Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2006/1/oper/5


Власть как цель

Рифат Шайхутдинов,
«Охота на власть»,
«МИДИ ПРИНТ» М.: 2005

Руководство для охотников, наделённых волей

Зачем люди пишут книги о политике? Задачи авторов и заказчиков их труда могут быть разными. Причём задачи эти не обязательно формулируются достаточно ясно для того, чтобы выполняться. Больше того – они могут даже не формулироваться вообще. Или быть ошибочными.

Задача этой книги поставлены автором ясно. Главная из них – ответить на вопрос: возможна ли в России политика? Реальная и современная. Та, что влияет на ситуацию в стране. Автор считает, что нащупал ответ.

Разница

Книги о политике бывают разные.

Бывают книги плохие – в очередной раз повторяющие то, что всем более или менее уже известно, но при этом написанные на злобу дня – приуроченные, например, к избирательным кампаниям – т.е. изданные в нужное время и предложенные аудитории в нужном месте. Но всё равно – вот незадача – часто не вызывающие никакого резонанса, не ставшие популярными, не ставшие нужными – и, в итоге, так и не раскупленные, а значит не выполнившие своих задач (кроме разве что включения в список опубликованных работ автора).

Бывают книги обычные – содержащие интересные интерпретации уже известных проблем, явлений и тенденций, обсуждающие их, а порой и предлагающие новые подходы и решения. Такие книги встают на полки магазинов, как-то продаются, и, случается – даже влияют на читателя. Плюс – приносят деньги автору и издателям.

Бывают (правда, редко) книги, которые раскупаются, что называется, влёт. А потом обсуждаются и на работе, и на кухнях, и в телевизоре. А также – в высоких кабинетах. И даже допечатываются и переиздаются.

Они выполняют свою задачу – влияют на мнение масс и элит. Попутно принося авторам деньги, славу и почёт.

Конечно, эта классификация не слишком подробна, но в целом отражает ситуацию. Вернее – отражала бы, если б не было ещё одного – довольно специфического – вида политической литературы.

К нему относятся книги, написанные, в первую очередь – для элит, а также для тех, кто выполняет (или может выполнять) политические заказы элит. При этом автор, порой, имеет в виду даже список адресатов, которых надо обязательно ознакомить с работой. А то и более или менее подробный реестр тех, кто мог бы её заинтересованно и с пользой обсуждать.

А раз так, то он, конечно, очень ясно представляет себе: что его произведение должно сделать с людьми. Иначе – как бы он составил списки?

В таких случаях в число задач книги не обязательно входит возвращение затрат издательства на публикацию, рекламу и т.п. Бывает, что авторы сами финансируют производство книги и её продвижение в нужных направлениях.

И такой подход, сами понимаете, коренным образом отличается от подхода графомана, платящего за тираж только ради того, чтоб он вышел – и потом можно было, во-первых – любовно поглаживать корешок, а во-вторых – считаться в кругу знакомых «человеком, написавшим книгу»…

Ничего подобного. Такой подход имеет целью максимально сократить издержки времени, которое в иных случаях неизбежно уходит на переговоры с издательствами и прочую рутину.

Возможно, таков был подход Рифата Шайхутдинова – мыслителя, предпринимателя, политика. Охотника на власть.

Тираж не указан

Впрочем, в этом нет ничего особенного.

Чтобы понять, почему в довольно увесистом томе не приведена эта формальная цифирь, стоит прочитать, кому том не предназначен (они перечислены, что немаловажно, на той же странице, где указан копирайт): это чиновники; те кто избегает и боится власти; олигархи и оффшорная аристократия; политтехнологи; академики-эксперты; члены правительства и их советники. Вот такой списочек.

Неужели мы ошиблись, и автор предназначил свою книгу вовсе не элитам, не людям, готовящим и принимающим важнейшие решения?

Думается, что это опасение излишне. Просто г-н Шайхутдинов, скорее всего, подходит к понятию «элита» с другой – не стандартной – меркой. Те, кто перечислен в первом списке вполне могут быть измерены общим аршином, а вот какой прибор использует автор, можно догадаться прочитав список тех, кому он адресовал свои размышления, суждения, вопросы и даже, как кажется порой – поучения; это – современные активные люди; те кто стремится к власти; те кто любит власть; будущая элита; те, кто участвует в развитии страны.

Читая эти перечисления, задаёшься вопросом: а устраивает ли автор встречи с читателями? Впрочем, продвинувшись дальше по тексту, понимаешь, что в индивидуальном порядке, скорее всего, да – устраивает.

Но вопрос-то как раз насчёт встреч коллективных, многолюдных – тех, где социальная связность осуществлялась бы не только в узком кругу избранных, но в широком, публичном пространстве, где те, кто стремится к власти, могли бы спросить у Рифата Шайхутдинова: а кто это такие – современные активные люди? В чём их активность? И отличается ли чем-нибудь эта их активность от деятельности?

А те, кто считает, что участвует в развитии страны, могли бы поинтересоваться: а что это за будущая элита? Каковы её главные характеристики? И каковы – качества? И кто эти качества ей сообщит?

Впрочем – вдумчивые и придирчивые читатели, собравшиеся на такую встречу, вряд ли задавали бы именно эти вопросы. Скорее всего, они бы спорили (или соглашались) с ответами, которые даёт Рифат Шайхутдинов в своём тексте, важном, прежде всего именно этим – неожиданными для многих абсолютно нешаблонными трактовками таких понятий, как власть, элита, политика, развитие[1].

Вдумчивым и придирчивым читателям наверняка захотелось бы уточнений. Потому что книга побуждает к такому желанию. Потому что, как кажется при чтении, сказано в ней далеко не всё, что имеет сообщить автор.

Тень лайнера

Снято чуть сверху. Залив. На переднем плане – статуя свободы. Зелёная. Не крупно. В профиль. Дальше – классический нью-йоркский скай-лайн, на котором выделяются башни-близнецы. Дальше и выше – небеса. А между небом и землёй – то есть на воде – тёмная тень самолёта, заходящего на вираж. Подписи: первая – «Армагеддон, как конкретное дело»; вторая – «poor become rich in these seconds[2]…».

Под иллюстрацией – заголовок четвёртого раздела книги: «Террор и власть».

Книга богата образами.

Их так просто не перечислишь и не прокомментируешь. Потому что они разбросаны по смысловой шкале от улыбчивой печенюшки с подписью «не кексом единым! жив человек!» – до выстроенных в ряд граммофона, деки для виниловых дисков, кассетника, CD-системы, проходящих под грифом «проигрывателей» и размещённого рядом автомата с разъяснением: «выигрыватель».

Тут же – вынос: «Интриги и PR – это не политика».

Вам кажется, что этот образный ряд не сочетается с концепцией гуманитарных технологий? Возможно. Но только на беглый взгляд пролистывателя страниц.

Желаете разъяснений? Читайте книгу.


[1] И других.

[2] Англ. Бедные стали богатыми в эти секунды…

Дата публикации: 04:38 | 01.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.