Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/2/concept/2


Тайная власть признания

Знаменитый английский писатель Бернард Шоу однажды обнаружил в лавке букиниста свою книгу с собственным автографом «С уважением, Дж. Б. Шоу», подаренную одному знакомому. Шоу купил её, написал под первым автографом «С новым уважением, Дж. Б. Шоу» и отослал тому же приятелю. Надо полагать, знакомому было приятно и в то же время неловко вторично получить подарок мастера.

Помните жёсткое детское присловье: «дарёное не дарят»? Вот тотто и оно. Но так-то оно так, а разве редко бывает, что дарёное продают и закладывают? Ещё как. От сумы, как говорится, не зарекайся. Случается и так: позарез нужны деньги, а до букиниста — недалеко. А автограф знаменитого и уважаемого автора делает книгу, диск, полотно куда дороже книги, диска, полотна, лишённого подписи. Ну, вот и отнесли в лавку книгу с автографом. А Шоу — смотрите-ка — ещё один добавил. И значит, прибавил ещё несколько фунтов к рыночной цене тома. И теперь, когда эта история стала легендой, эту книгу уже не понесут к букинисту. Её место на аукционе. Ну, а не будь Бернард Шоу признанным мастером? Думается, тогда легенды об автографе просто не было бы.

И ещё история. Както именитый русский художник Илья Репин зашёл к знакомому антиквару и увидел в магазине картину, на которой стояла подпись, очень схожая с его собственной: «И.Репин». Он немедля взял у антиквара перо и чернила и написал на холсте: «Это — не Репин. И.Репин». Когда живописец покинул магазин, на картину, стоившую прежде не более 50 рублей, немедленно прикрепили ценник 500 рублей.

Эти (как, впрочем, и многие другие) истории повествуют о том, как много значит имя автора, собственноручно нанесённое на его творение. Для британского, да и любого другого читателя, Шоу был и остаётся брендом. Для российского покупателя живописи брендом был и остаётся Репин. Их подписи многократно повышают стоимость предмета, на который они нанесены. Благодаря их признанию и репутации. Но как же добиться того, чтобы твоя подпись обрела такую силу?

Возможно ли признание без внимания? И возможно ли признание без уважения? И ещё вопрос: чьего уважения?

Сколько может, к примеру, стоить рукопись «Майн Кампф», записанная сподвижником Адольфа Гитлера Рудольфом Гессом в тюрьме Ландсберг? Неизвестно. Но есть факт: на аукционе «Блумсбери» экземпляр первого издания «Майн Кампф» (1923 г.), подписанный автором, был продан за без малого 24 тысячи фунтов стерлингов. Это ли не признание? Это ли не указание на то, что даже публично и массово презираемое и порицаемое зло может обретать признание, выраженное, в том числе, и в деньгах?.. Казалось бы, как всё хоть и непросто, но ясно: заслужите уважение, привлеките внимание, обретите известность — получите признание. А на поверку — ясности никакой.

* * *

А между тем, она нужна.

Не случайно же, согласно результатам социологических исследований, для большинства простых россиян проявление к ним уважения значит для них больше, чем поощрение денежной премией. И сколько наших соотечественников, действующих в самых разных сферах деятельности, стремятся привлечь внимание к себе и своим проектам, обрести уважение и признание. Разве мало есть примеров, когда и денег — гора, и портрет на каждой странице — а признания нет. Не говоря уже об уважении.

Обратите внимание: с требованием уважения мы сталкиваемся постоянно. Как выясняется, мы многое просто обязаны уважать. Закон. Конституцию. Знамя. Соглашения и договоры. Свою корпорацию. Добросовестных конкурентов. Некие нормы требуют от нас уважать старших, ветеранов и память героев. Ценности, убеждения, верования и права человека. Самого человека уважать, наконец. А также честь, достоинство и неприкосновенность личности. Но при этом политкорректные штампы рождают вопросы. Например: а что такое, в конечном счёте, знамя — трёхцветный лоскут материи, вывешиваемый по праздникам на зданиях, или всё же — святыня? И кто хочет, чтобы оно было святыней? И что он желает и готов для этого сделать?

И ещё: а что такое сегодня честь? (С достоинством проще. Достоинство — это про то, кто, чего и сколько стоит — вспомним: купюра достоинством в 10 рублей. А вот честь?) Как, например, можно уважать честь того, кто не знает, что это такое?

Когда начинаешь всерьёз искать ответы на эти и другие подобные вопросы, понимаешь, что внимания мало для признания. А признание — не гарантия уважения. И те, чья работа — обеспечить кому-то внимание, далеко не всегда связывают свою задачу с темой уважения.

Порой, внимание мира привлекают — напротив — за счёт вопиющего неуважения и поругания ценностей. Вспомним роман Салмана Рушди «Сатанинские стихи» — именно за это он навлёк на писателя гнев мусульман. Но эта книга сделала его знаменитым, дала признание издателей и публики — переиздание и деньги.

А куда более свежая история с публикацией пресловутых карикатур на пророка? Это ли не пример презрения к чужим святыням и пренебрежения ими? Но зато — какое внимание! Да и признание немалое, хотя и выраженное в бесчинствах толп и карикатурах на тему Холокоста...

Скажите, разве редко слова «признание» и «уважение» практически оказываются синонимами? Разве уважать свободу слова и признавать свободу слова — это не почти одно и то же? Скандинавы — (с пророком) уважили. Теперь (с евреями — жертвами нацизма) уважают иранцы.

Так сфера политики и международных отношений в её этическом и ценностном измерении снова затягивается туманом неясности. С одной стороны — уважай договоры, уважай меньшинства, уважай чужие ценности, а с другой — …

* * *

Но тут в поле зрения появляются люди дела. И, как это часто бывает, показывают важный проясняющий пример. Как раз там, где их деятельность — производство и продажа товара — стыкуется с областью, где действуют гуманитарные технологи. Кому как не им — предпринимателям и мастерам ГТ — надлежит знать, что новые виды деятельностей, новые товары, новые бренды нуждаются в признании, ищут признания, добиваются признания, чтобы добиться успеха на рынке. Мало кому придёт в голову сомневаться в признанности бренда «Вольво». И, думается, не в последнюю очередь, благодаря тому, что в кампании его продвижения участвует мотив уважения. «Уважение ко всему живому» — таков слоган рекламной кампании модели «Вольво С40». И действительно, позаботились о живом — о людях, животных, растениях, фильтруя окислы азота, озон нижнего слоя атмосферы, углеводороды и углекислый газ. Уважая живое, и не столько стремясь получить уважение через привлечение внимания, сколько поддерживая и привлекая внимание с помощью уважения.

Впрочем, наш журнал пока не рекламирует «Вольво». Но время от времени мы читаем газету «Белорусы и рынок», а там сказано: уважение — двигатель торговли.

Красивый тезис, к которому, в общемто, мало что можно добавить. Однако примера «Вольво» мало. Этот тезис нуждается в обсуждении и подтверждении.

Этим и занимаются в февральском номере СоОбщения известные специалисты в области общественных связей, философы, психологи, певцы и писатели.

Вместе с ними — движемся дальше.

Дата публикации: 08:08 | 01.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.