Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/3/1/0


О дворниках, космонавтах и нанесении идей на предметы

Помните довольно странный фильм 70-х годов «Внимание, черепаха!»? Там четвероклассникам устраивают утренник, где каждый должен одеться в костюм, олицетворяющий его будущую профессию. Ну, и все мальчики нарядились в космонавтов.

Все. Кроме одного. Который оделся дворником. Как положено — в фартук, треух, валенки, рукавицы — и, взяв метлу с ведром, явился к народу с каким-то героическим и поэтическим заявлением...

Его гневно порицали, хотя порыв был неплох. И не столько асимметричностью по отношению к мейнстриму, сколько позитивностью и рациональностью — в отличие от штучного спроса на космонавтов, потребность в дворниках высока. Кроме того, в пику скучнейшему стандарту, предъявленному покорителями космоса, парень подошёл к делу творчески — мохнатая его шапка и стильные рукавицы явно бросали вызов унылой однотипности орбитальной фольги. Конечно — не Гагарин, но хоть интересный!

Нет, напрасно его на экране ругали. Тем более, что зрители — дети лет 8-11 — этот образ вполне «купили», смеялись и хлопали. Ведь и им задавали сочинения на тему «Кем я хочу стать». Не знаю, может, сейчас — реже, чем когда в школе учился я, но тогда их писали чуть ли не ежегодно. И детям это не нравилось. Потому что приходилось мухлевать. Не придумывать — это бы здорово — а скатывать с примеров: либо близких — родителей, знакомых, соседей, либо далёких — пилотов, полярников, артистов. Писать не про то, кем ты сам хочешь стать, а про кого-то иного, чей образ устроит преподавателя.

А вот мне повезло: у меня довольно долго — примерно с пятого по девятый класс — такой проблемы не было. Я хорошо знал, кем хочу быть и почему. Хотя и тут не обошлось без примера — брат моего отца Геннадий работал дизайнером. Когда он мне об этом сказал, я ничего не понял. Просто никогда прежде не слышал слова — «дизайнер». А когда Геннадий показал альбомы и диапозитивы с дизайнерскими работами (которые тогда, кстати, выпускались и в нашей стране — в знаменитом ВНИИТЭ1 , где он и трудился), я просто обалдел, настолько разительно всё увиденное отличалось от большей части заурядных вещей меня окружавших — автомобилей, чайников, мебели, светильников, посуды… И я захотел сам проектировать вот эти другие — прекрасные вещи. И долго хотел. А потом духу не хватило.

А у других — хватило. И сегодня они делают мир всё более удобным для жизни и всё более прекрасным. Впрочем, и мне, кажется, кое-что иногда удаётся…

***

Вообще-то считается, что про дизайн все и всё знают. Например, что дизайнеры — это люди, рисующие кофеварки, кофемолки и кофейники, плюс — другие полезные и бесполезные предметы до того, как их запустят в производство.

Некоторые дизайнеры делают это лучше других и становятся знаменитыми и даже великими.

Но в чём секрет этого «лучше других»? В чём тайна успешного дизайна?

Отвечая на этот вопрос, уместно вспомнить, каким образом идеи реализуются в предметы, иными словами — как из физического ничего получается вполне ощутимое нечто.

То есть сперва возникают (или находятся) идеи (они же бренд-эссенсы) — ценности. Затем они наносятся на материальные объекты. А после следует реализация — доведение до потребителя либо самой вещи, либо информации о ней, либо информации, нанесённой на вещь. Задача этого процесса — изменение представлений и поведения потребителя, ведущее, в том числе, к покупке этой вещи.

Что же лежит между идеей и реализацией предмета? Что это за удивительный процесс нанесения одного на другое? Видимо — не что иное, как дизайн.

При этом идея всегда передаётся миру в некой особенной истории. Чтобы потребитель воспринял идею, его нужно побудить воспринять её сюжет. Чтобы книга пользовалась массовым спросом, она должна быть увлекательной. Но даже самый захватывающий текст не достигнет читателя, если к нему не будет привлечено внимание. Чтобы выполнить эту задачу, издатели снабжают книгу иллюстрациями и интригующей обложкой — наносят на неё идеи в виде образов. Что возможно только средствами искусства.

Владельцы кафе привлекают гостей не только вкусной едой, но и, например, интерьером. И мы покупаем там ужин не только потому, что ценим изысканность кухни, но и потому, что нам здесь по душе, хочется здесь находиться. Может, впрочем, ещё и потому, что на стене висит доска, куда бармен прикрепляет конверты и открытки, пришедшие на адрес парижского ресторана для его завсегдатаев; или потому, что меню оформлено не в виде скучной папочки, а, например, газеты позапрошлого века, как это принято в одном популярном московском месте.

Так происходит соединение текста и визуальных образов.

И есть ощущение, что именно здесь лежит то самое пространство, где живёт дизайн — область создания из идеи не шаблонных предметов или образов (вроде кино-космонавта) — а отличных от других. И, в свою очередь, отличающих их потребителя от большинства окружающих людей. А после покупки предмет включается в жизнь владельца. И, может быть, отчасти определяет её траекторию.

Потому что дизайн — это, как мы видим, не только средство привлечения внимания. И не просто способ сделать красиво. Именно на этапе дизайна происходит таинство воплощения идеального в материальном — нанесения идеи на материальный объект и сообщения ему дополнительной ценности. А, быть может — и превращения его в драгоценность.

***

При этом, обратите внимание: дизайнером я так и не стал. Поэтому этот номер создан при участии редакции журнала [кАк), и составлен, в основном, из текстов профессионалов, умеющих сочетать текст и искусство дизайна — т.е. дизайнеров, со знанием дела пишущих о своей деятельности, которая быстрыми темпами, хоть и не без помех, развивается в России. Превращаясь в один из мощных инструментов управления выбором.

Считается, что в этой области изрядно продвинулись вперёд дизайнеры, работающие во всемирной паутине. Однако мы сознательно не публикуем в этом номере материалы, посвящённые такой актуальной и быстро развивающейся отрасли, как веб-дизайн, поскольку замышляем номер, посвящённый Сети и вообще — IT-культуре, и считаем, что размышлениям и дискуссиям о веб-дизайне именно там — самое место.

Так что если мы и жалеем о чём-то, то только о том, что под обложкой «Со-Общения» не хватает места для всех мастеров, которых мы хотели бы опубликовать.

Но, как бы то ни было, мы движемся дальше.

1 ВНИИТЭ — Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики.

Дата публикации: 09:34 | 11.05


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.