Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Боевые икусства / Оперативный простор

«От сотворения Москвы верны ей беззаветно»* - Оболенские

И себе остаются верны особенно


Михаил Кутузов Воронежский институт регионального развития
getman@getman.ru
Версия для печати
Послать по почте

На памятнике жертвам войны в Нормандии установлена мемориальная доска с именем Веры Оболенской, а фельдмаршал английской армии Монтгомери в приказе от 6 мая 1946 года писал: «Этим своим приказом хочу запечатлеть моё восхищение перед заслугами Веры Оболенской, которая в качестве добровольца Объединённых Наций отдала свою жизнь, дабы Европа снова могла быть свободной». Награждена была Вера посмертно и орденом Отечественной войны Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1965 года.

Дорога из Литвы в Россию

Впрочем, служило Отечеству оружием Оболенских несколько сот человек, посему этот образ уже стал собирательным. Суть этой известной фамилии — служение. Служба возносила Оболенских на вершины власти, служба дарила славу и положение, служба брала жизнь. Если бы понадобилось создать некий идеальный литературно-исторический образ преданного российского служаки, то фамилия ему была бы Оболенский. Их известно очень много, гораздо больше, чем тех же Юсуповых или Демидовых. Даже предположить сложно, сколько их служило. Наверное, на полк бы хватило…

Род идёт от черниговских князей, от князя-мученика Михаила Всеволодовича. В очень отдалённой степени Оболенские родичи Барятинским1. Городок Оболенск (ныне Московской области) был жалован во владение князю Константину, родоначальнику династии, в четырнадцатом веке. А в 1368 году Константин погиб, защищая своё владение от литовских войск — не забудем, что в те времена граница между Московским княжеством и Литвой проходила в окрестностях Можайска. Город пал, и Ольгерд присоединил его к литовским владениям. Сыновья Константина, Иван и Андрей, ушли от литовцев в Москву — тогда только-только начинавшую набирать силу. Принято считать, что ушли якобы от притеснения иноверцев2, хотя в это мало верится: в то время в Великом княжестве Литовском православных было гораздо больше, чем католиков, Ольгерд же никогда их не притеснял, это установленный исторический факт. Скорее всего, братья не видели перспектив по службе, да и владение литовцы им вряд ли оставили бы: такие призы доставались победившим. Однако в Москву они пришли уже Оболенскими, и пустили корни именно здесь. От них и пошёл знаменитый и невероятно многочисленный род, которому суждено было сыграть огромную роль в российской истории.

Интриги царского двора

Иван и Андрей Константиновичи участвовали в Куликовской битве, ходили с Дмитрием Донским на Тверь3. Верность московским правителям хранили и сыновья братьев, и их внуки. Василий Иванович Оболенский, сын Ивана Константиновича, имел прозвище «Косой», прославился своим высоким воинским искусством.

Главная линия рода в дальнейшем оформилась потомством Василия Ивановича Оболенского (Косого). Первым лицом этой линии стал Иван Васильевич Стрига, выдающийся полководец своего времени, ближайший сподвижник Великого князя Василия Тёмного. Василий Тёмный, прямой потомок Дмитрия Донского, с детства был вынужден бороться за свои права с дядьями и двоюродными братьями. Печально прославился один из этих братьев Дмитрий Шемяка, который после длительных и рискованных интриг сумел занять московский стол, а брата своего Василия ослепить, после чего тот и стал «Тёмным», то есть незрячим. Иван Васильевич Стрига был главой заговора против Шемяки, намереваясь его убить. Однако заговор раскрыли, и Иван Васильевич был вынужден скрыться на время в Литве. После возвращения к власти Василия Тёмного и по воцарении Ивана Третьего именно Стрига стал главным воеводой московским, особенно отличившись в войнах с вольнолюбивыми Псковом и Новгородом. Он же проявил немалые дипломатические таланты, добившись при заключении мира с Новгородом важных выгод в пользу Москвы. Впоследствии сумел завоевать авторитет у покорённых городов: его даже назначили в 1460 году наместником в Псков, причём по просьбе самих псковичей, и службу он «правил по чести и справедливости, блюдя обычаи псковские и зная честь московскую». С ним связана ещё одна довольно загадочная история, которая громко аукнулась почти через шестьдесят лет, во времена Ливонской войны. Ещё будучи в Литве в изгнании после неудачного заговора против Шемяки, Стрига узнал о тайных переговорах Литвы с Новгородом и Псковом, а также с затаившейся Тверью — давними московскими соперниками. Литва была заинтересована в оперативном пространстве противодействия Москве, Псков и Новгород подходили как нельзя лучше. Литва бралась снабжать их хлебом — своего здесь всегда не хватало, а правители псковские и новгородские были готовы в нужный момент выступить на стороне Литвы в противоборстве с Москвой. Такие докумен ты были составлены и подписаны тайно, однако их содержание благодаря Стриге стало известно Ивану Третьему. Именно это литовское намерение и побудило московского князя срочно расправиться с Новгородом, поскольку Москва не могла заместить Литву в качестве хлебного экспортера: Литва тогда владела нынешней Украиной и реально обладала главным стратегическим ресурсом того времени. После покорения Новгорода Стрига долго и усердно искал «литовские тайные листки» и, как принято считать, нашёл — уже перед самой смертью. Те это были «листки» или нет, но, как говорят французы, если их и не было, то стоило бы их выдумать. В общем, эти «листки» стали солидным доказательством весомости московской политики в отношении Новгорода — кровавой и жестокой, но убедительно справедливой, каковая и получила развитие во время Ливонских войн уже при Иване Грозном.

Псковский юмор и последствия

Последний поклон вольностям русских «республиканских» городов был отвешен Москвою тоже не без участия Оболенских. На этот раз речь пойдет об Иване Михайловиче Оболенском по прозвищу «Репня»4, которая в известном смысле отображает кулинарные пристрастия князя: «репнёй» звалась похлёбка из репы, тюря. Впрочем, «тюрей» князь не был, это совершенно точно. Будучи назначенным наместником псковским по воле великого князя Василия Третьего и против воли псковичей, он навлёк на себя многие неприятности со стороны псковских «резидентов». Прежде всего, тем, что требовал к своей персоне отношения, в Пскове неслыханного и выглядевшего прямым унижением: псковичи никому не кланялись при встрече, а наместник требовал именно этого, поскольку в Москве так принято! После того, как смешливый пскович поклонился князю…гм, предварительно повернувшись к нему спиной — дело приняло нешуточный оборот. Такого «бесчестья» князь простить никак не мог. Шутник был примерно наказан — как именно, история не сохранила — но псковичи вступились «за своего», и началась длительная тяжба между «административным ресурсом Центра» и «региональной бизнес-элитой» (как всё знакомо!). Результат был предсказуем: с Москвой шутить не полагается. Василий Третий в 1509 году «имал посадников псковских», то бишь арестовал местных олигархов, чем фактически и навсегда лишил Псков самоуправления.

Подвиги ратные и не только…

Сыновья Василия Косого, братья Стриги-Оболенского, также служили Москве главным образом на поле ратном: Александр Васильевич отличился в Новгородском походе, участвовал в Казанском взятии, погиб в бою. Пётр Васильевич Нагой-Оболенский участвовал в Казанском, Новгородском, Литовском походах. Двое других братьев — причём не очень понятно, самых младших или средних — получили прозвище «Телепни», этому термину ближе всего современное «обалдуй»5. Звали этих обалдуев Фёдор и Василий. Сами по себе братья мало чем прославились, как «телепням» и положено, однако сын Фёдора, Иван Фёдорович Овчина Телепнёв-Оболенский прославился в российской истории тем, что едва ли не первым вступил на поприще придворного фаворитизма, и немалого на этом пути достиг. Хоть и заплатил очень дорого… Смолоду князь много и крепко повоевал. В первый поход ушёл едва ли не в четырнадцать лет — в те годы рано мужали. Воевал и с татарами, крымскими и казанскими, и с литовцами. Был воеводою в Туле, Стародубе, Тарусе, в других городах. В 1530 году жалован боярским чином, то есть стал аристократом государственной службы. Будучи приближен к великому князю, стал частенько появляться в Кремле, где и не упустил своего шанса.

Молодая вдова Василия Третьего, Елена Глинская, приметила статного воеводу, и влияние Ивана Фёдоровича очень быстро стало расти. При том, что царь — будущий Грозный — был ещё совсем ребенком, и нянькой к нему была приставлена родная сестра князя, Аграфена Челядина, можно было добиться очень многого. Но не богатство влекло князя — Оболенские никогда не отличались особенным богатством, а власть, сила, подчиняющая приоритету собственной воли! Он и пустился во все тяжкие. Сложная и многоходовая доктрина против дядюшки царицы, князя Михаила Глинского, в конечном счёте завершилась победой фаворита: Глинский был по надуманному обвинению заключён в тюрьму, где умер от невыносимых условий содержания — некоторые считают, что от голода. Устранив главногосоперника, Оболенский начал потихоньку расправляться с соперниками потенциальными: многие бояре были обвинены в симпатиях к Литве, были высланы или заключены в тюрьму. На прямой террор Оболенский идти не решился, но правление в стране было фактически узурпировано. Елена была совершенно подчинена его влиянию, бояре, которые остались в Москве, всячески его поддерживали, а среди этих последних особо выделялся своей преданностью молодой и хитроватый Василий Шуйский. Апогей власти Оболенского — мирные переговоры с Литвой, в ходе которых послы обращались прежде к нему, а затем уже ко всем остальным, включая великую княгиню-регентшу.

Всё рухнуло в 1538 году: Елена Глинская умерла. Или была отравлена — такой слушок тоже ходил в Москве. Бояре, мгновенно создавшие антиоболенскую коалицию, действовали быстро и решительно: уже через неделю после этого события Иван Фёдорович Овчина Телепнёв-Оболенский был схвачен «в дому», заключён в тюрьму, в которой и скончался вскоре… от голода, как и его самый страшный противник.

Иван Грозный жестоко отыгрался на Телепнёвых. И самостоятельно, и руками опричников. После 1550-х годов эта фамилия практически не встречается в документах. Царевич не простил Овчине и его приспешникам страшного детства, жестокого с ним обращения и угроз его жизни, тогда ещё совсем беззащитной. Фактически эта линия рода была сведена под корень.

Вхождение в высшие круги

Оболенские вышли из тени достаточно поздно, уже при Алексее Михайловиче, отце Петра Первого. В замечательном фильме Александра Митты «Как царь Пётр арапа женил» есть примечательная сцена: князь Гаврила Ртищев (Иван Рыжов) гадает, кого именно предназначил царь в женихи его Наташеньке: Говоров, Черногуов, Оболенский… но здесь некоторая историческая неточность: при Петре родовитость была качеством второстепенным, а «в службе» Оболенские занимали посты третьестепенные. Князь Андрей Никифорович Оболенский был назначен на должность новгородского губернатора, князь Михаил Матвеевич — воеводой Арзамасской провинции: и то, и другое — провинциальная глушь. Это было время Шаховских, Шереметьевых, Головиных, даже безродных Меньшиковых и Демидовых.

Оболенские опять вошли в высшие эшелоны власти при Екатерине Второй: князь Василий Елисеевич стал президентом коллегии экономии — довольно сложной управленческой структуры, в некотором роде похожей на современный экспертный совет по вопросам экономического развития. В коллегии проходили экспертную оценку «инновационные проекты» того времени, и заключение было важным для последующего государственного финансирования. Князь Василий Алексеевич имел непосредственное отношение к созданию Русского экономического общества — первой в России светской общественной организации. Князь Александр Петрович, сыновья его Михаил и Дмитрий были сенаторами при Екатерине и Павле.

Сильному роду — долгие лета

К началу девятнадцатого века род разросся настолько, что иные родственники знали друг дружку только по фамилии — тенденция, кстати, сохранилась по сей день: ныне живущий на юге Франции художник Алексей Львович Оболенский представления не имеет, кто такой римский католик Сергей Николаевич Оболенский, о чём искренне поведал в интервью.

Оболенские воевали в войне 1812 года, в Первой Балканской войне, участвовали в подавлении польского восстания 1831 года, воевали и на Кавказе. К середине девятнадцатого века они вернулись «в свет», причём в самом типичном качестве тогдашней аристократии: одни как блестящие «гвардейцы и гвардионцы»6, другие — как преданные службисты и рачительные хозяева, а иные — и как предприниматели:пензенский Никольский хрусталь обязан своим существованием выпускнику Московского университета Александру Оболенскому и его жене. Правнучка князя, ныне живущая в Германии Александра Бультман фон Гертсдорф, постоянно приезжает в Россию, бывала и в Пензе. Иные Оболенские стали революционерами, в доме одного из них, Владимира в Пскове (ну приговорены они к этому городу!) печаталась «Искра». Когда Владимир оказался в эмиграции, а дети его — в ЧК, он напрямую обратился к Ленину с просьбой о помощи. Тот не забыл прежних услуг и распорядился выпустить Оболенских, а дело прекратить. Внук Владимира — художник — по сей день живёт во Франции. Но так повезло далеко не всем Оболенским: те из них, кто честно служил царской власти — как, например, московский генерал-губернатор и его сын Владимир, были репрессированы.

Однако род оказался невероятно живучим и сильным. Если собрать сегодня всех ныне живущих Оболенских с разницей рождения, скажем, в 10 лет — точно полк наберётся. Американцы Оболенские — Алексей Львович и его жена — помогают детскому дому, разместившемуся в бывшем их родовом имении в Козельском районе Калужской области — когда-то Козельск от крым-цев защищал Иван Фёдорович Овчина Те-лепнёв-Оболенский. Всё возвращается на круги своя. Одним из авторов проекта возрождённого Храма Христа Спасителя является Андрей Николаевич Оболенский — правнук московского генерал-губернатора.

Знаете, о чём думается, когда собираешь материалы для статьи о такой фамилии? О том, что они и есть сама Россия. Её синоним и суть. В одной из Интернет-ссылок я прочёл, что именно с этой фамилии Лев Толстой писал героев Анны Карени-ной. Кстати, урождённой Облонской…

*Из панегирика роду 1934 года, написанному в Париже.

1 См. «Спасавшие цариц, пленявшие мюридов… Барятинские».

2 См. «Самые знаменитые династии России», М.2002 год.

3 Впоследствии от этих князей пошли роды Тростецких и Долгоруких.

4 Родоначальник Репниных. Его праправнук был первым учителем Петра Первого и звался Аникита Репнин. Описан в романе А. Толстого «Петр Первый».

5 «Телепнями» обругивал своих бестолковых офицеров черноморский адмирал Федор Федорович Ушаков.

6 То есть служили в полках старой (Преображенский, Семеновский, Измайловский, Финляндский) или новой (Лейб-гренадерский, Лейб-кирасирский и Павловский полки) гвардии.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Боевые икусства
Концепт
Там, где грубая сила бессильна
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Найти в себе ученика
Ефим Островский Гуманитарный технолог
Вера, разум и университет. Воспоминания иразмышления
Папа Римский Бенедикт XVI
Мастерство
И
Игорь Гришин основатель Школы Го "Восхождение"
Какой от этого прок
Практика
Рукопашный бой должен напоминать тайфун
Александр Попов мастер игры Го и рукопашного боя
Мастер - значит чемпион
Олег Чирков рукопашный боец
Дело воинскойчести
Максим Шатунов Президент Саратовской региональной Федерации Русского боевого
Актуальный сюжет
Ноябрьские революции-2006
Революция «ослов»
Наталия Бубнова эксперт в области международных отношений
Революция усов
Рустем Сафронов историк продюсер телекомпании Russia Today
Революция громких слов
Валентин Богатырёв координатор аналитического консорциума «Перспектива» вице-президент
Референдум с кавказским акцентом
Антон Дугин движение НАШИ специальный корреспондент «Со-Общения»
Оперативный простор
Grядущие перемены…
Андрей Сокиркин директор по рекламе ООО «Стиль Медиа»
«От сотворения Москвы верны ей беззаветно»* - Оболенские
Михаил Кутузов Воронежский институт регионального развития
Основы целенаправленного общения
Герой, которого не было
Главный сон осени
Вся ли наша жизнь игра?


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2017
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.