Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2006 / «Бренд "Россия"». Вызов чистого листа. / Концепт

Род, страна, история

Как пространство капитализации


Ефим Островский гуманитарный технолог
gost@ropnet.ru
Версия для печати
Послать по почте

21 декабря состоялась предрожде_ ственская публичная лекция Ефима Островского «Род, страна, история». Лекция прошла в отеле «Националь» при большом стечении слушателей. По традиции, мы публикуем её журнальную версию в «Со_Общении». Также мы публикуем тезисы, сопутствующие лекции.[1]

Предваряя лекцию к слушателям обратился Алексей Нечаев – президент компании «Фаберлик» и член Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при Правительстве Российской Федерации.

Пять лет назад я впервые пришёл на лекцию Ефима Викторовича. После этого продажи в нашей компании в течение года выросли на 30-45%. Надеюсь, многих участников сегодняшней встречи также ждут немалые успехи. Мой вам совет: если возникнет ощущение необходимости личной беседы с г-ном Островским, подойдите к нему, как это сделал я, подойдите и скажите: требуем встречи. Быть может, кому-то повезёт, и спустя некоторое время этот человек будет, подобно мне, представлять Ефима Островского на одной из будущих лекций.

Но почему подошёл к нему я? В то время наша компания развивалась очень динамично, и становилось всё более и более ясно: время, когда можно успешно работать по схеме «товар-деньги-товар штрих» проходит. Что уже скоро одной только схемы станет не достаточно для ускорения темпов развития. Но что можно положить поверх «товара-денег-товара»? – спросили мы себя, – И кто может привнести в нашу деятельность идеи, способные найти отклик в на! ших сердцах, отразиться в нашем языке, в близких нам образах?

С таким человеком мы встретились на той лекции. Это был Ефим Островский.

Однажды я стал свидетелем спора двух очень знающих людей, о том, почему возникла Московская Русь, Московское царство. Один из них считал, что благодаря ряду благоприятных обстоятельств, плюс – тому, что московские князья были очень сильными управленцами. А сильному управленцу всё по плечу: он – хочешь, княжество создаст, а хочешь – целую империю. Второй же говорил: «Разве в этом дело? Причина в том, что был спроектирован и создан ряд духовных практик, ставших ценностным фундаментом для строительства государства».

Они спорили, а я думал: «А может быть, очень нужнои то, и другое?» Ведь сегодня мы испытываем дефицит и того, и другого – и сильных управленцев, и ценностных оснований, которые бы вели их по деятельности.

Сегодня я рад представить человека, который уже много лет занимается управлением и одновременно трудится в пространстве идей и ценностей. И сотрудничество с которым помогает мне, во-первых, думать о моей стране, как подобает не жителю, а гражданину; во-вторых – развивать мою компанию; и, в-третьих – создавать мой род.

Объединение этих трёх понятий – страна, история, род – в теме сегодняшней лекции кажется мне непривычным. Сегодня принято рассуждать о стране, ставя её в контекст, например, роста ВВП или же международной политики… Но рассматривать её одновременно в контексте истории и роли, которую играют в ней семьи, рода – в этом видны и новизна, и вызов.

Вызов в том смысле, что такой подход побуждает увидеть, причём с неожиданной стороны, что страна только тогда и может состояться, когда есть субъ! екты, которые её строят, обеспечивая движение из прошлого в будущее.

Думаю, одна из задач этой лекции, собирающей вместе все три силы, все три знака – род, страну и историю – состоит в том, чтобы побудить нас увидеть те новые основания и возможности развития России, которые автор настойчиво обсуждает в последние годы.

КАПИТАЛИЗАЦИЯ

Спасибо. Добрый день.

Очень приятно делать эту лекцию. И год за годом – всё приятнее. Потому что зал раз за разом отбирает всё более близких по духу людей.

В приглашении моя лекция названа «Род, страна, история», но я добавлю ещё одно слово, обозначающее дополнительную важную подтему, которую я буду через эти три слова разворачивать. Это слово очень актуально: «капитализация».

Каждый год здесь собираются люди, причастные очень разным капиталам.

Среди них много тех, кого принято называть капиталистами. Это – капитальные люди – хозяева значительных материальных и нематериальных владе! ний. Но, кроме того, здесь немало и обладателей интеллектуального капитала, которые совсем не ассоциируются с буржуем из советских карикатур – жирдяем в цилиндре и с сигарой.

Здесь есть мастера. Пока не знаю, как точно назвать капитал, которым они обладают, в привычном языке. Но, здесь есть высокие мастера своих предметов. Напомню: «мастер» означает «господин». Господин над чем-то. Мастер над боевыми искусствами. Мастер над стратегией. Мастер над текстом.

Есть здесь и много служилых людей. При этом я обращаюсь к слову «служба» именно в том значении, в каком оно понималось на Руси, где издавна считалось, что «работают – крестьяне, дружина – служит, а князь трудится». Из работы пути в князья нет, нет пути к труду. Если кому-то не довелось унаследовать этот труд, то он всегда проходит через службу.

Но каковы бы ни были различия между собравшимися здесь людьми, их духовная общность несомненна.

* * *

После прошлой лекции на одном из сайтов я прочёл творческий отчет одного её слушателя. Там было написано: «В этом году впервые раздали либретто» (имеется в виду пригласительное письмо на лекцию-2005). И я как-то ухватился за это словечко – либретто. И вам вручили либретто – тезисы, которые я буду сегодня комментировать.

Я постараюсь задать лекции достаточную связность, чтобы её можно было слушать и без тезисов, но прошу: если что-то захочется дополнить или доспро! сить, загляните сперва в этот текст.

Прокомментирую первый тезис. Он сформулирован достаточно резко, но сегодня уже не слишком оригинален. Когда мы говорим о нашей стране и о её капитализации, мы должны понимать, что современная Россия-РФ – это страна, которой не было.

«Как же так? – спросит кто-то, – как же не было? Была же Российская империя… Была Киевская Русь; потом Москва, собравшая Русь Московскую; потом – империя; потом – Советы». Отвечу: надо понимать, что наше государство не наследует Российской империи белого царя, поскольку не преемствует её институтам. Не наследует она и Советской России и СССР, которые, и в переносном, и в прямом смысле слова, убили и великую империю, и юную Республику Россию 1917 года.

Наша страна требует учреждения. Её должны учредить. И это обязательно произойдёт рано или поздно, тайно или явно, более или менее публично.

И что бы ни учреждалось в этот момент – будь это новая династия, и в этом смысле, восстановление монархического строя…

Может быть, это покажется чудным предположением, но в октябре я увидел среди сообщений американского агентства «Юнайтед Пресс Интернешнл» статью Марка Каца – профессора политологии и государственного управления университета Джоржда Мейсона «Может ли Россия измениться к лучшему?». Представьте – американец, политолог, профессор опубликовал текст о том, что, возможно, лучший путь для России – конституционная монархия. Так что, это далеко не так чудно, как может показаться.

Итак, необходимо учредить страну – монархию или же республику.

Напомню: слово республика в означает «общее дело». «Res publica»: «res» – это «дело, «publica» – общее.

И в этом отношении республиканская доктрина, по сходству с демократической считает, что в государственном устройстве центров принятия решений должно быть много, чтобы избежать излишней централизации, программирующей высокий риск ошибки.

Но при этом, в отличие от демократической доктрины, провозглашающей власть демоса, одаренного избирательным правом, она утверждает, что источником власти должны быть люди дела – любого из дел, которые я перечислил вначале. То есть представители капиталов – будь то финансовый капитал; будь то капитал интеллектуальный; будь то мастерство, будь то символический капитал служения.

Так вот, что бы ни было учреждено, учреждать это будут представители капиталов.

Но на что же это будет похоже? Как это можно себе представить? И как это будет происходить?

Именно в попытке ответить на эти вопросы были написаны тезисы к сегодняшней лекции.

* * *

Капитал не бывает сиюминутный. Капитал и не бывает актуальный. Одна из его главных особенностей – это наследуемость, стратегичность.

Капитал существует в трёх вечностях, которые, собственно, и описываются осями род, страна и история.

Род – как семья, род – как самая малоразмерная вечность.

История – как предельная размерность этой вечности.

Страна – как то, что опосредует отдельные рода и историю.

Как говорил Пётр Щедровицкий, государство – это способ участия народа в истории. Так вот, когда владетельные рода – или, скажем в современном языке – капиталы и их обладатели, учреждают некое сомасштабное истории предприятие, которое мы называем «страна»; когда они учреждают государство для этой страны, то невозможно представить себе, что они это делают не отдавая себе отчета в предназначении этого предприятия, в его целях.

То есть при учреждении новой страны и государства, в ситуации, мы должны дать себе ответ на вопрос: зачем это государство нужно миру, в чём его предназначение? Что оно будет делать в истории? Что отсутствует в мире, нехватка чего будет возмещена этим огромным – сомасштабным истории – предприятием?

Ключевым способом ответа на этот вопрос мог бы стать тезис, который, может быть, многих удивит. Хотя, для некоторых он будет не нов, но от этого не менее значим, не менее важен. Поскольку в какой-то момент учреждение страны начнётся, и тогда капитальные элиты, владетельные рода России спросят себя: что они могут сделать для мира, чтобы их место в этом мире было признано и востребовано?

И ответ, который будет дан в этот момент, без комментария, без контекста может быть воспринят как крайне амбициозный и, быть может – не обеспеченный. Ибо то, что зарождающаяся Россия делает уже сегодня, и то, и что завтра она сможет сделать гораздо лучше всех остальных – это возвращение Европе европейского.

Для комментария этого тезиса придётся сделать ряд отступлений.

ЕВРОПА И ИДЕАЛЬНОЕ

Когда я говорю о европейском, я говорю не о географическом пространстве, не о ЕС или о чём-то меньшем или большем чем ЕС в географических рамках. Когда я говорю о европейском, я говорю о Европе в том смысле, в которой о ней говорил, например, Ортега-и-Гассет, в том смысле, в котором Европа есть на сегодня господствующая в мире цивилизация, господствующая система мироустройства. Я, в частности, отношусь к формуле, очень изящно, уместно и вовремя введённой Глебом Павловским – к формуле «Евровосток», указывающей на то, что Россия была, есть и намерена оставаться частью Европы как господствующего способа мироорганизации и миропорядка.

Однако что же такое тогда Европа, – спросят некоторые – если не географическое пространство? Если не белая раса? Если не кровь и почва? Ведь так было принято говорить в языке геополитики на рубеже прошлого и позапрошлого веков? Что отличает Европу от всего, что не-Европа?

Это отличие в том, что именно и только европейская цивилизация опирает всю свою культуру, всю свою философию, всё своё мастерство, все свои техники господства на представление об идеальном.

Концепция идеального поистине удивительна.

Тут важно пометить, что люди так привыкли к словам «идеальное», «идеал», «идеалист», что затёрли это слово как античную монету. Особенно в ХХ – «красном» веке. Воинствующие материалисты прошлого столетия превратили это слово его в эдакую аллюзию к «розовым очкам», к грёзам слюнявых сопляков-бездеятельных болтунов «идеалистов», которые ничего не смыслит в жизни. В бороде у них капуста а в глазах – тоска, или они ещё очень юные пока и ничего не понимают про то, как на самом деле устроен мир. Создан образ такого вот беспомощного кухонного умника не от мира сего – «идеалиста», которого материалистическое марксистско-ленинское учение (и, кстати, не только оно) гнобило в хвост и в гриву. Причём от начала и до конца это был обман – целенаправленная и хитроумная манипуляция.

Между тем, идеализм – это очень трезвая, прагматичная и жёсткая концепция. Это концепт, утверждающий, что для человека, в отличие от зверя, нет ничего более важного, ничего более определяющего его жизнь и деятельность, чем ценности и высокие цели – то, что нельзя ни увидеть, ни потрогать, ни измерить, ни съесть – то, что никак тактильно не воспринимается, то, чего нет в нашем мире вещей.

И хотя это утверждение настолько же яркое и эффективное, насколько сложно постижимое, давайте его обсудим.

Разве редко мы говорим: «вот – идеальный человек», или: «это – идеальная компания», или… К слову «идеальное» можно приставлять много слов и всегда ошибаться. Потому что идеальное в материальном мире существовать не может. И вот, ключевой программный код Европы состоит в том, что идеальное не присутствует и не может присутствовать в этом мире. Ну, может быть, дважды – в его начале и в его конце.

Вторая важная сторона этой концепции в том, что человек, тем не менее, обязан реализовывать идеальное в материальном мире. В трудах. И всегда – с потерями. Ибо нельзя реализовать идеальное в материальном полностью. И эффективность этой реализации есть мера человеческого – даже не успеха, а существования. До тех пор пока человек не имеет за собой некоего идеального концепта, который он реализует всей жизнью – до тех пор он, в общем-то, не является человеком. Почему? Потому, что он не свободен – полностью подчинён материальному миру.

Но как же обретается свобода, дающая человеку возможность стать и быть?

Парадоксальным образом человек обретает свободу тогда, когда выбирает несвободу от того или иного учения об идеальном.

Но значит ли это, что нужно непременно удаляться в скит, отрекаясь от всего материального? Отнюдь нет. Это, конечно же, достойный путь, но доступный не многим. Европейская концепция эффективности и европейская цивилизация предлагают другую возможность – путь эффективной деятельности, но такой, всё содержание которой определяется стремлением к идеальному.

27 декабрьских тезисов о капитализации России

  1. Россия-РФ – страна, не наследующая ни Российской Империи, ни Советскому Союзу: наследовать средства, не наследуя целей – невозможно, потому что новые цели требуют всегда смены средств.
  2. Поэтому нам имеет смысл перестать делать вид, будто бы наша страна уже есть – и начать выстраивать архитектуру её капитализации не с нуля (это ослабляет переговорную позицию вовне) – но как будто бы заново. Прежде всего следует по-новому понять, что такое капитал.
  3. Капитал можно уподобить «невидимой территории». Капиталы населяются людьми – подобно феодальным территориям средневековья. Крупные капиталы подобны королевствам и княжествам, средние – баронствам и графствам, мелкие – дворянским наделам более поздней средневековой эпохи.
  4. Капиталы объединяются в державы (империи, государства, федеративные союзы) подобно тому, как в них объединялись королевства и княжества. Капиталами наделяются опоры государства – подобно тому, как даровались баронства. Есть капиталы графского типа – обозначающие пограничный характер пространства, которое они занимают, с миссией обороны этих границ. Державы дают возможность заслужить капитал – как заслуживались дворянские владения.
  5. Ведя речь о «капитализации страны» – мы говорим о складывании, собирании государства из капиталов подобно тому, как в средние века государства складывались из территорий. Речь идёт о повышении связности – когерентности – капиталов.
  6. Задача капитализации страны – это задача создания целостной конструкции из многочисленных капиталов, иначе говоря – о создании группы общих целей для капиталов общего происхождения. Капитализированная страна – это страна, состоящая из капиталов, имеющих общее предназначение (цель целей).
  7. Страна, капиталы которой имеют конфликтующие между собой предназначения, подобна стране, переживающей т.н. «феодальную раздробленность», грозящую распадом. Страна, которой собираются вокруг единого предназначения – это страна, стремящаяся к государственной, державной форме.
  8. Капиталы требуют для своего существования определённой деятельности – владения. Это важно подчеркнуть: владение – это не предмет, а процесс. История мира наполнена переделами владений (одна из сторон истории – это постоянный «передел собственности»).
  9. Процесс владения не естественен – он должен быть деятелен, то есть искусственен и зависит от искусства власти тех, кто владеет капиталом. Искусство владения (которое сегодня принято называть управлением) восходит к боевым искусствам, не столько в их тактической (единоборской) – сколько в их стратегической ипостаси.
  10. Не случайно слово «стратегия» начинавшееся как военный термин – давно уже используется в области менеджмента, предпринимательства, экономики.
  11. Зная (или интуитивно ощущая) это, владельцы капиталов нуждаются том, чтобы осуществлять владение, с одной стороны – самостоятельно, с другой стороны согласованно – то есть иметь общую стратегию.
  12. Государство сегодня – это не столько территория, сколько связные капиталы, осознавшие свою потребность в стратеге, государе.
  13. Стратегия капиталов простирается не на годы – на столетия, до пределов отпущенной нам вечности.
  14. Именно поэтому так важна для капитализации логика преемственности владения. Капиталы должны наследоваться; наследники должны образовываться и воспитываться. Вопрос наследования и наследников – это стратегический вопрос капитализации страны. Капитал не может быть «личным», капитал является капиталом только тогда, когда он является родовым капиталом.
  15. Рода, подчинившие либо создавшие совокупность частных капиталов, частных дел, складывающих из себя общее дело (то есть части общего) – и есть по сути аристократия новой страны в том же смысле, в котором средневековая аристократия – те, кто складывал державы из своих (или дарованных им, или приобретённых ими) земель.
  16. Именно здесь лежит логика современной республиканской аристократии. Res Publica – Общее Дело (с латыни): правление тех, кто капитализирует страну.
  17. Здесь же лежит различия между обычными странами – и державами. Мировые державы – это те, кто вместе держит (со-держит) мир, управляя капитализацией уже мировой экономики. Управляя – то есть, создавая правила.
  18. Правила (стереотипы, нормы, стандарты, регламенты, понятия, проекты и программы) – один из наиболее важных продуктов для современной экономики. Прибыли от эмиссии правил выше, чем любые другие прибыли: потому что без правил капитализации невозможна капитализация как таковая. Правила (знаковые конструкции – то есть стереотипы, нормы, стандарты, регламенты, понятия, проблемы и программы) – и есть та самая знакоткань, в пространстве которой существует капитал.
  19. Капиталы – это «территории знакоткани».
  20. Это, впрочем, не означает, что физическая территория не имеет значения – текст знакоткани нуждается в носителе, на котором он будет записан; иначе он требует заучивания наизусть – к чему способны крайне немногие, да и тем свойственно иногда забывать изученное. Капиталы «пишутся» по территории, по ландшафту.
  21. Население современного мира, однако, живет не «в территориях» – а «в капиталах». Населённые капиталы составляют сегодняшнее жизненное пространство для людей.
  22. Осознавая или иногда интуитивно ощущая это, власть требует от капиталов приватизации обременений в той же степени, что и приватизации прибылей – в том же смысле, в котором общество, жившее на территориях в средние века, должно было воспроизводиться, образовываться, обеспечивать преемственность моральных, трудовых, правовых и других стандартов.
  23. Территория «кормила» не только трудоспособную часть населения. Это же требуется сегодня от капитала.
  24. «Социальные» обременения, необходимые капиталу, легче всего понять, вспомнив или узнав значение слова «социум», которое в своём латинском значении определяло всех тех людей, которым цитадель (крепость, замок, кремль) давала убежище за своими стенами в случае прихода неприятеля.
  25. Что есть современные «крепости» и вообще современная оборона, если капитал зависит от территории, но не территориален (в том смысле, в котором знаковая связность – то есть текст – зависит от своего носителя, но не отождествляется с ним)? Этот вопрос не может быть отвечен в рамках этой статьи – но ставит здесь смежную с проблемой капитализации проблему «социальной защиты – и социального наступления».
  26. Эта статья требует в окончании, однако, не тезиса о социализации – а тезиса о капитализации. Этот тезис таков: Россия потеряла свою многосотлетнюю аристократию в начале прошлого века – и новую аристократию России сложат те, кто капитализирует новую Россию.
  27. Капитализация сегодня – это создание, собирание государства республиканской России из населённых капиталов вокруг общего стратегического предназначения. Где же лежит это предназначение? – мы можем увидеть его в пространстве капитализации мировой экономики, нуждающемся в новой, молодой республиканской аристократии новой, молодой мировой державы

[1] Островский Е.В., «27 тезисов о капитализации России – страны, которой не было». «Российское экспертное обозрение» (издание ЦСР «Северо-Запад»), декабрь 2005; тезисы к предрождественской публичной лекции «Род, страна, история», 21 декабря 2005.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






«Бренд "Россия"». Вызов чистого листа.
Концепт
Гонцы эпох
Род, страна, история
Ефим Островский гуманитарный технолог
Стратегия
Вызов чистого листа.
Дмитрий Петров
Возвращение Европы
Редакция «Со — Общения»
Мост между вечностью и актуальностью: бизнес логика и любовь к родине
Анна Фёдорова исполнительный директор Агентства Эффективной Культуры
Made in Россия
Алексей Чадаев член Общественной палаты глава отдела политики «Русского журнала»
Тактика
Кто заставит говорить о России?
Вызовы глобальной конкуренции
Олег Вьюгин Руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам Российской Федерации
«Национальная идея не зависит от того, откуда приходит капитал»
Александр Изосимов генеральный директор ОАО «ВымпелКом»
Нужно ли России «Министерство Бренда»?
Александр Борисов генеральный директор Московской Международной Бизнес Ассоциации
Страна, о которой должны говорить
Надежда Копытина Основатель группы компаний «Лёдово»
Конкуренция — это прекрасно
Екатерина Ильвовская директор по маркетингу компании IBS
«Холод», «водка», «КГБ»…
Александр Бабинский заместитель Генерального директора РИА «Новости»
Кто будет делать бренд?
Илья Кузьменков президент компании «Кузьменков и Партнёры»
Оперативный простор
Новый гамбургский счёт
«Красуйся град петров и стой неколебимо, как Россия...»
Николай Шеляпин доцент Санкт-Петербургского политехнического института социальный технолог
Дом Ольденбургов. Прошлое-настоящее-будущее…
Сергей Чуриков Воронежский государственный педагогический университет ООО «Клуб Династия»
Власть как цель
Олег Пахомов
Жизнь, несомненно, театр. А теперь – поконкретнее…
Наталья Бубнова
Как мы делали этот номер...


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.