Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/8-9/m/2


Про преемственность десятилетий

Вероятно, читая первый фрагмент «Крысолова», вы сравнивали ситуацию, описываемую в разработке, с положением, сложившимся в России сегодня. Это как бы подразумевает сравнительный анализ и со стороны «Сообщения».

Итак, остановимся на этой стороне дела.

О предстоящем 1995 в тексте сказано: «год предвещает большие перемены в распределении властных полномочий в стране. Характер этих перемен выглядит малопредсказуемым. Малопредсказуемость создаёт дискомфорт для элит».

Это утверждение справедливо и сейчас. Политические менеджеры всероссийского масштаба столкнулись с тем, что, несмотря на значительные ресурсы, потраченные на обеспечение максимальной предсказуемости и, более того — управляемости перемен, уже ясно: ситуация почти столь же трудно прогнозируема, как и десять лет назад. Можно лишь смело утверждать (вслед за автором «Крысолова» — Проводником), что 2007_2008 предвещают перемены в распределении властных полномочий в стране.

И хотя (в точности как десять лет назад), в элитах достигнут консенсус по таким вопросам, как свобода частного предпринимательства и частная собственность; многопартийная система и свободные выборы, но, как и в 1995 — «конфликт продолжается»! Хотя и разворачивается вокруг иных вопросов.

Да, частная собственность законна, но всегда ли легитимна?

Да, предприниматель может владеть и распоряжаться ею, но чем он должен руководствоваться, когда его бизнес-интересы противоречат национальным?

Да, в России есть люди, чьи активы оцениваются в миллиарды долларов, но больше таких, кто говорит: «у меня есть миллион, и я не могу при нынешнем положении вещей превратить его в миллиард».

Да, в стране внедрены демократические нормы и процедуры правового государства, но заметное число активных сограждан жалуется на недоступность «карьерного лифта» и клановость власти. Им вторят влиятельные западные эксперты — один из руководителей «Фонда Карнеги» Андерс Аслунд пишет: «Кремль никогда не был так заражён коррупцией так глубоко, как сегодня».

Обратите внимание — линия противоречий лежит в плоскости сугубо материальной: распоряжение собственностью, «карьерный лифт», коррупция, миллиарды… За десять лет государству, к сожалению, не удалось сделать ценности — такие, например, как Родина, верность, суверенитет, развитие факторами, определяющими гражданское сознание и рамки общественных отношений. При этом, как и в 1995, власть «не опирается на механизмы, гарантирующие управление общественным мнением». Контроль за ТВ (как показала Украина) — преимущество мнимое.

Каковы же перспективы? С точки зрения стандартных подходов — они неутешительны. Видный деятель «Единой России» Владимир Мединский считает, что страну ждёт всплеск шовинистской агрессии; Андерс Аслунд полагает, что — народное восстание, «хребтом» которого могут стать недовольные губернаторы, к которым присоединятся крупные бизнесмены. Кто-то мечтает об «оранжевом» мятеже. Кто-то — о «красном».

При этом, как сказано в «Крысолове», «ни одна из «политических сил» не может обеспечить нормального управления страной в случае своего прихода к власти после взрыва общественного возмущения», поскольку в их распоряжении отсутствуют необходимые для этого политические организованности.

Это значит, что и сейчас «наиболее значимым является фактор «живой силы» — стратегически подготовленный активистский ресурс, политическая машина, способная контролировать любые политические операции в интересах заинтересованных сторон». Идём дальше.

Дата публикации: 01:56 | 10.10


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.