерам там собиралось от 500 до 1000 манифестантов. Днём же — от 70 до 150 человек. Палаток вначале было 10, потом — не более 20. Оно и не мудрено, если учесть обледенелое бетонное покрытие, отсутствие спальных мешков, надувных матрасов, организации горячего питания. Да и организации вообще. Учить молодёжь азам выживания пришлось журналистам.

То не был киевский Майдан, профессионально организованный — с непрерывными речами лидеров, концертами, кухнями, охраной, подъезжающей постоянно сменой, запасами одежды и биотуалетами. Этот майдан был детским, как домик Барби. И всё же перед девочками и мальчиками, которые там по настоящему были героями, можно низко склонить голову. Ведь не их вина, что их мужество пошло в политическую копилку «лидеров» которые их просто бросили. Не отмобилизовали предпринимателей, не сделали даже попытки обратиться к рабочим Минска.

Конечно, можно ссылаться на отсутствие людей и ресурсов. Но если эта ссылка честна, то давайте назовём всё случившееся точным именем. Никакого восстания в Минске не было. Была его неумелая имитация. При успешном исполнении «видными фигурами» ролей, которые прописала им в своём сценарии власть.

Зря удивляются журналисты однообразию белорусских сценариев. Их и пишут, и исполняют одни и те же. А новых актёров главный режиссёр, его замы и примы даже на утренние спектакли приглашать не собираются, близко не подпуская к театру.

День воли 25 марта ещё яснее показал профессиональную работу силовиков и всякое отсутствие профессионализма у организаторов митинга. Достаточно упомянуть о том, что сбор людей для протестного похода на тюрьму, где содержались задержанные в предыдущие дни, был объявлен на всё той же — уже блокированной — Октябрьской площади при отсутствии информации о дополнительном месте сбора и даже самих требований об освобождении политзаключённых. Ну а противоречащие друг другу призывы Милинкевича и Козулина звучали просто как пример страха утраты лидерства из какой-нибудь исторической книжки.

Уроки и итоги

Анализ итогов выборов в Республике Беларусь оставляет устойчивое ощущение, что все реальные участники процесса достигли поставленных перед собой целей и задач.

Действующая власть показала высокую эффективность в использовании имеющихся в её распоряжении средств. «Оранжевые открытки», полученные президентом Беларуси из Югославии, Украины и Киргизии были восприняты им правильно. Давно зафиксированная диспозиция, при которой режим Александра Лукашенко почти официально считается «изгоем» для Запада, но зато стратегическим (пусть и не очень симпатичным) союзником для России, позволила белорусской власти не лавировать, а действовать по принципу: «кратчайшее расстояние между двумя точками есть прямая». Система мер, предпринятых ею в 2004-06 годах, заслуживает отдельного подробного описания, но кратко зафиксировать её основные черты, очевидно, следует.

  1. Политико-экономический шантаж действующей администрации президента РФ на фоне благоприятной нефтегазовой конъюнктуры привёл к удержанию невероятно выгодной для Беларуси цены на энергоносители вплоть до даты выборов.
  2. Реальный профицит бюджета, достигнутый за счёт этого, позволил осуществлять патерналистскую социальноэкономическую политику, связанную с повышением зарплат и пенсий. Инфляция психологически микшировалась контролем курса валют. Параллельно был реализован ряд решений в области трудового законодательства, направленных на «закрепощение» большей части потенциально активного населения за государством, и увязывающих благополучие и достаток гражданина с его лояльностью действующему режиму (трудовой контракт, система обязательного распределения студентов, ограничение деятельности «предпринимателей» и «третьего сектора» и т.д.).
  3. Госконтроль над СМИ, рекламой и другими площадками массовой коммуникации резко ограничил возможность любого альтернативного политического предложения. В результате у населения сформировалось ясное ощущение: «Если не Лукашенко, то неизвестность и хаос».
  4. Силовой ресурс МВД и прокуратуры, судебно-исполнительной системы и спецслужб был (и остаётся) ориентирован на максимальное затруднение (но не запрет) деятельности внешних агентов влияния и институциональной оппозиции. Неконвенциональный протест пресекается в зародыше.
  5. Была сформирована оперативная комбинация, не допускающая объединения потенциально протестного электората. На национально-демократическом фланге негласно поддерживалась кандидатура Александра Милинкевича в качестве единого кандидата от разнородных оппозиционных структур, а на фланге русскоговорящей и социал-демократической интеллигенции — фигура Александра Козулина.
  6. Полный контроль в зоне нормировки политики (законодательство и правоприменение) позволил власти единолично задавать политический календарь (сроки и темпы процесса). В результате планировщики «оранжевомайданного» сценария оказались элементарно упреждены в развертывании (у них расчёт строился исходя из сроков истечения полномочий президента — т.е. лета 2006 г.).

Победа Лукашенко убедительна. Однако нельзя сказать, что оппозиция разгромлена. Выборы зафиксировали смену поколений в оппозиционном стане. На место прежних вождей (Позняк, Гончарик, Домаш, Леонов, Фролов) пришла генерация, пребывавшая ранее на вторых ролях (Милинкевич, Козулин, Лебедько, Вячорка, Калякин). Избирательная кампания закрепила за этой группой «борьбу с режимом» как своеобразный вид деятельности, позволяющий иметь определённый вес как внутри страны, так и за её пределами (главным образом, в среде международных посредников, координирующих «гуманитарные операции» США и ЕС в Восточной Европе и странах СНГ). На сегодняшний день этот бизнес не противоречит интересам действующей власти, а чем он может стать на лаге двух-трёх лет, говорить пока рано.

 

Слово «решили» взято авторами в кавычки не случайно. Они утверждают, что объединение оппозиции было обязательным условием выделения Западом финансирования на президентские кампании оппозиционных кандидатов.

Ответственность за точность цитаты лежит на авторах статьи.

        

Дата публикации: 07:08 | 15.05


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.