Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Боевые икусства / Актуальный сюжет

Революция громких слов

Не состоялась


Валентин Богатырёв координатор аналитического консорциума «Перспектива» вице-президент
vbmail@yandex.ru
Версия для печати
Послать по почте

В какой-то момент площадь перед президентским дворцом в Бишкеке напоминала знаменитый киевский Майдан. Казалось, в эти ноябрьские дни сбываются прошлогодние прогнозы о жёстком межрегиональном противостоянии, а, возможно - и вообще - о крушении Кыргызстана как единого государства. Но вот площадь отшумела и отправилась праздновать победу. Не зная, что те же часы были временем торжества и в президентском дворце. Почему?

Перед бурей

С самого первого дня стало очевидно, что у власти, пришедшей на смену Аскару Акаеву в результате событий 24 марта прошлого года, легкой жизни не будет. Неформатный властный переход породил системную оппозицию. Причём она приобрела тотальный характер — т.е. против президента Курамбека Бакиева были все: бывший президент и его окружение, местная олигархическая среда, опасавшаяся за свои капиталы, новая бюрократия, не получившая всего, на что рассчитывала и революционеры-радикалы, тоже не получившие того, на что рассчитывали.

Но если поначалу сильное политическое сопротивление новому режиму можно было списывать на сторонников прежнего президента, то уже через полгода стало понятно, что все упомянутые группы сформировали общий оппозиционный фронт с одной целью-задачей: сместить Курманбека Бакиева.

События ноября этого года стали уже третьей волной действий этой оппозиции.

Первая прокатилась прошлой зимой в стенах кыргызского парламента, попытавшегося перехватить у президента властную инициативу. Впрочем, закончилась она победой Курманбека Бакиева и уходом его главного оппонента — Омурбека Текебаева с поста спикера Жогорку Кенеша.

Вторая волна прошла весной этого года уже в митинговом формате. И хотя она, на первый взгляд, не принесла сторонам громких побед, но обозначила некоторый тренд, который можно расценивать как выигрыш оппозиции. Во-первых, Бакиев был вынужден избавиться от нескольких наиболее одиозных с точки зрения оппозиции фигур в своём окружении. А во-вторых, и в главных — оппозиции удалось успешно провести мероприятия по собственному организационному оформлению, а также сформулировать пакет требований, адресованных Курманбеку Бакиеву — т.е. определить собственную повестку дня.

И хотя лето в Кыргызстане выдалось спокойным и курортным, всем было понятно, что осенью грянет политическая буря.

Третья волна начала подниматься уже в сентябре. Её мощь была обусловлена тремя событиями: это сентябрьский курултай оппозиционных сил, сформулировавший 10 требований к Бакиеву; это гражданский форум, уточнивший этот список претензий; и, наконец, это обсуждениев парламенте истории с подброшенной в багаж бывшему спикеру «матрёшкой» с наркотиками. Кем подброшенной, следственным органам и специальной государственной комиссии не удалось выяснить до сих пор, но все это знают. Стартовой точкой в осеннем политическом наступлении было выдвижение оппозицией требования об отставке тандема Бакиев-Кулов.

Эти события поставили власть перед угрозой новой революции.

Несомненно, политика президента Бакиева давала основания для предъявления претензий. Он демонстрировал явную аллергию к политическим изменениям, полагая, что главной задачей для страны должно быть экономическое строительство, которое понималось им как продвижение вперёд в русле реальной экономики: строительство заводов и укрепление элементов административного управления хозяйством. В этом ключе, требования политических и социальных реформ рассматривались как несвоевременные и ненужные. По мнению Курманбека Бакиева, надо было сначала «поднять экономику», «твёрдо встать на ноги». Однако именно этот подход казался демократическим активистам и бизнес-элитам, опасавшимся сохранения авторитарной власти акаевского типа, её продолжением и укреплением. Один из лидеров оппозиции, бывший в своё время противником и прежнего президента, Алмаз Атамбаев, даже выдвинул лозунг «Долой Акаева!» как актуальный для новой власти.

План

Но в то же время анализ требований оппозиции и форма, в которой они были сделаны, говорят о том, что её лидеры не рассчитывали всерьёз на выполнение президентом их ультиматума. Многие из требований были просто заведомо невыполнимы в те сроки, о которых шла речь. Цель была другая: загнать Бакиева в угол, обвинить его в антидемократизме даже в случае выполнения им части требований. В тот момент оппозиции не столько были нужны реальные изменения, сколько повод для отставки президента и прихода к власти.

Пошаговый характер разогрева ситуации ясно говорил о том, что «новая революция» хорошо спланирована и умело режиссируется. Кульминацией сюжета стал достаточно сильно спроектированный сценарий ноябрьских событий. Оппозиция, и особенно это не скрывалось, была намерена выйти 2 ноября на площадь и предъявить свои требования в ходе массового митинга. Затем предполагалось перевести митинг в постоянный режим, создав благоприятный фон для давления на Бакиева. В случае, если он не пойдёт на ус тупки следовало ожидать установления контроля оппозиции над кыргызским телевидением, блокирования работы правительственных структур, «захвата» власти в регионах посредством акций гражданского неповиновения и избрания собственных акимов — руководители местных государственных администраций. Таким образом, в случае если бы президент не пошёл на переговоры и уступки, ситуация в стране постепенно перешла бы под контроль оппозиции — сначала в режиме двоевластия, а затем и полностью.

Этот план был очень тщательно проработан по людям, действиям и ресурсам. При этом у оппозиции были достаточные средства, чтобы обеспечить его реализацию. А вот власть возможностями силового противодействия такому сценарию не располагала.

В то же время, встречи и беседы с лидерами антибакиевского движения показывали, что оппозиция была вполне готова к переговорам и даже минимальным уступкам со стороны президента, чтобы снять свои крайние требования по отставкам руководителей страны и не реализовать сценарий гражданского неповиновения и захвата власти.

Вот такой парадокс.

Но почему же оппозиция считала нежелательным революционный сценарий развития событий? Тому есть две причины: первая — отсутствие среди противников Курманбек Бакиева общепризнанного лидера; и вторая — реально существовавшая и ясно осознававшаяся оппозицией опасность перерастания мирного противостояния в вооруженные столкновения.

Волнорез

Событийный ряд всего произошедшего в кыргызской столице в первую неделю ноября хорошо известен благодаря активной работе средств массовой информации.

Революции не произошло.

Президент сначала потянул время, потом — пошёл именно на те уступки, которые не требовали от него кадровых жертв, и главное — согласился на принятие новой конституции.

В итоге возникла курьёзная ситуация — каждая из сторон считает, что верх в ходе кризиса одержали именно она.

Поскольку в ходе событий всё внимание было сконцентрировано на одном только требовании — принятии новой конституции, и она была принята, у всех сторонников реформ, особенно в первые часы, было ощущение достигнутой цели. Это ощущение и сняло митинговую энергетику и позволило оппозиции покинуть площадь с высоко поднятой головой.

Однако уже вскоре стало понятно, что принятая версия конституции не только не продвигает оппозицию к её целям, но наоборот — значительно укрепляет позиции президента. Установленный рекорд принятия основного закона в первом и во втором чтениях, когда на каждое из них приходилось примерно по паре минут, сыграл с оппозиционерами злую шутку. Да и не только с ними. Новая редакция оказалась крайне слабо проработанной и с такими изъянами, которые уже на другой день после её подписания потребовали внесения поправок.

Но и помимо этой истории с конституцией Курманбек Бакиев вправе считать, что у него есть больше оснований говорить о своей победе. Например, президент убедился, что он мало уязвим для т.н. «информационных киллеров» — когда оппозиция вынесла в публичное пространство имеющуюся у неё «компрометирующую» информацию о нём и его семье, это не повлекло для него никаких видимых последствий. Он оказался неснимаем по компроматным основаниям. Это стало большим политическим открытием.

При этом президент обнаружил, что его тактика борьбы дала положительный результат, и укрепился в своей оценке ситуации в стране как подконтрольной ему. Несмотря на то, что на сторону оппозиции перешла большая группа людей, ранее бывших на его стороне, тем не менее, победить им не удалось. Бакиев увидел, что у него есть сторонники, и они в состоянии организовать (хотя и с использованием административного ресурса), но, тем не менее — вполне внятный ненасильственный отпор оппозиции, например — в виде антимитингов. Президент также убедился, что он в состоянии контролировать основные СМИ и обеспечивать успешную работу в информационном пространстве на большей части территории страны. Всё это в совокупности резонно рассматривается им как победа и как успешное завершение, по крайней мере, последнего, активного, уличного этапа борьбы.

Атакующая волна расплескалась о волнорез гибкой политики Бакиева.

На пути к консенсусной демократии?

Такой взгляд, такая оценка событий может развязать ему руки и подтолкнуть к более активным действиям. В их числе возможны и смена правительства, и роспуск Жогорку Кенеша. Во всяком случае, мало кто в стране сомневается, что нынешний состав парламента уйдёт уже в следующем году, так и не дожив своих конституционных сроков…

Делает выводы и оппозиция. Важным уроком для неё стало то обстоятельство, что народная поддержка оказалась далеко не столь массовой, как ожидалось (по самым лестным для оппозиции оценкам на митинг вышло в два раза меньше людей, чем предполагалось). Её не поддержал город, не поддержал юг страны и слабо поддержали другие регионы. Причин тому, как минимум, четыре: (1) оппозиция не наладила оргструктуру в регионах; (2) не заручилась поддержкой элит; (3) у нее не было необходимых медиаресурсов; и (4) наконец, среди лидеров оппозиции оказались люди, не пользующиеся доверием народа.

Учитывая эти обстоятельства, а также тот факт, что новая редакция конституции вводит порядок избрания существенной части парламента по партийным спискам и выдвижение кандидатуры премьер-министра от политических партий, предстоит ожидать перестройки работы оппозиционной группы. Сохранить взаимодействие в рамках движения «За реформы» станет затруднительно, поскольку лидеры входящих в него партий перенесут акцент на экстренное укрепление своих партий и даже вступят в конкурентные отношения друг с другом на предстоящих парламентских выборах. Останется в центре внимания «семейная жизнь» президента Бакиева. Наиболее острая тема здесь — передача лицензии на месторождение золота Джеруй структурам, связанным с Борисом Березовским, в качестве платы за содействие в проведении президентских выборов. Скандал вокруг участия опального российского олигарха в этом проекте и отрицаемого Курманбеком Бакиевым его приезда в Бишкек, ещё не исчерпал своего политического потенциала. Тем более, что следы «людей Березовского» обнаруживаются и в других сферах.

Все это означает, что политическая атмосфера в Кыргызской Республике будет оставаться достаточно горячей и в ближайший год, и, возможно — в ближайшие три года. Спокойной жизни у президента Бакиева не будет.

Однако опыт показывает, что кыргызские политические бури, как правило, бурлят в достаточно крепком стакане. Кыргызстан проходит политическую трансформацию хотя и в активном, но вполне устойчивом режиме. Пророчества и опасения по поводу нестабильности в стране и даже её возможного распада, больше высказываются сторонними наблюдателями и, по большей части — в их собственных целях.

Между тем, никаких реальных проблем обстановка в Кыргызской Республике для её внешнеполитических партнёров не создает. Кроме, может быть, одной: всё происходящее в Кыргызстане для его соседей и для России создаёт не слишком радующий образ будущего их собственных стран. Имидж Кыргызской Республики как примера того, к какому хаосу и нестабильности приводит демократия, активно формируется и используется в своих внутренних целях политическими элитами её соседей: вот мол, смотрите, к чему ведёт демократический беспредел.

Понятно, что маленький Кыргызстан, в отличие, например, от Узбекистана, вряд ли кому может серьёзно угрожать потоками беженцев. Все, кто мог, уже и так уехали из страны на заработки в Россию и Казахстан. Но по тому вниманию, которое уделяется событиям в Кыргызстане, по тому удовольствию, с которым выбираются и смакуются негативные подробности «революционных» всплесков, слишком хорошо видно, что угроза экспорта демократии не с Запада, а из этого — как его называли — демократического «островка», весьма серьёзно воспринимается теми лидерами, которым, так или иначе, предстоит уже в недалёком будущем уйти с политической арены.

Кстати, специалисты из ОБСЕ утверждают, что в Кыргызской Республике складывается свой тип демократии — консенсусная демократия.

И митинги в Бишкеке скоро перестанут служить эффективным политическим орудием, поскольку станут никому не интересны, как стали не интересны митинги в США или европейских столицах. Они будут даже куда менее интересными, поскольку проходят в куда более цивилизованных формах, чем, скажем, недавние протесты во Франции. Ноябрьские события показали, что это утверждение не лишено оснований. Несмотря на бурные коллизии, властям и оппозиции удалось договориться абсолютно цивилизованным способом. Хотя, конечно — не обо всём…


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Боевые икусства
Концепт
Там, где грубая сила бессильна
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Найти в себе ученика
Ефим Островский Гуманитарный технолог
Вера, разум и университет. Воспоминания иразмышления
Папа Римский Бенедикт XVI
Мастерство
И
Игорь Гришин основатель Школы Го "Восхождение"
Какой от этого прок
Практика
Рукопашный бой должен напоминать тайфун
Александр Попов мастер игры Го и рукопашного боя
Мастер - значит чемпион
Олег Чирков рукопашный боец
Дело воинскойчести
Максим Шатунов Президент Саратовской региональной Федерации Русского боевого
Актуальный сюжет
Ноябрьские революции-2006
Революция «ослов»
Наталия Бубнова эксперт в области международных отношений
Революция усов
Рустем Сафронов историк продюсер телекомпании Russia Today
Революция громких слов
Валентин Богатырёв координатор аналитического консорциума «Перспектива» вице-президент
Референдум с кавказским акцентом
Антон Дугин движение НАШИ специальный корреспондент «Со-Общения»
Оперативный простор
Grядущие перемены…
Андрей Сокиркин директор по рекламе ООО «Стиль Медиа»
«От сотворения Москвы верны ей беззаветно»* - Оболенские
Михаил Кутузов Воронежский институт регионального развития
Основы целенаправленного общения
Герой, которого не было
Главный сон осени
Вся ли наша жизнь игра?


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2017
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.