Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/2/tactic/6


Загадка: нежный цветок — стальной стебелёк…

«Главное в моей профессии — любить. Любить тех, для кого ты пишешь и поёшь. Только это превращает творческую деятельность из самоудовлетворения в миссию». — Так считает Ирина Богушевская. Но при этом знает — право на ответную любовь ещё не означает любви. Её нужно завоевать. Как? Певица делится несколькими секретами.

— У Вас бывали пустые, полупустые залы? Что это значило для Вас?

— Если такие эпизоды и случаются, артисты, понятно, очень не любят об этом вспоминать. Но как человек, собравший недавно Кремлёвский пятитысячник, я могу позволить себе маленькое признание. Каких-то восемь лет назад у меня был концерт, на котором в четырёхсотместный зал ДК им.Зуева пришло человек пятьдесят. К счастью, это было только однажды — и до, и после у меня почти всегда были полные залы. А тогда я решила, что дело не во мне, а в плохой организации концерта.

Тем не менее, это был серьёзный эмоциональный шок — и очень большой урок, раз и навсегда избавивший меня от иллюзий из серии «никогда ни у кого ничего не просите, гордая женщина. Сами предложат и сами всё дадут».

До того я почему-то была уверена, что качество таланта есть необходимое и достаточное условие «выхода в люди». А с этого дня поняла, что одного таланта мало, что нужна ещё воля к победе, если хотите, и готовность бороться за своё право быть талантливой. Удивительно, но для того, чтобы быть нежным цветком, нужен стальной стебелёк.

— Откуда же он берётся — полный и дружелюбный зал? Откуда берётся… или, если угодно, как привлекается, как создаётся внимание к певцу? Ведь одной рекламы не достаточно. Хоть весь город завесь плакатами. Хоть все газеты заполни. Сколько хочешь роликов размести на ТВ! Рекламы мало. Как организуется внимание?

— Успех — замечательная штука. Его так приятно анализировать! Если мы говорим о долговременном успехе, то на него, на мой взгляд, работают две основные вещи: сама Шоколадка — то есть артист; и Фантик — то есть технологии его продвижения, от наружной рекламы до распространения апокрифов и легенд.

Технологии, при колоссальном богатстве их репертуара — это фантастически эффективная вещь. Большие продюсеры правы, когда говорят, что могут сделать «конфетку» из чего угодно, превратить в звезду любого парня из подворотни, любую next door girl. Несколько месяцев постоянных теле- и радиоэфиров и психическая атака в прессе — и очередной Буратино с «фабрики звёзд» едет по стране со стартовым гонораром в пяток-десяток тысяч за концерт, из которых он заберёт себе в лучшем случае пару сотен, а остальное потечёт в карман его Карабасу Барабасу. Эта схема отработана и действует безупречно — до тех пор, пока отработанного Буратино не выбрасывают на свалку поп-истории.

В самом деле — страна большая, и один раз продать в ней можно что угодно. Не понравится в Саратове — поедем в Сарапул. Прекрасно, если у артиста есть жабры или он лесбиянка. Или спит только на чёрных простынях, как когда-то Пресняков-младший. Из одного только любопытства на него соберутся ДК и стадионы. Фантик — страшная сила, особенно если артист одноразовый.

Но если артист предназначен для многоразового пользования — он уже не может быть просто деревянным человечком. Нужна какая-то причина, чтобы люди пришли к нему в зал во второй и в третий раз. И это должна быть очень хорошая причина. Например, качество его таланта. Обаяние. Харизма. Какая-то история, которая стоит за этим артистом. Какие-то истории, которые он рассказывает. Какие-то вещи, которые он транслирует, рассказывая эти истории. То, как он это делает. Какая-то, может быть, его или её загадка.

В общем, то, что делает этого артиста этим артистом, этой Шоколадкой. Без этого полный зал возможен, а дружелюбный — нет.

— «Не дайте волку — сыграть овцу! Копейке — влезть в рубли. Но дайте Певцу, и только Певцу, считать, что он пуп земли!», — пел когда-то Юлий Ким. Он требовал. Он настаивал. Но как Вы считаете, к кому обращается знаменитый бард — автор песни «ходють кони над рекою…» — с настоятельной просьбой: дайте? Кто должен дать Певцу?

— Ну и вопросы вы, доктор, задаёте! Вы меня прямо-таки провоцируете! Но я не поддамся. Вот уже делаю умное лицо, вот говорю, что в данном случае следовало бы, конечно, не ко мне, слабой женщине, адресоваться, а припасть непосредственно к первоисточнику.

Ведь мне для ответа на этот вопрос нужно как минимум знать, какими убеждениями автора продиктовано его требование. Христианин ли он? Если да, то, возможно, он адресуется к тонким силам, ответственным за распределение справедливости в природе, к иерархиям ангельских чинов.

А ежели он буддист? Кого тогда ему просить, к кому обращаться, кроме кармы — к которой обращаться, в сущности, бессмысленно? Что заработал Певец в предыдущих воплощениях — то и получит в соответствии с прейскурантом. Вёл себя хорошо — будет у него шанс считать, что он пуп земли; вёл себя плохо — переродится баобабом. Поэтому вряд ли, конечно, Юлий Ким буддист — против этой версии работает сам факт просьбы, требования, притом обращённого к некоему множеству сил, сущностей — или людей — почему бы и нет? Хотя истинно мудрый человек вряд ли станет требовать чего-то от людей… А может, Ким атеист? Может, он обращается к законам развития материи? В общем, не будем погружаться в эти самоусложняющиеся лабиринты интерпретаций.

— Вы сказали: «требовать от людей»… То есть — от публики. Но публика управляема. Есть мнение, что она вообще почти ничего сама не слышит и не решает. Так что ж к ней взывать — ей управлять надо…

— Да-да, к публике — это вполне возможно, об этом-то я и не подумала. Типа, дайте Певцу считать себя пупом земли, а сами сидите тихо и благоговейно. Можно и так повернуть. Я вот неоднократно читала в прессе интервью с певцами, которые воистину считают себя именно что пупами земли. Это всегда очень смешно.

Понимаете, тут есть такой тонкий момент. Вы, конечно, можете управлять публикой, можете использовать так называемые «пристройки» и прочие суггестивные техники, можете обмениваться с публикой энергиями, определённым образом её настраивать и вообще прекрасно проводить время за её счёт — но только в том случае, если она находится в зоне вашего влияния, если вы до неё уже как-то дотянулись — то есть, если она к вам уже пришла. А для этого, согласитесь, она должна совершить некий выбор. Вы можете на него влиять с помощью технологий, о которых уже говорилось, вы можете создать условия, чтобы он был сделан в вашу пользу — но сам акт выбора за несколько сотен человек вы совершить не можете. Можно привести коня к реке, но нельзя заставить его напиться, как известно. Эта самая неуловимая дельта, или лямбда, «свободная воля» — сильно, конечно, мешает тем, кто считает, что публика — дура. Публики, конечно, бывают разные; и кого вы поймаете, зависит от того, на что вы ловите.

— И кого ловите. Кстати, а что должны дать певцу? Почему? С какой стати? Иными словами, чем кроме голоса, таланта, драйва должен обладать певец, чтобы заслужить признание?

— А никто никому ничего не должен. «Хочется счастья добиться» — вот точная установка. Нужно добиваться признания, завоёвывать любовь — вот именно в таких терминах из арсенала боевых искусств. Быть артистом отчасти значит быть воином, быть сильным духом, быть сильнее обстоятельств, а иногда — и самого себя. Уметь подниматься и идти дальше, если упал, уметь верить в себя, уметь владеть собой, уметь управлять людьми. Это всё к теме стального стебелька. Но этого мало. Недавно я поняла, что главное в моей профессии — любить. Любить тех, для кого ты пишешь и поёшь. Только это превращает твою творческую деятельность из самоудовлетворения в миссию. И только тогда ты имеешь право на ответную любовь — именно её и должны тебе дать, если твоя миссия нужна.

— А вообще-то, Ирин, к кому обращается певец, когда поёт — со сцены, с лужайки, с диска? Вот по самому большому счёту — кому он поёт?

— Думаю, у всех по-разному. Зависит о того, кто поёт и что поёт. Один «Аве Марию» себе, любимому, поёт, так, что сидишь и тоскуешь. А другой «Окурочек» споёт так, что заплачешь от любви и печали — прямо в небо. У всех разные адресаты. У меня есть высокие адресаты, есть адресаты в зале, есть — в моём прошлом, а есть — в будущем.

— А ещё можно сказать: а вы покупайте диски (например — мои). И слушайте внимательно. И размышляйте над тем, что услышали. И делайте выводы. Но разве такого ответа достаточно? Я же всерьёз спрашиваю.

— И я отвечаю исключительно серьёзно.

— То есть я же, понимаете ли, возвращаюсь к вопросу: а чьего признания ищет Певец?

— Певец с большой буквы, думаю, ищет признания Людей с большой буквы. Хотя бы потому, что у небес нет других рук, кроме человеческих, чтобы совершать свою волю.

Получая любовь зала, ты получаешь обратную связь с миром, в котором зачем-то появился, признание того, что ты нужен, интересен, в конце концов, находишься на своём месте. И это так не только в нашей профессии.

— Ваша постоянная аудитория заметно отличается от аудитории группы «Дюна». Отличается она, видимо, и от аудитории группы «Ума2рман». Каким Вы представляете себе своего слушателя?

— Безо всякой скромности скажу, что моя публика — это лучшие люди страны. Я своей публикой горжусь, люблю её и в лучших русских традициях — уважаю. Хотя бы за то, что записки, которые я получаю на концертах, в абсолютном большинстве написаны на правильном русском языке.

— Вы переживали поражения? Кризисы? Потери? Вы много написали и спели в эти периоды?

— Кризис всегда был для меня самым плодотворным состоянием. Очень легко писать о том, что «всё болит, ничто не помогает». Большинство моих старых песен были написаны именно так. Кстати, это находит колоссальный отклик. Но теперь я пытаюсь освоить гораздо более сложную науку — писать не изнутри кризиса, а изнутри его преодоления, не изнутри пустоты, а изнутри полноты, не изнутри надрыва, а изнутри гармонии. Очень трудно. Но по-старому уже невозможно.

— Где вы сегодня? И где видите себя завтра?

— Думаю, я на полпути от башни из слоновой кости к белому боевому слону.

Беседовал Дмитрий Петров

Дата публикации: 07:25 | 23.03


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.