Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/10/op/7


Роман в стиле SMS

Мы редко публикуем прозу. Но всё же - публикуем. Потому что художественный текст порой значительно лучше передаёт неуловимые ощущения, из которых формируется то неповторимо-городское чувство, которое сложно определить в терминах вроде «коммуникации», «инфраструктуры», «проблема одиночества в урбанистической среде» и так далее. Городская история - особый жанр. Она может быть страшней самого лютого ужастика, а может быть милей всего самого милого. И хотя рассказ Светланы Прокопчик может показаться рождественским, это только поначалу. На самом деле это история об удивительной городской повседневности и нас - её жителях. О том, как мы разговариваем друг с другом, а также о том, без чего многим из нас так худо живётся, и с чем живётся очень хорошо…

Павильон сотовой связи не работал. Валерий потоптался у запертой двери, с сомнением оглянулся на здание супермаркета. Можно заплатить за телефон на кассе, но для этого надо зайти в торговую зону. Валерию туда не хотелось: не любил толпу. Особенно в предпраздничные дни.

Поразительно, насколько народ любит праздники — любые, мешая в кучу языческие, православные, католические и коммунистические. Какая разница? Праздник — он и есть праздник.

На завтра планировалось католическое Рождество. Каждая вторая покупательница несла индейку. Валерий думал: ведь ни одна из них не знает, где ближайший костёл. Хотя зачем им костёл, главное — подать на стол индейку. А в этом вопросе умелые кулинарки дадут сто очков вперёд любому иезуиту.

Отчего-то женщины с индейками расстроили Валерия даже больше, чем закрытый павильон. Ветер бросил ему в лицо горсть крупных, влажных снежинок, Валерий зябко поёжился. Сел в машину, завёл двигатель. Лобовое стекло обрастало мохнатым белым покровом. Интересно, почему снег белый, а небо во время снегопада — серое? Почему вода прозрачная, а дождевые облака — свинцовые? Ведь каким бы толстым ни было облако, оно несёт в себе не так уж много воды. Что такое пятьдесят миллиметров осадков? Всего лишь пять сантиметров. Он вырулил со стоянки, глядя по сторонам — где бы оплатить сотовый? Уличная иллюминация сверкала так, что в блеске огней растворялись вывески и даже рекламные щиты. Через минуту или две Валерию показалось, что он едет не по городу, а по ветке колоссальной новогодней ёлки. Катится с одной еловой лапы на другую, объезжая хвоинки и любуясь стеклянными шарами, волшебной мишурой и леденцами в серебряной фольге.

Нужная вывеска появилась внезапно, Валерий едва успел затормозить. Вышел, плотно запахнув куртку, и направился к хлипкому зданию.

Как ни странно, в павильоне было пусто. Лишь Снегурочка в нескромном наряде скучала возле витрин да Дед Мороз за кассой разгадывал кроссворд. Валерий заполнил бланк, отдал Деду.

Рядом возникла Снегурочка с яркой коробкой.

- Сегодня первому и последнему посетителю подарок, — прожурчала она. — Первому и последнему, только сегодня, мы дарим исполнение мечты.

«Мечтой» оказался мобильный телефон в стильном черном корпусе.

- — Новая марка… не нуждается в подзарядке… вечные батареи… изобретение советских учёных, проданное КГБ на Запад… австрийская сборка… титановый корпус… сим-карта в комплекте… самый выгодный тариф…

Голос Снегурочки завораживал. Валерий поддался и, словно во сне, протянул паспорт. Через три минуты он снова был на улице — с коробкой под мышкой.

«Зачем мне ещё один телефон? — думал он по дороге домой. — Ишь ты, „мечта“. Может, я о другом мечтаю. Батарейки, видите ли, вечные. Хорошо, если на год их хватит. Впрочем, за год и модель устареет морально. Эх, реклама… Наверное, акция рассчитана на молодых, которым лишь бы самое модное. Просчитались ребята со мной, я не привык менять вещи так быстро… А подарю я его Диане!».

Диана, подруга последних трёх лет, встречала дома. С порога Валерий потянул носом, учуяв вкусный запах.

- Индейка, — подсказала Диана. — Сегодня же канун католического Рождества.

Она трещала без умолку, повествуя в красках, как стояла в очереди и выбирала самую лучшую индейку… Валерий молча подал ей коробку.

- Ой! — обрадовалась Диана. — Какая прелесть! А что за фирма? Я о такой не слышала… — она нахмурилась, словно Валерий ей гадость принес.

Он объяснил, что нарвался на рекламную акцию. Диана вертела в руках аппарат, и Валерий видел: вещь мужская. Диане она совершенно не идёт. Но подруга, проверив набор функций, пришла в восторг.

- Тебе давно пора включить счета в расходы фирмы, — не удержалась она от замечания. — Чтобы не бегать по павильонам.

Валерий и сам понимал, что пора. Но не включал. Он был немного старомоден. Первый мобильный появился у него ещё в то время, когда для ношения телефона требовалось разрешение, как на оружие. Тогда о корпоративных планах никто слыхом не слыхивал. Валерий привык платить сам, с одного тарифа на другой переходил с трудом, а смену префикса, случившуюся из-за расширения абонентской сети, воспринял как личное оскорбление. Старые знакомые шутили, что если и есть неизменные вещи, так это его номер телефона.

Чудесный вечер прошел тихо. Валерий ел индейку, любовался Дианой и думал, что три года — немалый срок. Он привык к этой женщине, и хоть не всем был доволен, понимал: идеальных людей не бывает. А Валерию уже тридцать пять, и мать давно требует внуков.

Отчего бы им с Дианой не пожениться?

***

Валерий катал кольцо на ладони, представлял, как красиво оно будет смотреться на тонком пальчике Дианы. Беспокоился, подойдёт ли размер, но продавец заверил: немного расставить или ужать колечко сможет любой ювелир.

Хороший новогодний подарок — обручальное кольцо. Знак того, что Валерий дарит себя. Диана поймёт, обязательно поймёт. И обрадуется. Она никогда не давила на Валерия, но замуж хотят все женщины… или не все, но такие и не живут с любовниками годами, словно с супругами.

Он очень ясно представил себе, как это произойдёт. Будут свечи, искрящееся шампанское в прозрачных бокалах, бой курантов и ослепительная улыбка Дианы. И…

Валерий повернул ключ в замке.

Ещё не перешагнув порог, понял, что случилось самое страшное. Диана металась по квартире, судорожно хватая свои вещи и запихивая их в раскрытый чемодан. Завидев Валерия, она начала кричать.

Он не любил и боялся женских истерик. Особенно таких, когда не очень ясно, в чём тебя обвиняют. Диана вопила не переставая, и Валерий вдруг прозрел: никогда она его не любила, жила, потому что выгодно, но в нём самом нисколько не нуждалась…

- Ты за мной следил! — выпалила она, заливаясь слезами. — Ты подлец, ты влез в мою личную жизнь, ты подслушивал мои разговоры…

И со всего размаху ударила об пол подаренный неделю назад телефон.

- И не смей угрожать Владу, ясно тебе?! — завизжала она. — Ты подмётки ему лизать не достоин!

Валерий оторопел. А Диана обвиняла его во всех грехах — и в том, что он благодаря новому телефону подслушивал её разговоры с любовником, и в том, что посылал тому угрожающие SMS, и ещё во многом…

Через полчаса в квартире стало тихо и пусто.

Валерий сидел посреди разгромленной комнаты, в углу щебетал телевизор — Диана не выносила тишины и всегда включала его, чем бы ни занималась. Когда на экране появился изящно присыпанный снегом президент, Валерий встал, как робот, принёс из холодильника бутылку шампанского, достал бокал и зажёг свечу. С началом боя курантов открыл бутылку, наполнил бокал.

На двенадцатом ударе послышалось странное жужжание. Валерий вздрогнул, огляделся.

Из-под стола выехал на виброзвонке телефон. Голубой экранчик приветливо подмигивал надписью «Новое сообщение».

«С Новым годом, приятель. Баба с возу — кобыле легче».

В качестве исходящего значился собственный номер телефона.

- И что это значит? — спросил Валерий.

Аппарат подпрыгнул, выдав новое сообщение: «Телефон — компания получше женщины, которая тебе изменяла».

С жалобным звоном разлетелся упавший на паркет бокал.

***

Метель. Машины ползли еле-еле, на цыпочках перебираясь через полосы рыжей дорожной каши и осторожно приподнимая дворниками густую вуаль снегопада. Они подмигивали фарами, стараясь не терять друг друга из виду, словно овцы в отаре.

Валерий смотрел только перед собой, изредка скользя ледяным взглядом по зеркалам. На пассажирском сиденье лежал телефон, завёрнутый в три полиэтиленовых пакета и глянцевую страницу из женского журнала. Не обладая рентгеновским аппаратом в глазу, нельзя было распознать в этом комке мусора стильные обводы элегантного корпуса — но Валерий его чувствовал. Каждую его кнопочку. Чувствовал и предвкушал, как бросит его ласковой Снегурочке, бросит с гневным вопросом — что за дрянь ему всучили?! Это что за мечта такая — телефон, который тебе в приятели набивается?!

Губы сами шевельнулись: «Уже близко…» Телефон словно учуял угрозу и начал барахтаться. Против воли Валерий прибавил скорость и в последний момент успел принять вправо, уходя от столкновения. Мелькнуло недовольное лицо в окне грязной иномарки, но дорога тут же вымела из памяти мимолётное впечатление.

Вот и памятный перекресток. Отсюда налево… Валерий сбросил газ, вытянул шею. Павильончик прятался в закутке, вывеска должна выскочить внезапно, как чёртик из коробочки… Потянулись тёмные жилые кварталы. Валерий удивился, развернулся и вновь проехал тем же маршрутом.

Ничего. Вот книжный, вот цветочный теремок с нелепой отделкой — Валерий прекрасно её запомнил. Вот ювелирный магазин и банкомат в здании, самой прочной частью которого выглядела дверная ручка. Восемь дней назад тут же был и павильон сотовой связи. А теперь исчез.

Валерий не поверил, не захотел поверить. Вышел наружу, прошел вдоль торгового комплекса. Не может быть… Стараясь не дать волю отчаянию, расспросил продавцов в соседних магазинчиках.

Павильона сотовой связи тут никогда не было.

Он сел в машину, тупо глядя перед собой. На лобовое стекло садились снежинки. В пакете возился и шуршал проклятый телефон. А выкинуть его, решил Валерий, и дело с концом. Протянул руку — и боль пронзила аж до самого плеча. Чёртова техника ударила током.

Хотелось плакать, бессильно ругаться, бить в стену кулаком и проклинать судьбину. Валерий растирал мышцы и скрипел зубами.

Вечером он напился в хлам.

Он мрачно наливался водкой, хрустел дешёвыми маринованными огурцами, давился от отвращения и проклинал соседей сверху, не вовремя устроивших гулянку с танцами. Между бутылкой и невкусной сёмгой, взятой в том же магазине, где Валерию продали огурцы и водку — господи, он тыщу лет не ходил в такие лавчонки! — лежал мобильный телефон.

Выключенный. Но не ставший оттого менее ненавистным.

Валерий схватил аппарат и замахнулся, намереваясь швырнуть его в стену. Телефон ожил, по ладони прошла щекотка от виброзвонка. Валерий ругнулся и бросил вещицу обратно на стол, брезгливо морщась, словно по ошибке цапнул волосатую гусеницу.

На экранчике возникла надпись: «Новое сообщение». Валерий долго смотрел на неё, потом решился. «Нехорошо бить тех, кто не может дать сдачи».

Как и в прошлый раз, исходящим был указан собственный номер этого аппарата.

«Завтра пойду к психиатру. Однозначно. Или послезавтра, когда протрезвею, — думал Валерий. — Ах, чёрт, там же праздники… Ну ладно, тогда после Рождества».

- Мерзавец, — сказал он телефону. — Всё из-за тебя.

И выпил. Телефон осторожно тренькнул — новое сообщение.

«Разве я виноват, что у тебя жизнь не сложилась?»

Валерий внезапно разъярился. Он грохнул кулаком по столу с такой силой, что подпрыгнули стакан, бутылка и даже банка с огурцами. Стекло жалобно зазвенело.

- Т-ты… — выкатив налитые кровью глаза, шипел Валерий. — Что ты, дрянь электрическая, знаешь о жизни?! Да как ты смеешь…

В эту минуту он жалел, что телефону нельзя начистить рыло. Очень хотелось. А сволочной аппарат ещё издевался!

Новое сообщение. «Я много знаю о жизни. У меня невеста есть, той же модели. А жениться не могу — нет денег. Дай денег — отстану».

Валерий пьяно расхохотался. Потом взвыл. Потом ещё выпил. А потом зачем-то разговорился с телефоном.

Он оказался чудесным собеседником, этот малыш в стильном чёрном корпусе. И уж точно поумней большинства людей. Валерий старался не думать, как выглядит эта беседа — пьяный мужчина, успешный бизнесмен, порядочный во всех отношениях, хлещет водку и жалуется на жизнь мобильному телефону. А телефон сочувствует.

- Ну почему?! Почему?! — восклицал Валерий. — Что я делаю не так?! Почему мне тридцать пять, я не урод, денег полно — почему до сих пор один?! Я не ворую, не сижу на игле, не бью женщин… Что этим бабам не хватает, а?

Почему у соседа жена есть, а у меня нет? Он же алкаш, родную маму пропьёт, — а его любят! Ну, был бы я неудачником, так нет же!.. Вот ты — ты мне скажи. Что не так?

«Хочешь, познакомлю тебя с хорошей женщиной? Она такая одна. Но тебе больше и не нужно, верно?»

Бред. Сплошной бред. И хорошо, что о нём никто и никогда не узнает. Кроме психиатра.

- Познакомь.

«А ты мне поможешь? Я тоже хочу жениться».

- Ну и сколько тебе надо? — с трудом выговаривая слова, спросил Валерий.

«Тысяча долларов. Их хватит, чтобы мы с женой общались по SMS, пока не умрут батарейки».

- Мне сказали, у вас батарейки вечные…

«Ничего вечного нет».

- А как ты эту тысячу на два счёта распределишь? Ведь у твоей невесты на счету тоже не ноль должен быть… Или там её хозяин расстарается?

«У неё хозяйка. Небогатая».

- Так как? Не понимаю. У вас общий счёт?

«Тебя же не удивляет, что твоя женщина пользуется твоим кошельком. Не беспокойся. Я уже все распланировал».

- Ловкий… — пробормотал Валерий.

Как добрался до кровати, он не помнил. Поразило другое: утром почему-то не было похмелья.

***

Рождество… На этот раз своё, родное Рождество.

Валерий медленно ехал по широкой, дивно пустынной улице. В свете жёлтых фонарей плясали крупные снежинки. Окна домов словно подмигивали сквозь метель и яркую иллюминацию праздничного города.

На пассажирском сиденье важно развалился телефон. Валерий чувствовал себя законченным идиотом — он только что положил на счёт тысячу долларов и теперь совершенно серьёзно ждал результатов. Когда телефон тренькнул, у Валерия по спине побежали мурашки.

«Вон она».

По тротуару медленно шла женщина в длинном пальто и без шапки. Шла так подчёркнуто беспечно, что любой бы понял — она никуда не торопится. В этот праздничный вечер её никто не ждёт.

Валерий притёрся к обочине. Женщина вынула руки из карманов, размахнулась и бросила что-то в сугроб.

«Запомнил? Брось и меня туда же».

- Уверен? — у Валерия отчего-то пересохло горло. — Подумай. Зачем вам жить на улице? Я могу закинуть вас на антресоли или на дачу отвезти… ну мало ли чего, так хоть крыша над головой будет.

«Мы хотим жить своим домом».

- Ну… прощай. Счастья вам. Валерий заглушил двигатель, вышел. Осторожно, навесом, бросил телефон в снег и еле удержался от желания подойти — проверить, как он там. Постоял, улыбаясь.

Женщина неспешно удалялась.

Валерий на миг задумался — с чего начать разговор? Ему никогда не приходилось знакомиться на улице. Рука нащупала в кармане коробочку с округлыми боками. Валерий удивился — и вспомнил.

Обручальное кольцо. Он так и не достал его из кармана в новогодний вечер… Валерий догнал женщину.

- Простите, можно у вас спросить?

- Попробуйте.

- Почему снег белый, а тучи — серые?

- Потому что снежинки тени отбрасывают, — засмеялась девушка.

- Так просто?

- Да.

- А у меня телефон выманил тысячу долларов. Рассказал ужасно трогательную историю о том, что хочет жениться и не может, потому что не хватает жалкой тысячи долларов. А у него — любовь.

- И вы дали?

- Естественно. Я ж не совсем бессердечный. И вообще я из тех людей, у которых бардак во всём, кроме работы. Все вокруг устраиваются, заводят семьи… даже телефон — и тот женился. А я вечно третий лишний.

- А я свой телефон выбросила. Только что.

Скрипел под ногами свежий снег, и во всём мире было светло и тихо.

- Можно, я вам подарок сделаю? Всё-таки канун Рождества.

Валерий протянул коробочку с кольцом. Женщина раскрыла её, ахнула, тонкие брови вопросительно изогнулись. Валерий почувствовал себя героем и осмелел окончательно:

- Как вас зовут?

Женщина звонко рассмеялась:

- Вы всегда такой? Сначала дарите обручальное кольцо, а потом спрашиваете имя?

- Но вы же знаете ответ на вопрос, мучивший меня с детства, — отчего снежинки белые, а тучи серые! — нашёлся Валерий.

Женщина снова засмеялась. У неё был чудесный смех. Валерий пригляделся и понял, что сама она — точь-в-точь женщина его мечты.

- Валерия, — сказала она мягко. — Меня зовут Валерия.

- Поразительно, — только и смог пробормотать Валерий. — Меня зовут Валерий. Не верите? Хотите, паспорт покажу? А что вы думаете о прогулке по рождественской Москве? Мы могли бы…

Валерий вёл женщину к машине и откуда-то знал: она не бог весть какая хозяйка, зато росла на той же музыке, что и он, и его книжная полка наверняка ей понравится. Ещё она добрая, терпеливая и немного старомодная.

Отъезжая от бордюра, он подумал, что не пойдёт к психиатру. Лучше сводит Валерию в… в… ну, неважно куда. Куда-нибудь. Хоть в палеонтологический музей.

Ещё через пять минут Валерий напрочь позабыл, что познакомился со своей очаровательной спутницей благодаря телефону.

Ему казалось, так было всегда — рождественская ночь, чистый снег и серебристый смех женщины его мечты.

***

Два телефона одновременно ожили. Между ними оказалось больше пяти метров — непреодолимое расстояние для тех, у кого нет ног. Но даже непреодолимые препятствия становятся лишь испытанием на прочность для тех, кто любит.

Два телефончика, манипулируя виброзвонками, упрямо ползли навстречу друг другу. Их разделяли участки открытого льда и тропинка, покрытая рыжим месивом. Но влюблённые не замирали ни на миг, пока не встретились. А встретившись, поползли в ямку под заснеженным кустом. И там они устроили гнездо.

Они лежали, помаргивая экранчиками и изредка обмениваясь sms-сообщениями. Им было хорошо.

Ведь у них оставалось жизни на тысячу долларов. Целая вечность.

Дата публикации: 07:12 | 27.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.