Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/3/5/2


Обирай , кого хочешь!

Всё-таки выборы на Украине — явление особенное. Где ещё, например, так открыто, прямо в рекламном лозунге можно написать «Обирай такогото!»? А ведь листовками с подобными лозунгами были переполнены многие города! Всё-таки молодцы украинские политтехнологи, называют вещи своими именами.

Калейдоскоп реальностей

Впрочем, и сама Украина — явление особенное. Здесь на большей части территории, сосуществуют как бы две реальности: одна прямая (или, условно, русскоязычная), другая — виртуальная (или украиноязычная).

Если говорить, например, о Киеве, то абсолютное большинство населения здесь говорит по‑русски, думает по‑русски, ругается по‑русски, но при этом сосуществует с вывесками на украинском, телепрограммами на украинском, заявлениями политиков на украинском (пусть часто и ломаном). В результате складывается причудливый калейдоскоп часто несовпадающих между собой реальностей, в котором приезжему человеку разобраться непросто.

Парламентские выборы стали хорошим примером калейдоскопичности. Всё медиа‑пространство (причем, не только украинское, но и российское) было заполнено «языковыми» дебатами. Суть их общеизвестна: «оранжевые» говорят, что Украина должна говорить на украинском, Виктор Янукович — что необходимо вводить русский в качестве второго государственного. Если смотреть на происходящее только сквозь призму телеэкрана, то складывается впечатление, что в Украине, нет других проблем кроме языка . Однако в действительности население к языковым проблемам оказалось, по большей части, безразлично, его куда больше интересовали инфляция, коррупция и т.д.

Политика «информирования»

Объясняя это явление, украинский философ и политолог Владимир Стус в личной беседе отметил, что такая ситуация стала складываться после объявления «оранжевыми» властями политики «информирования». «Сразу после президентских выборов Виктор Ющенко заявил, что Виктор Янукович набрал столь высокий процент голосов из‑за того, что их "неправильно" информировали. И стал информировать "правильно". Но сделал это так, что население стало просто невосприимчиво к "информированию"».

Предвыборная кампания партии действующего президента, ставшая важной частью политики «информирования», на самом деле потерпела фиаско. Отчасти этому, конечно, способствовал общеполитический контекст: после года пребывания у власти Ющенко не добился ничего, кроме экономической стагнации, которую обыватель ощутил в росте цен, и разлада в некогда едином «памаранчевом» лагере. Следовательно, выбор стратегии кампании был крайне ограничен: нельзя было опереться ни на реальные дела, которые видит каждый (вместо этого пришлось доказывать массовому сознанию, что один год — очень короткий срок для реальных дел), ни на поддержку массы вчерашних сторонников‑революционеров, поскольку они привыкли выступать за «человека» против «системы», а в роли «системы» на этот раз был он сам (в роли «человека» же эти сторонники чаще всего видели Юлию Тимошенко). Единственный возможный выход штаб «Нашей Украины» нашёл в сакрализации «ценностей оранжевой революции», главной из которых был, конечно, сам президент.

Сакрализация проходила в соответствии со всеми канонами: постоянные эпические воспоминания о героических днях революции, регулярное повторение традиционных «оранжевых» заклинаний о независимой украинской нации, донецких бандитах, российских колонизаторах и пр. Кстати, именно «Наша Украина» всегда была на острие дискуссии о русском языке: по причине ограниченных возможностей для выбора темы. В общемто эта идея принудительной сакрализации того, что для большинства населения сакральным не является, и привела к откровенным ляпам, обусловившим фиаско. Украиноязычные выступления Ющенко в русскоговорящих Харькове и Луганске, которые, по сути, сводились к повторению «оранжевых» заклинаний, ничего, кроме смеха, у большинства практикующих политтехнологов вызвать не могли. Индикаторами работы штаба «Нашей Украины» стали расставленные через каждые пять метров по Крещатику агитпалатки, постоянными посетителями которых были самые молодые граждане — в возрасте до 12 лет, — желавшие получить какойнибудь оранжевый атрибут: как, наверное, и следовало ожидать, дети к потоку сакрального «информирования» оказались наиболее восприимчивы.

Юля и «регионы»

Впрочем, что не получилось у Ющенко, во многом получилось у г‑жи Тимошенко, ласково именуемой на Украине Юлей. То, что в её лагере механизм промывки мозгов работал намного тоньше и эффективнее, становилось ясно уже после первых бесед с потенциальными избирателями (вне зависимости от того, где они живут, на юго‑востоке или северо‑западе). Рейтинг доверия Тимошенко колоссальный. Он намного превышает число проголосовавших за неё. Образ «сильной женщины, которой не дают работать» вбит в массовое сознание словно кувалдой. Во многом это объясняется выбором стратегии её предвыборной кампании.

В отличие от других политических сил блок Тимошенко практически отказался от телевизионных роликов: во‑первых, обильная и дорогостоящая телереклама негативно отразилась бы на формировании образа независимой, в том числе и финансово, женщины, во‑вторых, в условиях обильного потока информации с экранов такая реклама девальвируется, а её эффективность снижается. Поэтому ставка была сделана на «народную рекламу». Она заключалась в формировании групп молодых людей, которые разрисовывали политическими лозунгами и словами поддержки «сильной женщины» местные заборы, дома и всё, что попадалось под руку. В Одессе, например, которую Юлия Владимировна за всё время предвыборной кампании ни разу не посетила, всё, что можно было приспособить под носитель политической рекламы, было приспособлено. И это во многом дало результаты: слова в поддержку «сильной женщины» здесь можно было услышать даже из уст сторонников Януковича и Витренко, особенно если они относились к женской половине человечества. Разумеется, о какой‑то более серьёзной аргументации говорить не приходится: пропаганда, она и есть пропаганда.

«Партия регионов» Виктора Януковича в отличие от своих главных оппонентов предвыборную кампанию строила на фундаменте апокалиптических экономических показателей, которых добилась действующая власть. В телевизионных роликах, напоминающих фильмы ужасов, страшные диаграммы, демонстрирующие темпы инфляции, так и норовили выскочить из экрана и сожрать деньги несчастных обывателей. Однако внушительная доза антирекламы, выброшенная ещё во время президентских выборов, как Дамоклов меч постоянно висела над образом бывшего премьер‑министра и кандидата в президенты, ограничивая предел роста числа избирателей.

Итог «информирования»

Естественно, человек по своей природе не может долго находиться под информационным прессингом. Не смог он этого и на Украине. И с этим связана другая особенность минувших выборов: политическая безыдейность. Нельзя сказать, конечно, что на майдане в своё время сидели исключительно идейные люди. Многие, по их собственным словам, приходили, чтобы покрасоваться перед телекамерами, попить пиво, просто более или менее интересно провести время. Однако идейные люди там всё же были.

Сейчас такого «настоящего майданца» можно было увидеть, наверное, только на картинках в партийных агитматериалах. Таксу на услуги «народной поддержки» знают все, и она внутри одного региона отличается незначительно. Например, все знают, что час на митинге в Киеве, вне зависимости от его политической окраски, стоил 10 гривен. Поэтому не секрет, что профессиональные «политработники» в виде самых обычных студентов порой посещали подряд несколько митингов самых разных политических сил.

Одна из интереснейших особенностей — не только выборов, но и всей политической жизни Украины — состоит в том, что при всём колоссальном накале борьбы экономическая жизнь страны остаётся стабильной. В Киеве шутят, что отставка министра финансов России вызовет куда больший резонанс в украинских деловых кругах, чем очередная драка в Верховной Раде, пусть даже с участием всего правительства и президентской администрации.

«Оранжевая» демократия

Отдельных слов заслуживает специфическая украинская демократия — демократия по Ющенко. Наверно, только ленивый или совсем уж оппозиционный украинский политик не говорил о том, что с приходом к власти «оранжевого» президента в Украине воцарилась демократия. Конечно, если под демократией понимать Савика Шустера с его «Свободой слова», то это утверждение верно: демократия не только пришла в Украину, она начала здесь работать и зарабатывать очень неплохие деньги. Если же понимать термин «демократия» более традиционно, то искать её сегодня на украинских просторах придётся долго (вашему покорному слуге найти её, несмотря на все старания, так и не удалось).

Практически на каждом избирательном участке юга страны не нашли себя в списках по 10 человек (относительно немного, конечно, но, согласитесь, не совсем демократично). Окружные избиркомы в этом регионе систематически вставляли палки в колёса участковым комиссиям. Наблюдатели на тех участках, где не обещали появляться телекамеры, отсутствовали (хотя в виртуальных списках, конечно, значились). Абсолютному большинству граждан Украины, проживающих на территории Приднестровья (а их около 67000), об участии в выборах пришлось вовсе забыть: до избирательных участков, расположенных с подачи «оранжевой» власти в Кишинёве и Бельцах, находящихся на территории Молдовы, смогли добраться только 1700 человек. И это — без учёта подсчёта голосов, во время которого в окружных избиркомах и журналистов и наблюдателей вежливо просили подождать результатов где‑нибудь в отдельном зале.

То, что избиркомы насчитали за закрытыми дверьми известно: Витренко, например, для прохождения в Верховную Раду не хватило менее одной десятой процента голосов. В общем, очередной праздник «оранжевой» демократии состоялся. Вот только кто оказался обобран? Не демократия ли?

Впрочем, может так оно и есть? Прим.ред.

    

Дата публикации: 07:02 | 15.05


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.