Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / Город. Клуб. Конструктор / Концепт

Гонцы эпох

Письма тех, кто могли бы стать читателями «Со-Общения»


Версия для печати
Послать по почте

Немыслимое количество писем гениальных, неординарных культурных и со циальных мыслителей прошлого пришло к нам в редакцию в этот раз. Это не удивительно, поскольку каждый автор «Со-общения» достоин, чтобы о нём уз нал Вы, наш читатель.

Но вновь мы столкнулись с трудностью из бесконечности представить Ваше му вниманию лишь ограниченный список посланий. И вот некоторые из них.


Когда утопия - реальнее жизни…

Феникса они считают за действительно существующую птицу

Создавая нечто, главное очень в это верить. И не забывать, что любая реальность имеет особый онтологический статус.

Итальянский философ грезил городом, которого нет. И безапелляционно утверждал, что мир изменится в лучшую сторону, если люди повсюду будут окружены удивительным. Поэтому в его книге роль телевидения играли городские стены…

Во всём городе стены, внутренние и внешние, нижние и верхние, расписаны превосходнейшею живописью, в удивительно стройной последовательности отображающей все науки. На внешних стенах храма и на завесах, ниспадающих, когда священник произносит слово… изображены все звёзды, с обозначением при каждой, в трёх стихах, её сил и движений.

На внутренней стороне стены первого круга изображены все математические фигуры... Величина их находится в соответствии с размерами стен, и каждая снабжена подходящей пояснительной надписью в одном стихе: есть там и определения, и теоремы, и т.п. На внешнем изгибе стены находится, прежде всего, крупное изображение Земли; за ним следуют особые картины всевозможных областей, при которых помещены описания в прозе обычаев, законов, нравов, происхождения и сил их обитателей; также и алфавиты, употребляемые во всех этих областях, начертаны здесь над алфавитом Города Солнца.

На внутренней стороне стены второго круга можно видеть как изображения, так и настоящие куски драгоценных и простых всякого рода камней, минералов и металлов, с пояснениями при каждом в двух стихах. На внешней стороне изображены моря, реки, озёра и источники, существующие на свете; так же как и вина, масла и все жидкости; указано их происхождение, качества и свойства; а на выступах стены стоят сосуды, наполненные жидкостями. Там же, с соответствующими стихами, находятся изображения града, снега, грозы и всех воздушных явлений.

На внутренней стороне стены третьего круга нарисованы все виды деревьев и трав, а иные из них растут в горшках на выступах наружной стены строений; они снабжены пояснениями - где какие впервые найдены, каковы их силы и качества…

На внешней стороне - всевозможные породы рыб речных, озёрных и морских, их нравы и особенности, способы размножения, жизни, разведения, какая от них польза миру и нам... Там можно увидеть и морских ежей, и улиток, и устриц и т.д. И всё достойное изучения представлено в изумительных изображениях и снабжено пояснительными надписями.

На внутренней стороне четвёртого круга изображены всякие породы птиц, их качества, размеры, нравы, окраска, образ жизни и т.д.

Феникса они считают за действительно существующую птицу.

На внешней стороне видны все породы пресмыкающихся и насекомые с указанием их особенностей, свойств ядовитости, способов применения и т.д. И их там гораздо больше, чем можно себе представить.

На внутренней стороне стены пятого круга находятся высшие земные животные, количество видов которых просто поразительно! <…>

Какие всё это прекрасные изображения и как толково всё объяснено!

На внутренней стороне стены шестого круга изображены все ремёсла с их орудиями и применение их у различных народов. Расположены они сообразно их значению и снабжены пояснениями. Тут же изображены и их изобретатели. На внешней же стороне нарисованы все изобретатели наук, вооружения и законодатели. Видел я там Моисея, Озириса, Юпитера, Меркурия, Ликурга, Помпилия, Пифагора, Замолксия, Солона и многих других. На почётнейшем месте увидел я образ Иисуса Христа и двенадцати апостолов.

Томмазо Компанелла,
учёный узник замка Ангела.
Отправлено в 1602 г.

О, этот город мечты…

…Который всегда с тобой

Париж уже никогда не будет таким, как прежде, хотя он всегда оставался Парижем, и ты менялся вместе с ним.

Париж никогда не кончается, и каждый, кто там жил, помнит его по-своему. Мы всегда возвращались туда, кем бы мы ни были, и как бы он ни изменился, как бы трудно или легко ни было попасть туда. Париж стоит этого, и ты всегда получал сполна за всё, что отдавал ему.

С дальнего конца улицы Кардинала Лемуана к реке можно спуститься разными путями. Самый ближний - прямо вниз по улице, но она очень крута, и когда вы добирались до ровного места и пересекали начало бульвара Сен-Жермен, она выводила вас на унылый, продуваемый ветрами участок набережной слева от Винного рынка…

По ту сторону рукава Сены лежит остров Сен-Луи с узенькими улочками, старинными высокими красивыми домами, и можно повернуть налево и идти по набережной, пока остров Сен-Луи не останется позади и вы не окажетесь напротив Нотр-Дам и острова Ситэ. Нижний конец Ситэ переходит у Нового моста, где стоит статуя Генриха IV, в узкую стрелку, похожую на острый нос корабля. И там у самой воды разбит небольшой парк с чудесными каштанами, огромными и развесистыми, а быстрины и глубокие заводи, которые образует здесь Сена, представляют собой превосходные места для рыбной ловли. По лестнице можно спуститься в парк и наблюдать за рыболовами, которые устроились здесь и под большим мостом.

Рыболовы и оживлённая река, красавицы баржи с их особой жизнью на борту, буксиры с трубами, которые откидывались, чтобы не задеть мосты, величественные вязы на одетых в камень берегах, платаны и кое-где тополя… Когда в городе так много деревьев, кажется, что весна вот-вот придёт, что в одно прекрасное утро её неожиданно принесёт теплый ночной ветер.

Иногда холодные проливные дожди заставляли её отступить, и казалось, что она никогда не вернётся, что из твоей жизни выпадает целое время года. Это были единственные по-настоящему тоскливые дни в Париже, потому что всё в такие дни казалось фальшивым. Осенью с тоской миришься. Каждый год в тебе что-то умирает, когда с деревьев опадают листья, а голые ветки беззащитно качаются на ветру в холодном зимнем свете. Но ты знаешь, что весна обязательно придёт, так же как ты уверен, что замёрзшая река снова освободится ото льда. А когда холодные дожди льют не переставая и убивают весну, кажется, будто ни за что загублена молодая жизнь.

Париж очень старый город, а мы были молоды, и всё там было не просто - и бедность, и неожиданное богатство, и лунный свет, и справедливость или зло, и дыхание той, что лежала рядом с тобой в лунном свете. <…> Когда нас стало трое, холод и дожди выгнали нас зимой из Парижа. Если ты один, то можно к ним привыкнуть, и они уже ничему не мешают. Я всегда мог пойти писать в кафе и работать всё утро на одном cafе-crеmе, пока официанты убирали и подметали, а в кафе постепенно становилось теплее.

Эрнест Хемингуэй, Папа.
Отправлено из Парижа в 1964 г.

Место жизни счастливого человека

О теории исключительного города

Когда пишешь о современном городе, тебя всякий раз подстерегает опасность повторить общеизвестные вещи, положения и мысли, знакомые всем и не представляющие какого-либо интереса. <…>

Поэтому, не пытаясь придать своей маленькой работе сугубо технический характер, знаменитый бразильский зодчий Оскар Нимейер предпочёл в ней рассмотреть проблему, кажущуюся простой, но на самом деле - исключительно важную, которая, как полагает автор, часто ускользает от нашего внимания, а именно: «Человек в городе».

Мы живём в эпоху невиданного развития градостроительства и архитектуры, начало которой было положено промышленным переворотом.

Она войдёт в историю как эпоха небывалого технического прогресса, преобразующего и революционизирующего всю нашу жизнь, открывающего архитекторам мир новых и неожиданных форм.

И лишь человек остаётся каким был, испытывая на себе ту же несправедливость и оказываясь жертвой тех же противоречий, что и много веков назад. В то время как для одних архитектура и градостроительство - лишь неотъемлемая часть их радости и комфорта, для огромного же большинства они до сих пор представляются каким-то недостижимым благом.

Между тем архитектура и градостроительство призваны, прежде всего, выполнять определённую цель, и эта цель прямо обращена к человеку. Но человек устроен таким образом, что даже самые образованные люди при оценке выдающихся архитектурных творений всех эпох постоянно забывают о первичной цели их создания, ограничиваясь оценкой пластических достоинств произведений, их грандиозности и красоты.

Такими чувствами наполнят нас творения греческой и египетской архитектуры… При этом нашим эмоциям абсолютно не мешают мысли о том, что большинство этих произведений было создано ценой страданий, угнетений и строились они отнюдь не ради какой-либо высокой, достойной уважения цели. Конечно, каждое из них выражает определённую историческую эпоху, которую оно должно было правдиво отразить.

Но, несмотря на это, разве не странно, что сила красоты способна заставить нас забыть обо всей этой несправедливости?

Города станут в полном смысле современными, не ограничиваясь демонстрацией достижений, когда архитектурные проекты будут привилегией всех людей, а город в целом - местом жизни свободного и счастливого человека.

Технический прогресс и хороший вкус, безусловно, тоже необходимы, но всё же недостаточны, чтобы жить в веках как образец красоты и высоких чувств.

Оскар Нимейер,
строитель столицы Бразилии.
Получено в 60-е годы XX в.

Дорога ослов, дорогалюдей

Важные сведения о человеке и городе

Город - это место жизни и напряжённой работы.

Народы, общества, города, склонные к беспечности, небрежению, подверженные лени и праздности, быстро сходят со сцены. Их побеждают и ассимилируют другие народы, более деятельные и организованные.

Именно так умирают города, и на смену одним империям приходят другие.

Человек идёт прямо - у него есть цель, он знает, куда он идёт. Избрав себе цель, он идёт к ней, не сворачивая.

Осёл идёт зигзагами, ступает лениво, рассеянно; он петляет, обходя крупные камни, избегая крутых откосов, отыскивая тень, он старается как можно меньше затруднить себя. <…>

Осёл ни о чём не думает, единственная его забота - это поскорее избавиться от всяких забот и усилий.

Планы всех городов нашего континента начертаны ослом. Люди понемногу заселяли землю, с грехом пополам тащились повозки. Они двигались, минуя рвы и колдобины, камни и болота; даже ручей оказывался на их пути большим препятствием. Так возникли тропы и дороги. На перекрёстках дорог, на берегах водоёмов были построены первые хижины, дома, появились первые укреплённые поселения. Дома выстраивались вдоль дорог и троп, проторённых ослами. Поселения обносили укреплённой стеной, а в центре воздвигали здание городского управления. Дороги, проложенные ослами, были узаконены, ухожены, обжиты и пользовались всеобщим уважением. Пять веков спустя был возведён второй пояс укреплений, потом третий, ещё более обширный. В тех местах, где дороги, начертанные ослами, выходили за пределы города, строились городские ворота, на заставах стали взимать въездные пошлины. Города, укреплённые лучше других, становились столицами. Париж, Рим, Стамбул, были построены на перекрёстках дорог, протоптанных копытами ослов.

Столицы не имеют артерий, у них есть лишь капилляры; их рост знаменуется тяжёлыми недугами, а иногда приводит к смерти. Чтобы выжить, эти города уже издавна прибегают к услугам хирургов, которые без конца кромсают их. <…>

Дорога осла превращена в религиозный культ. <…>

В современном городе должна господствовать прямая линия.

Жилые дома, водопроводные и канализационные линии, шоссе, тротуары - всё должно строиться по прямой.

Прямая линия оздоровляет город. Кривая несёт ему разорение, всякого рода опасности и осложнения, парализует жизнь. Прямая линия есть путь исторического развития человека, это направление всех его помыслов и действий. <…>

Кривая улица - это дорога ослов, прямая улица - дорога людей.

Кривая улица есть результат прихоти, нерадения, беспечности, лености, животного начала.

Прямая улица - результат напряжения, деятельности, инициативы, самоконтроля. Она полна разума и благородства.

Ле Корбюзье,
чудесный архитектор и истинный француз.
Отправлено во второй половине XX в.

«В Мехико-сити без штанов вход воспрещён!»

Но зато все носят деньги в мешках

Он был бунтарём и ненавидел надменную вычурность и закостенелую пошлость обыденности. Он умел быть принципиальным, и за это его не принимали. Он был беспощаден в своей правдивости, и за это его не любили.

Лишь тот, кто поверхностно знаком с творчеством Владимира Маяковского, критикует необычность его стихотворного строя и порой обострённую образность произведений.

Жиденький бережок с маленькими низкими домишками. Взвод солдат учится и марширует на берегу. Сотни маленьких людей в тричетвертиаршинных шляпах кричали, вытягивали до второй палубы руки с носильщическими номерами, дрались друг с другом из-за чемоданов и уходили, подламываясь под огромной клажей. Возвращались, вытирали лицо и орали и клянчили снова. Сейчас же за таможней пошла непонятная, своя, изумляющая жизнь.

Первое - красное знамя с серпом и молотом в окне двухэтажного дома.

В крохотной тени от стен и заборов ходят коричневые люди. Вся жизнь - и дела, и встречи, и еда - всё под холщовыми полосатыми навесами на улицах. Главные люди - чистильщики сапог и продавцы лотерейных билетов. На каждого имеющего сапог - минимум 5 чистильщиков. Но лотерейщиков ещё больше. Они тысячами ходят с миллионами выигрышных билетов, в самых мелких купюрах.

В Вера-Круц не задерживаются долго: покупают мешок, меняют доллары, берут мешок с серебром и идут покупать билет в столицу Мексики - Мехико-сити.

В Мексике все носят деньги в мешках. Частая смена правительств подорвала доверие к бумажкам. Вот и мешки. В Мексике бандитизм.

Проходящая мимо вагона тропическая ночь необыкновенна. Когда озаряются станции, видишь глубочайшую грязь, ослов и длинношляпых мексиканцев в «сарапе» - пёстрых коврах, прорезанных посередине, чтоб просунуть голову и спустить концы на живот и за спину.

Над всем этим сложный, тошноту вызывающий запах - странная помесь вони газолина и духа гнили банана и ананаса.

Мехико-сити плоский и пёстрый. Снаружи почти все домики - ящиками. Розовые, голубые, зелёные. Преобладающий цвет розовато-жёлтый, этаким морским песком на заре. Фасад дома скучен, вся его красота - внутри. Здесь дом образует четырёхугольный дворик. Дворик усажен всякой цветущей тропичностью. Перед всеми домами обнимающая дворик двух-трёх-четырёхэтажная терраса, обвитая зеленью, увешанная горшками с ползучими растениями и клетками попугаев.

Кварталы бедняков, мелких подмастерьев, безработных. Эти домикилепятся друг к другу, как ларьки на Сухаревке, но с ещё большей грязью. В этих домах нет окон, и в открытые двери видно, как лепятся семьи из восьми, из десяти человек в одной такой комнатке.

Во время ежедневных летних мексиканских дождей вода заливает протоптанные ниже тротуаров полы и стоит вонючими лужами.

А экзотика - на кой она чёрт! Лианы, попугаи, тигры и малярии, это - на юге, это - мексиканцам.

Что американцам? Тигров, что ли, ловить да стричь шерсть на кисточки для бритья?

Тигры - это мексиканцам. Им - голодная экзотика.

Владимир Маяковский,
великий русский художник
и человек редкой деликатности.
Отправлено в первой половине XX в.

    


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Город. Клуб. Конструктор
Концепт
Размышление у ворот
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Где начинается и кончается город?
Редакция «Со-Общения»
Слободизация страны Гордарики*
Вячеслав Глазычев профессор президент Национальной академии дизайна
Новый язык для нового города
Дух города реет где хочет
Сергей Серов руководитель Высшей академической школы графического дизайна
Кризис
Сол Алинский основатель «Фонда индустриальных территорий»
Практика
Город – бренд
Сергей Митрофанов генеральный директор компании Brandflight Moscow
Гопинг, пудинг или брендинг?
Елена Обидина преподаватель Института социальных коммуникаций УдГу
Песни открытого типа
Псой поэт-шансонье музыкант преподаватель
Протяните руку. И сделайте
Дмитрий Луговой предприниматель из г Новомосковска
Построй свой город
Трине Ниссен пресс-секретарь по корпоративным коммуникациям компании LEGO
Урвилль – воплощённаямечта
Оперативный простор
Русские компетенции*
Александр Попов директор Департамента образовательных проектов ЦСР «Северо-Запад»
Дауншифтинг по-нашенски
Нина Матусевич специалист по развитию общественных связей
Барятинские
Михаил Кутузов Воронежский институт регионального развития
Город без болтовни
Пособие по столичной жизни
Спасибо, что курите!*
Кочевник
Роман в стиле SMS
Светлана Прокопчик писатель
Как мы делали этот номер


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.