Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/3/3/3


Знаки на лацканах

Говорят, поддельные ёлочные игрушки выглядят как настоящие. Они и стоят как настоящие. Вот только радости от них - никакой. Та же история и с политической символикой: гербы, флаги, эмблемы и гимны российских партий напоминают родную для многих советскую символику и связанную с ней символику КПСС. В них не меньше пафоса и страсти, и всё же трудно избавиться от ощущения их неподлинности - чего с политической символикой, в отличие от ёлочных игрушек, быть не должно. В чём же причина инфляции политических знаков? В их многообразии? В аполитичности и «здоровом» цинизме россиян? В непрофессионализме имидж-мейкеров? Или всё же в отсутствии в «партейном пространстве» ценностей и идеалов?

Сергей Ушан

креативный директор агентства Zerou

Ольга Серебряная

философ, арт-директор киноклуба Zero Cinema

Оксана Вертинская

философ

Миф

Философ Эрнст Кассирер считал, что человек — «символическое животное», и, значит, историю можно рассматривать сквозь призму символики, с помощью которой люди упорядочивают окружающий хаос. А язык, миф, религия, искусство и наука суть «символические формы». Кассирер пытался объяснить механизм власти через технику политических мифов, опирающихся на символы. И, возможно, мысль о том, что политическая мифология творится в критические периоды истории, рекомендует нам призму, сквозь которую стоит смотреть на политическую символику современной России. Ведь когда разум не оправдывает ожиданий, люди обращаются к отчаянным средствам. Сегодняшние политические мифы как раз и являются такими отчаянными средствами.

Символ

Проблема соотношения мифов и символов актуальна для стран, находящихся в эпохе перемен, когда идёт активное мифо- и символотворчество. Одни доминирующие политические мифы заменяются другими, но в основе каждого лежит символ, уходящий корнями в прошлое. Какие бы потрясения не терзали государство, в нём действует «закон сохранения политической символики». Политический миф живёт.

Положение с политической символикой в России запутанное. Во-первых, в целостном виде (а в другом она невозможна) у нас осталась советская символика, хоть и растерявшая авторитет. Во-вторых, функционирует символика либерально-западная. В-третьих, восстанавливается русская имперская символика, чему препятствуют как субъективные факторы (связанные с падением гуманитарной культуры и примитивными представлениями о прошлом и настоящем), так и факторы объективные (сопряжённые с бесперспективностью поиска идентичности в архаике в условиях стремительно меняющегося мира).

Игра в политику

Поясняя причины своих занятий современными мифами, Ролан Барт писал: «Я испытывал настоящие муки, видя, как люди, повествующие о современности, ежесекундно путают Природу с Историей; глядя на праздничные витрины само-собой-разумеющегося, мне хотелось вскрыть таящийся в них идеологический обман» . Исследователь современной российской политической символики вынужден констатировать обратное: глядя на её лубочные витрины, испытываешь муки от того, что их невозможно принять за отличительные знаки действующих политических сил. Путать природу и историю не приходится — в качестве само-собой-разумеющегося знаки говорят об отсутствии за ними всякого значимого денотата.

К примеру, эмблема наращивающей популярность Российской Партии Пенсионеров — руки, держащие сердце. Не используя политически значимых кодов, она отсылает нас к архетипическому символизму — сердцу как жизненному центру… Ну, а сердце отсылает к любви, счастью, отзывчивости, вызывает представления об истине и совести.

Руки «говорят» о защите, заботе и силе. Так партия «включает» у избирателя уверенность в защите, сострадании и совести со своей стороны. Политическая специфика отсутствует. Знак даже не пытается маскировать задачи организации: перетянуть голоса аполитичных людей, привыкших участвовать в выборах. Нежелательный культурный код, активируемый этим знаком (он вызывает представления о медучреждениях), видимо, не беспокоит партийное руководство. Знак, пахнущий больницей, не только указывает на распространённый диагноз целевой аудитории этого политического предприятия (сердечно-сосудистые заболевания), но и разоблачает его существо — попытку получить политическую прибыль неполитическими средствами у аполитичной аудитории.

Магия неопределённости

В случаях, когда партия всё же задействует политически значимую символику, она сталкивается с отсутствием всякой конвенциональности в российской политике (кто точно знает, как сегодня выглядят «Родина», «свобода», «будущее»?). Организации, идеологическая платформа которых апеллирует к понятиям о гражданских свободах, «открытому обществу», праву, свободе предпринимательства и другим либеральным атрибутам, обходят эту проблему, создавая абстрактные знаки, допускающие свободу толкования.

Так, эмблема СПС, например, предельно абстрактна. Название партии — «Союз Правых Сил» расположено на фоне разомкнутого круга голубого цвета. С точки зрения композиционной выдержанности рекламного продукта, придраться не к чему. Но если попытаться поиграть с культурологической, семиотической и психологической интерпретациями изображения, получаются забавные вещи. Круг — универсальный символ.

Он означает целостность, непрерывность, изначальное совершенство. В психоаналитической традиции круг символизирует естественное состояние, содержащее самость, бесконечность и вечность. В системе Дзен круг означает просветление. В буддизме Круг — колесо сансары, включающее всё в мире феноменов. У Платона круг — подвижный образ вечности недвижной и т. д. Но о ратите внимание — у СПС круг разорван! Что это обозначает? Недостаточность всех символических свойств? Что несёт этот символ, какое политически значимое высказывание?

То же и с символикой «Яблока». Яблоко — это, с одной стороны, искушение, а с другой — символ познания. Знак партии представляет композицию, состоящую из кольца красного цвета на белом фоне. Кольцо разорвано в его верхней левой четверти перевёрнутым вершиной вниз зелёным треугольником, направленным вершиной к центру круга. С точки зрения психоанализа такая композиция символизирует зачатие. Но опять же, это не отсылает нас ни к одному политическому мифу, и не поддаётся интерпретации с точки зрения раскрытия политического мессиджа.

«Эмблематический кич»

Но как ни странно, крайность неопределённости символики партий оборачивается одиозной «определённостью». Партии, ориентированные на популистские ценности («стабильность», «порядок», «великое будущее» и пр.), включают в свою символику заведомо однозначные фигуративные элементы, что выглядит как «эмблематический кич».

Там, где пытаются изобразить консервативность, на деле проглядывает дремучесть. Там, где хотят выказать глубокомыслие, на деле показывают дурновкусие, а народность неизменно оборачивается лубочностью.

При этом важно напомнить что партии, в программах которых национальный вопрос и популистские образы играют ключевую роль, демонстрируют широкое разнообразие социально-экономических пристрастий, оказываясь как в «левой», так и в «правой» частях политического спектра.

Эмблема «Единой России» представляет собой земной шар, объятый российским флагом, в верхней части которого расположена стилизованная карта России, а в нижней — медведь, шагающий вправо. Сразу же рождается буйство интерпретаций, ни одна из которых не может претендовать на однозначность. Земной шар, сфера — символизирует мировое владычество. Медведь — символизирует пра-материю, глубинную мощь, примитивную силу. Можно интерпретировать Медведя и как символ дремучести. Ещё: медведь — это одинокий, хитрый, могучий зверь, любящий полакомиться фруктами и мёдом. В психологической символике, например, в символике снов, медведь интерпретируется как олицетворение опасных аспектов бессознательного — жадности, похотливости, жестокости. В западном искусстве медведь олицетворяет грех чревоугодия. Существует мнение, что он может стать символом силы, обращённой на служение высоким целям. Однако «тотемизм сегодня» в применении к российской политике настораживает.

Так в чём же состоит послание, адресованное избирателям? Возможно, «архаические» символы продолжают использоваться в моменты, когда выработанная в ходе развития цивилизации символика не оказывает должного воздействия?

Эмблема Компартии соединяет серп, молот и открытую книгу, символизирующие солидарность рабочих, крестьян и интеллигенции. Её основанием является аббревиатура: КПРФ. По окружности расположены слова «Россия», «труд», «народовластие», «социализм». Ничего нового по сравнению с советской символикой: ни нового звучания, ни иной изобразительной стилистики, если не считать претенциозного шрифта да нового названия страны. Красный цвет в контексте классовой символики читается как отсыл к цвету советского знамени. Налицо эксплуатация ностальгических настроений, но что интересно — в период выборов 1995 года слово «Россия» было выполнено стилизованным «традиционным» русским шрифтом, выбивавшимся из общего аскетического тона эмблемы. Именно эта архаизация шрифта делает понятным смысл программного тезиса: «защита народа, территории и образа жизни». Так шрифт (а не классовые символы) отразил изменения в партийной доктрине, её эволюцию в националистском направлении.

Потом КПРФ отказалась от этой стилизации, но, как говориться, сделала ход конём. В компании 1999 года символом партии стало геральдическое изображение ордена «Победа» с надписью «За победу патриотов России» и названием «КПРФ» внизу по центру. Орден «Победа» отсылает к победе в Великой Отечественной войне, имеющей универсальную ценность для многих граждан России. А текстовое пояснение — «патриотов» — утрирует образ врага — «чужого». Эволюция партийной символики очевидна. С 1999 года рекламный символ коммунистов представляет нацию не как союз рабочих, крестьян и интеллигенции, а как собрание людей, признающих величие советского прошлого. Но апелляция к прошлому не проясняет политической позиции, а является игрой на неуверенности избирателя в будущем.

Согласно Уставу другой популистской партии — ЛДПР, она имеет эмблему, «которая представляет собой прямоугольник синего цвета с соотношением сторон 2:3, с изображением на нём в центре краткого наименования партии «ЛДПР» буквами жёлтого цвета». Эта эмблема никогда не фигурировала в качестве официального символа партии на выборах, а название партии всегда было вторичным по отношению к имени её лидера Владимира Жириновского. Однако эмблема партии хорошо известна, и потому её анализ оправдан. Перед нами голубое поле геральдического щита стилизованной варяжской формы, с изображением окрашенной в розовый (на официальном сайте — в красный) цвет территории России в дореволюционных границах (включая Финляндию и Польшу) и с надписью «Россия». Над ней в лучах восходящего солнца — орёл и название: ЛДПР.

По всей видимости, щит символизирует герб, а значит, и государственность. Золото на голубом фоне вызывает имперские ассоциации. Орёл, выдержанный в духе императорской геральдики, может быть истолкован как сила или стремление. Он одноглав, но, тем не менее, служит отсылом к гербу РФ — государства Российского. Восходящее же солнце — древнейший символ возрождения и одновременно отсыл к советскому гербу, а щит отсылает к оружию, силе, безопасности и т. д., в то время как красный цвет — к СССР, сигнализируя о преемственности в сфере государственности.

Эта эмблема рассчитана на людей с самыми разными пристрастиями, имеющих набор идеологических предпочтений, включающих имперские амбиции дореволюционного образца. Символическая неопределённость этой эмблемы соответствует электоральной стратегии ЛДПР.

Политики без политики

Для объяснения феномена отсутствия политики в политической символике прибегнем к более технической гипотезе: сохраняя статус знаков, политическая символика испытывает трудности с приобретением статуса вторичной знаковой системы. Иными словами, эмблематика той или иной партии означает (да и то для человека хорошо информированного) эту партию — и ничего больше. Имея внутри себя грамотно сформулированные схемы коннотирования (включённые туда политтехнологами и одобренные заказчиками), элементы политической символики не могут запустить функционирование этих механизмов. Медведь на гербе «Единой России» должен был бы отсылать к неясному заснеженному означаемому необъятных просторов нашей Родины, а на деле отсылает лишь к самой «Единой России». Таким образом, вторичный слой значений, обладающий искомой убедительностью, оказывается полностью заблокированным.

Итак, анализ политической символики показывает, какое послание и каким именно образом закодировано в эмблематике политических партий.

Неэффективность партийной символики говорит о парадоксальной политической ситуации. Эти знаки вопиют о том, что позиционированные с их помощью партии не ставят перед собой общественно-политических целей. Они не заинтересованы в участии в формировании стратегии развития страны, осознанном и целенаправленном влиянии на происходящее и в творении истории. Реальный интерес партий — места в Думе, дающие возможность участия в распределении государственных активов. Выборы как средство реализации этого интереса оказываются в действительности акцией по добровольному пожертвованию избирателями своих голосов. Именно на исполнение этой функции и нацелена партийная символика. Знаки на лацканах российских политиков есть прямое указание на отсутствие в России партийной политики. А то, чего нет, не может стать мифом.

 

P. Барт. Избранные Работы. Семиотика. Поэтика. М.: «Прогресс», 1994

    

Дата публикации: 06:29 | 15.05


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.