Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Город. Клуб. Конструктор / Практика

Песни открытого типа

Городской романс несёт в себе надежду на спасение


Псой поэт-шансонье музыкант преподаватель
pgk38@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Рок-н-ролл или, скажем, рейв одинаково звучит и в концертном зале мегаполиса, и в хорошо оборудованном поле, как это когда-то было в Вудстоке. Но ведь есть специфически городское искусство, особливо городская музыка. И живёт она и в Аргентине, и в Германии, и в Америке, и в России. Она появилась давно, и называют её городской романс. И, кстати, рок-н-ролл - русский уж точно - вырос именно из неё.


Уходим в лес?

- Чем было обусловлено зарождение жанра городского романса? В чём отличия существования этого жанра тогда и сегодня?

- В искусствоведении этим термином обозначается фольклорный песенный жанр, бытующий в демократической городской среде и во многом её формирующий. Пример - «За грибами в лес девицы...». Это - т.н. жестокий романс, а ещё есть цыганский, мещанский, сентиментальный, может быть ещё дворовый, воровской, некоторые выделяют салонный...

Исторически городской романс противопоставляется классическому, высокому - исполняемому со сцены.

Высокий романс является, как правило, авторским, а городской - народным. В современной филологии понятие городского романса употребляется шире, этим термином обозначается и авторская «бардовская» песня, и т.н. «русский шансон», и некоторые явления в роки поп-музыке. С музыковедческой точки зрения, вся современная эстрадная русская песня во многом наследует романсу. Возникновение и популярность романса и связанной с ним песенной культуры обусловлены повышением роли музыки, песни и сценического пения в массовой городской культуре. Эти процессы связаны с развитием городов в XIX веке. Впрочем, сейчас действуют уже другие механизмы, символом города стали другие, более лязгающие жанры, а подгитарные и другие песни романсового типа, наоборот, отодвигаются куда-то в лес, в поле, в горы.

- Чем городской романс отличается от других жанров?

- Классические жанры, включая высокий романс, являются категориями закрытого типа - к ним нельзя принадлежать «в большей или меньшей степени». А популярные жанры, включая городской романс, это категории открытого типа. Иными словами, песни типа «Очи чёрные», в отличие от песен типа «Я вас любил», могут считаться романсами «в большей или меньшей степени», «в чём-то романсами, в чём-то нет», романсами в «широком» или «узком» смысле. Возможны песни «переходного» и «смешанного» типа. Но есть определённый набор признаков романса: демократизм языка, определённыйкруг тем и мотивов, гитарный аккомпанемент, интонация доверительной беседы, простая куплетно-припевная форма, типичная мелодия.

Антропология жанр

 - Какой мессидж несёт, по-вашему, этот жанр в современный мир?

- Я как Максим Петрович у Лермонтова, помните - «он вообще не любит метафизических прений». Стараюсь поменьше об ультимативном сообщении, экстремальной сути, предельном интересе, глубине существования, потому что стоит начать - и говоришь часами.

А послание, наверное, про то, что нет высоких и низких жанров, а есть душа, и если она хорошо, не фальшиво поёт, то сердце её услышит. И ещё это послание про то, что и любовь, и остальная повседневная жизнь со всеми её, так сказать, излучинами, может стать песней.

- А если искать в нём метафизические смыслы?

- Боюсь, что рассуждение о «тафизических смыслах» жанра сродни гаданию на кофейной гуще. Сейчас много игры в метафизику. Но все эти построения - в лучшем случае глубокие мифы, художественные образы или личные озарения людей, подлежащие толкованию, в худшем же случае - просто словоблудие или тёмная чушь. Особенно если речь идёт об ответах на вопросы. Если вопрос действительно метафизический, то на него не может быть ответа.

- Корифеи предыдущих эпох: Александр Вертинский, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Юлий Ким... В чём их вклад в этот жанр?

- Вертинский создал такое песенное кабаре, которое стало своего рода промежуточной средой между высокой и низкой поэзией, между классикой и поп-культурой. В более широком смысле, городской романс и популярная песня всегда такой средой и является. Вертинский пел песни на слова великих поэтов эпохи декаданса и на свои собственные слова. Он дружил с формалистами, с акмеистами, он принадлежал к интеллектуальной, «софистикейтед» среде, но он сам был таким посредником, который брал эту информацию из высокой поэзии, обрабатывал и делился ею со своей демократической аудиторией.

Юлий Ким очень много сделал для кино, он показал, каким «обыкновенным чудом» может быть персонажная и закадровая песня. Одна лучше другой.

Про Окуджаву хорошо написал Александр Жолковский в статье «Рай, замаскированный под двор». Он описывает процесс Окуджавы как противоположный процессу Блока, символистов. Они «возгнали» романс до классики, а Окуджава демократизировал дух их поэзии и привёл его в жанр «бардовской песни», этого романса mutatis mutandis.

Про Высоцкого можно сказать примерно то же самое, только вместо Блока и символистов нужно поставить Маяковского, Есенина, Цветаеву. Вот такую роль в поэзии играли эти барды.

Ну а метафизический компонент состоит во взаимообусловленности двух аспектов: воспроизводство - репродукция - прокреация рода-жанра, Вечное Возвращение, а с другой стороны, об/пере-(c)мен(к)(а), такое об-н-ятие, взаимопри-н-ятие родов-жанров. Не знаю точно, метафизический это смысл или диалектический, а может быть, он вообще не «философский», а просто антропологический какой-то.

Спасение клубится здесь

- У вас есть любимые музыкальные инструменты? Какие? Почему?

- Символически говоря, у меня есть песня о любимых трёх музыкальных инструментах - скрипочке, трупочке (той самой, которая «не трубка») и петельке - в смысле, о той петельке, которая «loop», электронная музыка. Если какой-то инструмент перестаёт работать, то берётся другой. Но в реальности я не умею играть ни на скрипке, ни на трубе, ни на «петлях». Я жму на клавиши, реже - на педали. Моя любимая «Гармоха», на которой я обычно играю, технически очень удобна, имеет приятный звук и хорошо выглядит. Это синтезатор Casio - одна из младших моделей, - я пользуюсь только опцией «аккордеон». Самый лучший мой альбом с «Гармохой» - это, наверное, «Песнь Песней» 2003 года, там много римейков на продукты урбанистической романсовой и постромансовой культуры. Собственно, весь альбом посвящён работе с этим полем, с его «смыслами», или «вибрациями», или «знаками» - это уж кто как любит, тот так и называет. Там есть и «За грибами...», и «Tombe la neige» под Адамо, и «Мурка» под Алёшу Дмитриевича, и «Матчиш - прелестный танец...», и даже «Стенька Разин» в версии питерского политеха 60-х годов. Тогда я очень любил рассуждать о разных видах песни, шансона, романса, даже курс лекций в Америке об этом читал.

- Феномен городского клуба, музыкального и не только, - есть ли в нём толика глубинного смысла или надежда на спасение (если не мира, то хотя бы города)?

- Сотериологический смысл «клуба» надо рассматривать в контексте понятия «собор» - «собрание» - ecclesia/Церковь/каhал, и «сообщество», «мир», «orbs». «Клуб» - это клубок, (с)вязь, вязанье, место встречи, «место» тоже переводится как «город». Можно связать тему спасения с темой города и места. «Город» - это «град», крепость, закрытое пространство, дом = клуб. Но для спасения нужно решиться разомкнуть это пространство, открыть дверь, обратиться «к лесу задом - ко мне передом», «к городу и миру». Город перестал быть «крепостью», он стал «клубом», «клубком», клубком дыма. Но в этом дыму есть образ иной Крепости, в Ней же клубится спасение. Впрочем, возможно, я не вполне понял вопрос...

- Каковы возможности развития феномена «клуба»?

- Можно сделать глобализацию - огромный молл в центре города или под землей, где сосредоточатся все-все клубы, самые разнообразные.

Можно сделать разные маршруты по клубам, типа лабиринта, чтобы это соответствовало социокультурной стратификации, и чтобы пользователь, спускаясь в этот центр, мог выбрать себе маршрут или проводника, причём живого, а не электронного. Можно разделить клубы на более закрытые и более открытые - так, чтобы про закрытые знали только посвящённые и никому не рассказывали.

А можно вообще - закрыть все клубы.

Оттенки мифа

- Вообще, что такое для вас «урбанизм», «мегаполис»? Хорошо это или плохо?..

- Сначала надо выяснить, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Это постигается умозрительно, а также в личном опыте. У меня тоже есть такой опыт и такие умозрения, они формируют мою картину мира. И согласно этой картине, «урбанизм» - это не хорошо и не плохо. Тут много оттенков и разных вопросов, у каждого из этих вопросов своя этика, своя экология, своя экономика, в рамках интервью всего не расскажешь, но вот хотя бы такая конкретная вещь - что делать с собаками в городе? Это огромный вопрос, и неоднозначный. Стоит его коснуться всерьёз, и там очень многое всплывает, так что будем осторожны.

В современном русском языке и культуре кроме «урбанизма» и «мегаполиса» есть ещё много понятий, обнажающих новые смыслы и проливающих дополнительный свет на этот вопрос. Есть понятие «сити». Есть понятие «виллидж». Постепенно появляется понятие «таун». Есть понятие «штетл» - местечко, заимствование из идиша. Есть тема «русской провинции».

Все эти понятия передают различные оттенки городского мифа. Я умышленно не рассуждаю о том, что из этого мне «нравится», а что «не нравится». Дух больших городов мне, во всяком случае, не претит. Но их нужно покидать иногда и жить в более тихих местах. Жить в мире, или «в миру», значит жить в Городе.

Есть ещё такой город - Иерусалим. Я в нём был и очень удивился. А ведь, говорят, есть ещё Рим, в моей фантазии он маленький, типа Ватикана, а послушаешь людей - так поражает воображение, и хочется съездить.

- Что такое для вас город, чего в нём для вас всегда не будет хватать?

- Для меня город - это, прежде всего, Москва. И вот этого московского компонента мне всегда будет не хватать в других городах. А в самой Москве мне всегда будет не хватать каких-то мест, которые теперь перестроили, а я успел их запомнить с юности и детства, или которые изменили качественно среду обитания по сравнению с теми временами, когда формировалась моя психика. Но что такое «не хватать»? Это очень условная «нехватка», такое мимолётное, ностальгическое настроение...

- Каковы ваши первые сугубо городские воспоминания?

- Во-первых, трамвай № 27, который ходил у нас под окнами. Я жил в районе Бутырки, на углу Вятской и Первой Хуторской.

Во-вторых, два троллейбусных маршрута, по которым я впервые ездил самостоятельно: 3 и 23. Третий троллейбус шёл от каких-то таинственных улиц Милашенкова, Яблочкова, Добролюбова, Гончарова, Руставели в какой-то не менее таинственный центр.

Мне доставался небольшой участок этого маршрута - от Первой Хуторской до тогдашней Каляевской и Садово-Каретной, где была музыкальная школа имени Мясковского, которую я заканчивал. Троллейбус № 23 был более внутренним, его маршрут был похож на маршрут «тройки», но начинался прямо на Хуторской, а заканчивался, кажется, на Пушкинской или чуть дальше… Потом этот маршрут слился с «третьим». Интересно, что музыкальная школа имела те же номера - Третья детская и Двадцать третья вечерняя. В дальнейшем оба эти числа всегда играли важную роль в моей жизни. Но это не нумерология, а просто биографическая мифология.

Родился я в Москве, которую называют большой деревней, но это уже скорее в современном глобалистическом значении «виллиджа». Я жил не в самой её урбанистической части. В нашем neighborhood1 были поначалу даже деревянные дома, один из них, двухэтажный, напротив нашего дома. Потом его снесли. Когда я катался на велосипеде, то доезжал до таких улиц, которые походили на деревенские или, по крайней мере, на дачные. Там были деревянные дома с открытыми дверями и бельё на улице, но очень скоро все эти дома снесли. Очень хорошо помню, как недалеко от дома появилось метро «Дмитровская». Это ощущалось как сказка. Тогда метро волновало меня и даже часто снилось. Сейчас я на нём почти никогда не езжу. Лучше спросите, когда я впервые попал в деревню. Как для любого московского ребёнка, первым опытом контакта с «руральным» миром была дача. Сначала в Фирсановке, потом в Алабушево. Позднее я бывал и в настоящих русских деревнях, но немного.

Пусть будет хорошо

- Каково, по-вашему, будущее города вообще?

- Трудно прогнозировать. Наверно, речь идёт о фантазиях, утопиях. Воображение рисует большие и быстрые автодороги, новые виды скоростного транспорта, разные постиндустриальные услуги...

Но вообще-то мы с Кириллом Боголюбовым когда-то написали такой антиутопический рассказ на тему европейского мегаполиса, он назывался «Под сенью Свободной Европы». Прочитайте его, пожалуйста, - он доступен в Сети2. С тех пор многое изменилось, потому что я побывал в нескольких новых для меня городах - Сан-Диего, Солт-Лейк-сити, Портленде, Хьюстоне, Екатеринбурге, Норильске, Иерусалиме, Тель-Авиве, Хайфе, Лондоне, Кракове, Освенциме, Туле, Костроме, Монреале, Виннице, Жмеринке, Биробиджане. Совсем недавно впервые побывал в очень красивом и интересном городе Сумы. Сейчас нахожусь в Перми. Все города мне нравятся, хотя есть особая привязанность к Москве. Нет плохих городов, это бред ругать город, всё равно, что ругать человека.

А что «будет» с городами - не знаю... Но есть какие-то источники на эту тему. Откровение Иоанна, например. Там многое говорится о будущем города, но каждый понимает в своём духе. Пусть будет хорошо.

- Чего вы лично для себя хотели бы в будущем в плане городской среды: удаляться от неё всё дальше; или наоборот - врастать кожей; примиряться; преобразовывать?

- Хотелось бы примириться с городом, отрешиться от него, сродниться с ним, освободиться от него, повлиять на него, дать и не дать ему влиять на меня. Думается, что всё это - одна и та же задача, разными словами.

- Когда-то вы писали о «литературе, навеянной гармоничной семейной жизнью», «с шумными Днями рождениями и Новыми годами» , с составлением «искромётных шарад» - а фактически, о современном «изводе аристократической» культуры... Есть ли перспективы возрождения понятий «династия», «благородство», в возрождении лучших качеств не только «русской интеллигенции», но и «российской аристократии»?

- Семейные традиции, преемственность поколений, бережное отношение к наследию - это звучит хорошо. Хочется, чтобы все эти вещи были органичными, и тем самым - честными.

Беседовал Игорь Сид

1 Англ. – соседство, окрестности – ёмкое слово, означающее не только прилегающую территорию, но и людей, в ней живущих, и дух, в ней царящий.

2 http://www.polit.ru/world/2003/11/22/629810.html.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Город. Клуб. Конструктор
Концепт
Размышление у ворот
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Где начинается и кончается город?
Редакция «Со-Общения»
Слободизация страны Гордарики*
Вячеслав Глазычев профессор президент Национальной академии дизайна
Новый язык для нового города
Дух города реет где хочет
Сергей Серов руководитель Высшей академической школы графического дизайна
Кризис
Сол Алинский основатель «Фонда индустриальных территорий»
Практика
Город – бренд
Сергей Митрофанов генеральный директор компании Brandflight Moscow
Гопинг, пудинг или брендинг?
Елена Обидина преподаватель Института социальных коммуникаций УдГу
Песни открытого типа
Псой поэт-шансонье музыкант преподаватель
Протяните руку. И сделайте
Дмитрий Луговой предприниматель из г Новомосковска
Построй свой город
Трине Ниссен пресс-секретарь по корпоративным коммуникациям компании LEGO
Урвилль – воплощённаямечта
Оперативный простор
Русские компетенции*
Александр Попов директор Департамента образовательных проектов ЦСР «Северо-Запад»
Дауншифтинг по-нашенски
Нина Матусевич специалист по развитию общественных связей
Барятинские
Михаил Кутузов Воронежский институт регионального развития
Город без болтовни
Пособие по столичной жизни
Спасибо, что курите!*
Кочевник
Роман в стиле SMS
Светлана Прокопчик писатель
Как мы делали этот номер


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.