Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/12/practice/4


Время просвещённых предпринимателей

Историю моды на современное искусство, на определённые имена можно представить себе в виде извилистой кривой, а точнее - множества переплетающихся кривых, куда постепенно добавляются новые и новые. Каковы механизмы создания и кто, так сказать, авторы этих мод? С этим вопросом мы обратились к одному из авторитетнейших менеджеров искусства, организатору и участнику множества арт-проектов, начиная со знаменитой «бульдозерной» выставки 1974 года, Леониду Бажанову

Подвижная граница

- Одним из механизмов функционирования художественного рынка является мода на художника. Кто создаёт эту моду?

- Я стараюсь дистанцироваться от коммерческих и рыночных процессов, но в какой-то степени обязан их учитывать, чтобы не дезориентироваться в этом пространстве.

Есть разные составляющие мотивации в продвижении того или иного художника к успеху. Есть мотивации коммерческие, а есть - гуманитарные и даже идеалистические, детерминированные представлением о высоком, элитарном искусстве.

В разные периоды оно называется по-разному - искусство «настоящее», «чистое», «актуальное» искусство. И этими мотивациями руководствуются разные группы людей. Кураторы, критики, искусствоведы, музейщики, коллекционеры, дилеры, галеристы... Причём жёстких границ между видами этой деятельности нет. Границы как бы намечены, но подвижны, и иногда даже пересекают личность того или иного организатора или деятеля.

Если побеждает тенденция, мотивированная чисто коммерческими интересами, художник становится модным - дорогим на рынке.

Если побеждает тенденция, обусловленная идеальными представлениями об искусстве, на сцену выходят, и иногда даже становятся модными, художники, не имеющие прямого коммерческого эквивалента. Эти тенденции, как и всё в мире, сменяют друг друга волнами.

Порой, то, что интересует рынок, одновременно интересует и идеалиста-теоретика, который как бы знает, что есть истинная ценность. Иногда это не совпадает по фазе. В истории легко найти очень разные примеры. Вспомним, что Винсент Ван Гог не продал ни одной работы. При его жизни они высоко оценивались только экспертами с каким-то тайным, элитарным знанием. Теперь эти же его работы - едва ли не самые дорогие в мире. Это - пример ситуации, когда ценители от коммерции пошли за ценителями-идеалистами.

Но бывает и иначе. Когда автор очень ценится на рынке, а потом снобствующее общество клеймит его как коммерческого художника, и интерес к нему спадает. Это влияет и на цены, но понижаются они не до конца: если Семирадский стоил больших денег, он не может упасть «в ноль». Но интерес к нему спадает. И может возникнуть снова,только порождаемый той категорией ценителей, которые изначально к нему относились пренебрежительно, как к салонному художнику. Ведь сфера их интересов тоже меняется. Иногда это интерес к художественной концепции, иногда - к историческим ценностям, порой он социально окрашен, связан с восприятием обществом некоего художественного явления. Так в сферу их интереса может попадать салон, китч - то, что прежде игнорировалось. Так катятся волны, идёт диффузия, смена позиций, аспектов оценки.

После диктатуры

Развитое, цивилизованное общество выработало механизмы взаимодействия разных категорий ценителей. Мы живём в период, наследующий времени идеологической диктатуры - на стадии развития и освоения рыночных идеологий и рыночных стратегий. И часто одни и те же деятели современной художественной сцены одновременно занимают позиции несовместимые с цивилизованной практикой. Человек выступает и как критик, и как куратор; он же может быть и экспертом какого-то аукциона, и сотрудничать с галереей, а то и владеть ею…

Но это просто - ранняя стадия формирования инфраструктуры художественного пространства. Постепенно всё встанет на свои места, и экспертный институт, и институт критиков отделятся от дилерских структур.

В процессе формирования моды на художников участвует и власть, - хотя и не настолько впрямую, как в советскую эпоху. Новая, не слишком просвещённая власть, навязывает обществу свои вкусы или выражает вкусы непросвещённого общества. Например, при содействии властных структур такие художники, как Шилов, Глазунов, Церетели, Бурганов, Никас Сафронов - получают персональные музеи в Москве, а с этим и доступ к более широкой публике. В то же время художники представляющие гораздо больший интерес для экспертного сообщества этого не имеют, и даже не мечтают о чём-то подобном. Но это тоже уходит постепенно в прошлое.

Было бы чудесно, если бы власть в своей политике в отношении искусства опиралась на экспертное заключение - профессионалов, критиков и т.д. Но с другой стороны институт критики у нас всё ещё развит слабо, а значит трудно судить власть в ситуации, когда не очень понятно, на кого же ей опираться.

Есть и другие перекосы. В формировании внутреннего рынка, в том числе и моды на того или иного художника, важное слово имеют, разумеется, и наши западные партнёры. Сегодня они - ещё один особый игрок на этой сцене. Поэтому если западные дилеры, кураторы, аукционисты, галеристы начинаютактивно продвигать то или иное имя русской художественной сцены, здесь на это обращают особое внимание. Будучи новичком на арт-рынке, мы принимаем их правила игры, прислушиваемся, хотя на языке художественной критики мы легко с ними спорим и лучше знаем свои ценности. Однако прямые коммерческие рекомендации западных специалистов могут быть весьма эффективными. Понимая, что «Бентли» лучше, чем «Москвич», мы эксплицируем эту ситуацию на художественную сферу: «западный специалист, безусловно, лучше нашего специалиста». Хотя это, конечно, не аксиома.

Кстати, сейчас, в процессе формирования нового русского рынка уже русский покупатель диктует свои цены на западных аукционах и влияет на отношение дилеров и галеристов к русскому искусству.

Гений или звезда?

- Те из деятелей, кто озабочен коммерческой составляющей успеха - вероятно, заинтересованы, в конечном счёте, не в «гении», а в «звезде»?

- Либо в художнике, который попадал бы в какую-то нишу - тенденцию - в мировом искусстве. Всё это тоже практики «звездостроения». Пока что такие практики у нас легче реализуются в области попкультуры, шоу-бизнеса. Там они уже отработаны, и каждый знает свою функцию. Там уже выработана своя терминология, свой язык, свои тактики и т.п.. При желании и готовности вкладывать деньги можно сделать звезду из кого угодно. Иногда это совпадает с аспектом художественного качества. Но чаще всего хороший автор идёт на альянс с дилерами, чтобы продержаться, прожить, но сохраняет в себе высокие ценности. Хотя, как правило, на «звёздном» пути они деформируются - человек забывает, зачем он бросился в эту мясорубку.

Впрочем, звёзд создают не только сфере популярной, но и высокой культуры. Причём технологии продвижения далеко не всегда находятся в конфликте с технологиями художественного творчества. Я вообще считаю, что огульное противопоставление невозможно. Нередко люди, включённые в поиски истинного искусства, успешно осваивают технологии общественных связей. Особенно это касается молодого поколения. Представители старшего поколения, больше по глупости, относились к этому довольно брезгливо, хотя им тоже следовало этому учиться.

Кроме того, сами предприниматели от искусства - если говорить о российской сцене - нередко оказываются людьми весьма образованными и культурными. Они опираются на экспертные заключения, ищут для этого профессионалов, и действуют исходя не из собственного вкуса, в той или иной степени развитого или не развитого, а делают ставку, инвестируя деньги и усилия в поддержку действительно талантливых людей.

Иногда они в этом разочаровываются, так и не дождавшись подтверждения успешности своих капиталовложений. Бывали истории, когда какой-нибудь банк собирал коллекцию современного искусства, а потом распродавал, не дождавшись её заслуженного признания. А успех приходил к их художникам буквально через год. А другие коммерсанты более терпеливы, а, быть может, более прозорливы, или более богаты, - и тогда они осторожно ждут. И результаты часто бывают в высшей степени положительные - цена их коллекции возрастает в десятки-сотни крат.

Вообще, этот бизнес - инвестиции в современное искусство - по самым поверхностным оценкам, даёт прибыль большую, чем бизнес нефтяной, строительный или энергетический...

Прибыль для посвящённых

- Зачем создаётся мода на художника?

- Это зависит от того, какие ставятся цели. Для одних это - инвестиции, которые должны оправдаться - принести прибыль. А у других есть естественный, на мой взгляд, интереск искусству - это приносит удовольствие, удовлетворение. И в среде бескорыстных ценителей искусства может возникнуть мода на того или иного художника. Это не расчёт, а результат единомыслия знатоков. Хотя и здесь есть своего рода «прибыль»: удовлетворение честолюбия посвящённых и поддержка идентичности самого художника.

- Что же такое мода на художника? Каковы аспекты этого понятия?

- Мода на художника имеет прямое отношение к понятию «публики». Я бы не связывал её с понятием «общество» - хотя бы потому, что наше общество ещё не сформировано, и трудно его назвать обществом культурным. Речь можно вести о тусовке, элите или псевдоэлите, о публике - о том, что у нас сейчас реально существует - о людях, причисляющих себя к потребителям культурного продукта. Вот когда этот круг захвачен интересом к тому или иному художественному явлению - это и есть успех, это и есть мода. Это муссируется в СМИ.

Другое дело, что наши СМИ, так же как и тусовка, и публика - не являются безусловной частью подлинно культурного общества. Они далеки пока что от уровня и статуса института критики. Я полагаю, что культурное общество, и институт критики у нас находятся в стадии формирования. А пока что мы опережаем события, и именно поэтому пресловутые PR-стратегии порой более эффективны и эффектны, чем стратегии экспертные, интеллектуальные, собственно - художественные.

- В чём различие между понятиями «спроса» и «моды»?

- Они тесно связаны между собой. Мода во многом обусловлена спросом. С другой стороны, спрос идёт за модой - одно порождает другое. Однако мода порождает спрос сегодняшний, сиюминутный. А культурный спрос должен порождаться не только модой, но и целенаправленным строительством культуры, о чём у нас пока говорить рано.

У государства нет культурной политики, а она нужна! Государству следует поддерживать культуру, и тогда спрос будет порождением не только моды, но и образования. Государству следует инвестировать средства и усилия в сферу художественного образования. Между тем, у нас образование в сфере современного искусства практически отсутствует, причём как профессиональное, так и общее. Если при советской власти, скажем, в Польше в старших классах были учебники по искусству, то в России сегодня современное искусство плохо изучают даже в университетах.

Поэтому пока что PR и модообразующие стратегии и тактики опережают другой, очень важный процесс, который формировал бы художественную культуру в стране. Сейчас этот спрос деформирован. Но, в принципе, культурный спрос глубже моды. С другой стороны, идеального спроса тоже нет. Я не думаю, что когда мы усвоим западный опыт -всё сразу станет прекрасно. Там ведь тоже присутствует это качание между модой и культурными интересами, и ситуация тоже далека от идеала.

«Чемоданное искуство»

- А в советскую эпоху - как подобные процессы структурировались тогда? И вообще, существовал ли тогда художественный рынок?

- Тема была достаточно любопытная ситуация. На мой взгляд, рынок был и при советской власти. Нормативные механизмы, плановое хозяйство отнюдь не исключали некоторых форм рыночных отношений.

Был государственный рынок, и были государственные заказы на художественные работы, в том числе заказы опосредованные - через заводы, колхозы, детские сады, по линии Союза художников. И был рынок неофициальный - «дип.рынок», «чемоданное искусство». Это означало, что для того чтобы автор продал работы за рубеж, картины должны были умещаться в чемодан.

Пусть с натяжкой, это можно назвать рынком. И наш андеграунд ориентировался именно на этот - чемоданный - рынок. Существовали и коллекционеры, их были единицы, но, тем не менее, была подпольная арт-элита - физики, хирурги и т.д., которые собирали современное искусство. Там были и своя шкала цен, и устоявшаяся поведенческая тактика по отношению к художнику. И какие-то художники уже тогда в этом закрытом кругу были модными. «Звёздным» их статус назвать было нельзя, но суть та же. Зверев уже тогда ценился, или Краснопевцев, и ряд других. В этом очень узком кругу модным был и Билютин, и Вейсберг, и Харитонов... Но поскольку круг был узок, говорить о моде в современном понимании можно только условно.

Сейчас этот процесс постепенно нормализуется, и мы уже - в определённой степени - являемся частью мирового арт-рынка, чтоотносится и к процессам создания разнообразных мод.

- А что означало в советское время - «быть модным художником»?

- Именно то, что смешно определялось как «широкая популярность в узком кругу». Ведь в культурном плане советское общество не было однородным, как принято считать. Оно делилось на страты, и именно андеграундный слой был тем контекстом, в котором складывались зачатки общемировых элементов художественного рынка.

Подчеркну, что «мода» в изобразительном искусстве тогда была возможна именно и только в «подпольной» среде. Официальная часть культуры в этом плане была чересчур идеологизирована, сцементирована, малоподвижна.

Дело ведь ещё и в разнице между видами искусства. В литературе использовать понятие моды было больше основания, поскольку чтение было явлением массовым, в отличие от современного искусства. Правомерно ли говорить, что в моде был Николай Булгаков? Думаю, да. Когда опубликовали в журнале «Москва» его «Мастера и Маргариту», это воздействовало на умы многих и многих. Было именно модно обсуждать эту вещь.

Здесь мы задеваем тему «национальных особенностей»: всегда ведь принято было говорить, что у нас «литературная» страна. А я бы добавил - ещё и «театральная». Словесность и театр традиционно входили в набор основных интересов и предпочтений нашего человека. «Театр на Таганке» и другие культовые вещи - вот это, безусловно, было настоящей модой даже в ту эпоху.

Беседовал Игорь Сид

Дата публикации: 10:08 | 22.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.