Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/10/op/3


Город без болтовни

Мнение о том, что простая публикация кейсов не приведёт к их пониманию и успешному внедрению, широко распространена. Считается также, что в расчёте и на то, и на другое важно поместить эти тексты в определённый контекст. Не станем опровергать эти утверждения. Просто предложим читателям книгу Чарльза Лэндри «Креативный город». А он уже сам поймёт, что ему в ней полезно.

Чарльз Лэндри.
"Креативный город".
Классика-XXI, М.: 2005.

Контекст

Порой книги несут читателям неожиданные и удивительные открытия. Случается даже, они переворачивают их жизнь. А вместе с ней - настоящее и будущее целых отраслей знания, человеческих практик, индустрий.

Если брать такую сферу деятельности как современный город, то, очевидно, когда-то подобную роль сыграли размышления выдающихся архитекторов и проектировщиков прошлого века. Их книгам, речам, выступлениям и, главное, проектам удалось перевернуть представления о градостроительстве, планировании и образе жизни даже таких косных и упёртых людей, как советские коммунистические функционеры, французские чиновники эпохи де Голля или, скажем, бразильские военизированные бюрократы времён милитаристских диктатур.

Это было непросто.

Ни те, ни другие, ни третьи долго не могли принять того факта, что подлинный город находится не столько на определённой территории в окружении соответствующего ландшафта, но в сознании людей - как его жителей, так и всех остальных. Но в конце концов - приняли. Впрочем, следствием этого принятия вовсе не обязательно стало создание выдающих образцов городской среды, дружественных человеку, в которых горожанин мог бы чувствовать себя органично и свободно.

В СССР титанические колоссы сталинских времён были окружены пятиэтажными многоквартирными бараками, лишь пародирующими прозрачные и дружественные для пользователя конструкции Ле Корбюзье. Точно так же, как прямые просеки московских проспектов пародировали на практике метафору великого строителя, писавшего, что городские магистрали должны быть прямыми.

Это нормально для бюрократии. Корбюзье говорил о спрямлении пути между развивающимся, творческим человеком и развивающейся, живой городской средой, бюрократы поняли его по-своему и бездарно разрубили арбуз Москвы Новым Арбатом и попутно лишили столицу дворовой структуры, критически важной для существования локальных сообществ.

Слава Богу, французы не решились сделать с Парижем ничего подобного. Они вынесли бетонные и стеклянные короба новостроекв специальные анклавы, снабдив их при этом своеобразным острым галльским смыслом, выраженным в аккуратности рекреационных зон, вложенным в кинетичность подвижных скульптур и т.п.

Ни советские, ни французские чиновники так и не рискнули построить новые столицы для своих стран. Старые государства крепко держались за древние твердыни, ставшие брендами, в не меньшей степени, чем сами страны. А вот более молодая и устремлённая в будущее бразильская бюрократия настолько раскачалась, что пошла на строительство Бразилиа - города, ставшего инновацией во всех отношениях - и в социальном, и в архитектурном, и в инфраструктурном, и в культурном, в конце концов.

При этом в исторических Рио и Сан-Паулу росли нищие бидонвили…

Вот вопрос: отчего левый урбанист Нимейер не спроектировал образцовый современный бидонвиль? Не создал такое удивительное пространство для инноваций? Возможно, потому, что не было заказа - всё время отнимали контракты с компартией Франции и компанией «Рено"…

Мировой Бидонвиль

Знаменитый философ Маршал Маклюэн предсказывал становление мировой деревни. Определённо имея в виду не сельское поселение и не аграрную идиллию, но своего рода общину, общение членов которой будет облегчено Интернетом и другими средствами связи.

Бидонвиль - та же деревня. По набору человеческих типов и социальных ролей и даже, отчасти, по внешнему виду. Причём деревня не европейская, где каждый переулок асфальтирован, а чисто глухая - где грязи непролазные и перед магистратом. И при этом - самовольно прилепленная её жителями к индустриальному городу. Не вполне легальная и населённая людьми, к которым в полной мере и сегодня относится предупреждение, списанное Владимиром Маяковским с информационного щита, выставленного в 30-х годах прошлого века на въезде в столицу Мексики: «В Мехико-сити без штанов вход воспрещён!» Впрочем, огромнейший Мехико устроен так, что там и в благоухающем и шелестящем фонтанами деловом центре города к небоскрёбам лепятся зловонные хибары, где ютятся нищие и голодные оборванцы. В этих хибарах нет Интернета. И даже водопровода. По соседству нет ни доступных школ, ни квалифицированных врачей. И, похоже, сегодня их жители постепенно возводят тот самый мировойбидонвиль, который ход истории, возможно, превратит в агрессивную альтернативу гуманистической мировой деревни.

Обо всём этом очень мало сказано в книге Чарльза Лэндри «Креативный город».

Оставим заклинания магам?

Однако Лэндри говорит о другом.

В частности, о том, что без социальных, архитектурных, инфраструктурных и, главное, управленческих инноваций города глобальной Европы подвергаются опасности.

О том, что городским властям, предпринимателям и организованным жителям надо открыться для обмена творческим духом, идеями обновления и развития их жизненного пространства.

О том, что там, где структуры муниципальной власти, представители бизнеса и институтов гражданского общества (от эколого-активистских до академических) находят не только общий язык переговоров, но и язык совместного проектирования, становится возможной профилактика той болезни, которую я бы назвал синдромом глобального Юга в городах мирового Севера.

И если в призывах к креативности и открытости новому наш читатель может не обнаружить ничего особенно продвигающего, то, думается, в многочисленных примерах такого сотрудничества и состоит, собственно, важность и практическая полезность этой книги.

Дело в том, что утверждение о непереносимости примеров и образцов, взятых из одних культур - в другие, далеко не всегда верно. Скажем, Петру Великому удалось довольно далеко продвинуться по этому пути. Как, впрочем, и многим другим действительно успешным политикам, художникам, изобретателям, имена которых хранит история. Да, путь этот труден. Но - проходим.

Понятно, что заклинания действуют только тогда, когда их используют мастера в области магии. Мы не знаем, является ли г-н Лэндри мастером имен в этой области, однако собранный им материал о практическом воплощении ряда живых и продуктивных идей в пространстве современного города считаем весьма содержательным.

И потому рекомендуем читателям, ищущим своё собственное место в городской среде как специфической среде деятельности, ознакомиться с работой Чарльза Лэндри.

Андрей Драйвассер

Дата публикации: 07:07 | 27.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.