Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Дизайн - это все! / Стратегия

Искусство замысла

О дизайне. Слов, смыслов, жизней и пространств


Виктор Осипов Агентство эффективной культуры
panda7@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Что такое дизайн? Этот вопрос может быть переформулирован в другой, а именно: как используется слово «дизайн» в речи, включая внутренний диалог? В каких ситуациях (контекстах)? Зачем? С какими словами оно сочетается? Что значит это понятие для содержания деятельности дизайнеров.

С этим важно разобраться, чтобы понимать, о чём именно мы говорим, обсуждая дизайн. Именно с этой целью мы предоставляем место редакционной статьи авторскому тексту Виктора Осипова.

Часть 1. «Дизайн" в обыденном языке

I .

Русское слово «дизайн» заимствовано из английского языка, где слово design имеет большой набор значений .

В русском языке слово «дизайн» не несёт следов своего происхождения и следов других возможных контекстов употребления. Оно имеет узкий спектр употребления (относительно английского языка). При всех очевидных минусах это позволяет более точно поставить вопрос о том, что такое дизайн.

В русском языке английское слово design престало быть интуитивно понятным. Русское употребление (и, по всей видимости, употребление в других языках) подчёркивает специальное значение этого слова. В другом языке слово превращается в термин, лишённый дополнительной (отчасти — искажающей, хотя как бы одновременно помогающей понимать слово и не задавать лишних вопросов) смысловой окраски. Строго говоря, при обратном переводе нельзя переводить русское слово «дизайн» как design. Точнее, можно, но с оговоркой о том, какое из значений имеется в виду.

Можно говорить по‑русски о дизайне мебели, украшений, квартир, журналов, игрушек.

Можно говорить о хорошем или плохом дизайне. Можно сказать: «он занимается дизайном, он — дизайнер». Т.е. «дизайн» в русском языке используется для называния особой, социально выделенной деятельности и её результатов.

I I .

Что же это за деятельность? Что производится в её процессе? Что оценивается, когда говорят о хорошем или плохом дизайне?

Оценивается то впечатление, которое внешний вид вещи или пространства производит на говорящего о нём.

Дизайн как деятельность имеет дело с внешним видом вещей и пространств. Он создаёт визуальные впечатления о «предмете дизайна». Разговор о «дизайне» предполагает сосредоточение внимания на красоте и красивом.

Кроме того, слово «дизайн» предполагает, что оценивающий визуальное впечатление знает, что кто‑то над этим впечатлением работал. Словосочетание «дизайн леса» или «дизайн горы» на обыденном уровне восприятия может рассматриваться только как парадокс или оксюморон. Говорящий так будет понимать, что он говорит необычным и непривычным способом.

Это делает Альфонс Доде в «Тартарене в Альпах», описывая Швейцарию с её горами и озёрами как декорацию со своей машинерией . Употребление слова «дизайн» подчёркивает умышленность, искусственность визуального впечатления. Это коррелирует с представлением о «дизайне» как особой деятельности. Дизайну учатся, за дизайн получают деньги, человек может самоопределяться как «дизайнер»…

Дизайн как деятельность предполагает (и — создаёт) потребность в высоком визуальном качестве окружающего материального мира, в красоте.

Но с красотой материального мира всегда работало изобразительное искусство! Поэтому дизайн понимается и описывается как особый вид искусства. Искусства, которое снова пришло в жизнь.

III.

История дизайна воспроизводит схему «возвращения блудного сына». В Золотой век изобразительное искусство было частью жизни, люди (по крайней мере — достойные люди) жили в прекрасном визуальном окружении — ели, пили, спали в нём. Но пришёл Железный век, и для искусства потребовались резервации в виде музеев. Оно стало пониматься как деятельность, не имеющая к жизни прямого отношения.

Но искусство вернулось или должно вернуться. Жизни человека надлежит проходить среди прекрасных предметов. Так или примерно так провозглашали первые идеологи «дизайна» в эпоху модерна (типа прерафаэлитов), независимо от того, употребляли они это слово или нет.

Новое слово понадобилось неспроста. «Искусство» по привычке воспринималось как нечто, находящееся в музеях. Пришлось, впрочем, как‑то назвать то искусство, которое раньше было частью жизни. Его назвали «декоративно‑прикладным искусством», подчёркивая единство эстетических (как бы «бесполезных») и полезных функций произведений.

Дизайн, чтобы вернуть в повседневную жизнь красоту, должен был утверждать, что красота может быть полезна, или даже обязательно является полезной. Теоретики дизайна много спорили о соотношении красоты и пользы. Кто-то их отождествлял, кто-то — подчёркивал большую важность чего-то одного. Сводили красоту к пользе, или пользу к красоте. Это напряжение было эвристично для теории и практики дизайна, задавая возможность его развития.

Но, проникнув в жизнь под личиной «дизайна», искусство должно было заплатить свою цену — видоизмениться, пойти на службу к тем, кто создаёт вещи и пространства для массового пользования — к корпорациям. Отсюда — многие слова и действия сегодняшних дизайнеров, которые в рабочее время вкалывают на корпорации, а в свободное — помогают бороться с корпорациями .

Дизайнеры теперь необходимы. Они обеспечивают один из типов конкурентного преимущества. Если ты сделал что‑то более красивое, чем конкурент (мебель или мясорубку), ты выиграл, даже если по всем остальным типам критериев оценки продукта идёшь наравне или даже уступаешь. Идея о необходимости «красоты» вошла в общественное сознание, «блудный сын» вернулся. По крайней мере, к тем, кто может себе это позволить.

Средневековые мастера создавали прекрасные вещи для аристократии. Дизайнеры создают прекрасное для масс.

IV.

Но что такое «прекрасное»? Споры об этом идут столько, сколько существует философская рефлексия искусства, эстетика. Для дизайна как для деятельности вопрос, однако, стоит более остро. Как обеспечить предсказуемое впечатление целевой аудитории, её высокую оценку визуальных качеств продаваемого продукта?

Художник может сказать «я так вижу» и остаться непризнанным. Это предполагается романтическим образом художника. Дизайнер так сказать не может. Образ дизайнера предполагает успех. Он, строго говоря, не дизайнер, если его вещи не понравились людям. Дизайн — умышленное производство красоты.

Дизайн, таким образом, волей‑неволей должен иметь дело с законами визуального восприятия. Но что воспринимается как красивое, а что — нет?

Здесь мы сталкиваемся с известным вопросом: а можно ли поверить гармонию алгеброй?

Дизайн в изрядной мере подчинён законам гармонии, которые обычно описываются математически и представлены в виде числовых соотношений (типа «золотого сечения» и «ряда Фибоначчи»). При этом сознательное использование этих законов предполагает, конечно, и возможность их нарушения.

В рассказе Виктора Пелевина «Нижняя Тундра» некий авантюрист Соханма «создал музыку разрушения и распада. На всём пространстве, где слышны её звуки, люди перестают понимать, где верх, а где низ. В их сердцах поселяются ужас и тоска. Оставляя дома и огороды, они выходят на дорогу и, склонив шею, покорно ждут своей судьбы».

Параллель с музыкой не случайна.

История музыки движима попытками поймать красоту в строгую форму — математическую или геометрическую. Идёт поиск законов, которым подчиняется кажущаяся субъективность красоты. В контекстах, где говорят об этом, слово «гармония» обычно замещает слово «красота».

В музыкальной октаве звуки (тона) связаны числовыми соотношениями. А современная музыка представляет собой последовательность именно этих звуков. Опыт показал, что именно они и их сочетания кажутся наиболее приятными для слуха.

А может быть, люди научились считать приятными именно такие звуки?

Музыку (музыкальную композицию) можно назвать «дизайном звуков», и не только метафорически. Звуки ведь тоже материальны, но они разворачиваются во времени. Дизайн же имеет дело с пространством и формами в этом пространстве.

Современные дизайнеры используют музыкальные термины, такие как «темп» и «ритм», чтобы объяснить производимый их продуктами визуальный эффект. Слова, описывающие действие, происходящее во времени, применяются для характеристики восприятия пространства.

Но и пространственный язык может использоваться для представления действий, разворачивающихся во времени. Музыка записывается нотами, действие — планом, а мысль — схемой. Любое умышленное действие требует визуального представления в пространстве.

Часть 2. «Дизайн» для дизайнеров. Расширение значения.

I .

Для дизайнеров, осмысляющих свою деятельность, характерно необычное использование слова «дизайн». Они могут сказать о «дизайне жизни» или даже «дизайне души». На что указывает такое словоупотребление?

Речь идёт о расширении сферы влияния дизайна как деятельности. Мыслящие дизайнеры встают перед необходимостью повысить значение своей деятельности в системе разделения труда внутри корпорации или внутри общества.

Для этого им необходимо показать, что дизайн занимается не только вещами и пространствами, что он — это самое важное для деятельности корпорации. Сначала подчёркивается тот факт, что вся деятельность происходит в определённом дизайном пространстве офисов и магазинов, которое оказывает большое (возможно — решающее) влияние на сотрудников и потребителей. То же самое может быть отнесено к жизни людей в целом. Квартиры, машины, одежда влияют на людей, определяют их поведение, в том числе — потребительское. Жизнь происходит внутри дизайна и зависит от дизайна.

Но этого мало. При таком подходе дизайн всё равно оказывается обслуживающей деятельностью, пусть даже очень важной. Он обслуживает бизнес и (или) жизнь, которые всё‑таки важнее, чем дизайн.

Поэтому дизайнеры должны делать следующий шаг, в рамках которого они говорят о «дизайне деятельности» или «дизайне жизни».

Какой культурный смысл они в это вкладывают? Только ли это метафорическое использование слова? Слово «дизайн», как видно из речевого анализа, задаёт контексты умышленности (искусственности), красоты и работы с пространством и материей. Дизайн, для расширения своего социального влияния через максимизацию своей применимости, готов пожертвовать пространством, материей и даже красотой. «Умышленность» при этом подчёркивается, и в такой логике дизайн есть практически синоним проектирования и даже организации, которые нужны для любой деятельности и любой жизни. Дизайнер тогда должен быть первым вице-президентом корпорации, а именно это — есть воплощение мечты любой профессии. (Такое словоупотребление может показаться необычным, однако я считаю, что у профессий есть мечты)

«Дизайн жизни» — это проектирование жизни. Но слова уже есть! Зачем называть всё это «дизайном»? В ответ, мыслящий дизайнер может выложить свои козырные карты — пространством и красотой он как бы пожертвовал, да не совсем.

Слово всегда несёт все свои значения, даже если используется в каком-то одном из них — особом и специальном. В этом — проблема создания терминов, но в этом и ресурс, который использует дизайнер.

Жизнь и деятельность, с точки зрения дизайнера должны быть не только реализацией некоего замысла, плана, стратегии, они должны быть «красивыми». Тогда и стратегии должны быть красивыми. Здесь напрашивается ещё и характерная для социального существования дизайна мысль, что «красивое является наиболее эффективным»

I I .

Кто же, если не дизайнер, лучше понимает в красоте, особенно — в эффективной красоте?

А то, что в планах и стратегиях приходится работать не с пространством, а со временем — не важно. Во‑первых, потому что, как мы видели выше, время может быть сведено к пространству в картах, планах, нотах, схемах. А во‑вторых, потому что распределение событий во времени имеет свои законы, типа законов сюжета и композиции, к которым дизайн причастен постольку, поскольку является искусством. Дизайн — это не театр и не литература, которые больше подходят для работы с динамической красотой, но, в отличие от них, он не дискредитирован долго провозглашаемой «бесполезностью» искусства. Он может занять их место. Тогда «дизайн жизни», например — это создание сценария, включающего завязку, кульминацию, развязку и другие сюжетные компоненты. Так рядом с красотой и гармонией появляется столь же хорошо оплачиваемая увлекательность.

Дизайнер должен вслед за этим заявить свои претензии и на область мышления. Для этого достаточно сказать «дизайн мысли» и описать культурный смысл получившегося словосочетания. Мысль может быть в разных смыслах слова организована (в том числе — сюжетно) и пространственно представлена. Без этого она не сможет эффективно соприкоснуться с реальностью. Или не сможет возникнуть. Не зря математики говорили о «красоте» как о критерии для математических формул.

I I I .

Наконец, мыслящий дизайнер должен войти и в область религиозного языка. Хорошо быть первым вице‑президентом, но есть позиции гораздо более величественные и подходящие для творческих людей (хотя бы как метафоры)

Каждый новый вид деятельности создаёт для себя мифологию, свою картину мира, обусловленную особенностями этой деятельности. Не зря Фейербах говорил, что «бог быков был бы быком». Кто‑нибудь дизайнеров обязательно должен был придти к рассуждениям о том, что Бог является дизайнером, а деятельность дизайнера — есть уподобление Богу. В таком контексте «дизайн леса» перестаёт быть оксюмороном.

Для такого хода мысли, в общем, в этом тексте уже существуют все основания. Бог создал мир, прекрасный, гармоничный, пригодный для жизни и деятельности, создал умышленно, т.е. имея замысел. Что может быть гармоничнее цветка или журчания ручья?

Превращение естественного в искусственное через введение Бога‑Творца создаёт много возможностей для позиционирования дизайнера. Дизайнер подражает Творцу. Он — творец по преимуществу. На этой позиции, впрочем, у него есть конкуренты — представители других творческих профессий. В зависимости от точки зрения Бог объявлялся Архитектором, Художником, Композитором (вспомним музыку айнуров у Толкина) и т.д. И победа за дизайном окажется в том рассуждении, где будет подчёркиваться прагматический аспект Божественного творения. Именно прагматизм — есть конкурентное преимущество дизайна по отношению ко всем искусствам.

I V .

А теперь — для иллюстрации — значения слова в английском языке, de·sign

  • To conceive or fashion in the mind; invent: design a good excuse for not attending the conference.
  • To formulate a plan for; devise: designed a marketing strategy for the new product.
  1. To plan out in systematic, usually graphic form: design a building; design a computer program.
  2. To create or contrive for a particular purpose or effect: a game designed to appeal to all ages.
  3. To have as a goal or purpose; intend.
  4. To create or execute in an artistic or highly skilled manner.

v. intr.

  1. To make or execute plans.
  2. To have a goal or purpose in mind.
  3. To create designs.

n.

  • A drawing or sketch.
  • A graphic representation, especially a detailed plan for construction or manufacture.
  1. The purposeful or inventive arrangement of parts or details: the aerodynamic design of an automobile; furniture of simple but elegant design.
  2. The art or practice of designing or making designs.
  3. Something designed, especially a decorative or an artistic work.
  4. An ornamental pattern.
  5. A basic scheme or pattern that affects and controls function or development: the overall design of an epic poem.
  6. A plan; a project..

A reasoned purpose; an intent: It was her design to set up practice on her own as

От редакции:

Несложно представить себе теоретика дизайна, который выскажет в утвердительной форме представления о значимости дизайна, рекомендованные в статье Виктора Осипова, написанной скорее рефлексивно и даже слегка иронически. Мы понимаем, что логика заставит такого теоретика назвать «дизайнерами» и всех гуманитарных технологов и бренд‑мастеров. Легко можно говорить о «дизайне правил и рамок поведения и деятельности людей», «дизайне общественного сознания» и т.д.

Но наша позиция, предполагающая первенство идеального — побуждает нас настаивать на различении.

Без дизайна невозможна реализация идеального. Всё материальное должно быть определённым образом устроено, и это устроение материального и есть дизайн. Дизайн — это весь мир знаков и знаковых систем, способов представления идеального. Не зря глагол to designate означает «обозначать» и происходит от латинского signum — знак. Поэтому мы настаиваем на том, что знак вторичен по отношению к идее и смыслу, хотя и принципиально важен для их трансляции. Мы полностью согласны с тем, что красота и увлекательность полезны для продаж, но подчёркиваем, что ещё более полезными для продаж являются идеи, к которым присоединяются сотрудники и потребители корпораций. Обозначаемое должно быть, чтобы означающее было нужно.

Мы понимаем выражение Маклюэна Media is the message как Message is the media.

Использование этого слова в русском языке не отражает всех значений слова design в английском. Прим. автора

Этот пример не зря приведён в книге Бергсона «Смех».

См. для примера номер журнала [кАк), посвящённый антиглобализму.

См. интервью руководителя компании «Дизайн Депо" Петра Банкова.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Дизайн - это все!
Концепт
О дворниках, космонавтах и нанесении идей на предметы
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Род, страна, история
Ефим Островский гуманитарный технолог
Стратегия
Дизайн как он есть
Вячеслав Глазычев Профессор президент Национальной академии дизайна
Искусство замысла
Виктор Осипов Агентство эффективной культуры
Классно, когда клиента «вставляет»!
Пётр Банков директор компании «Дизайн Депо» главный редактор журнала [кАк)
Сотворчество в создании мира
Сергей Серов Руководитель Высшей академической школы графического дизайна
Тактика
Четыре слова газетного дизайна
Вохур Колмре
Кто виноват? Как дизайнеры погубили мир
Роман Фролов
Одна голова!.. Хорошо?
Знаки на лацканах
Маяк для инвестора
Александр Пас Дизайнер создатель pdf-журнала «5 5»
Актуальный сюжет
Парле ву франсе?
Париж весной — просто картинка!
Эдуард Михневский специально для "Со-Общения"
Обирай , кого хочешь!
Константин Голоскоков Государственный университет — Высшая школа экономики
Белорусская операция
Оперативный простор
О капитализации российского искусства
Достоинство имени и польза дела: Рябушинские
Михаил Кутузов
Ещё один новый рынок?
Слова — главное оружие пиарщика. Слова — это его ствол
Как мы делали этот номер...


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.