Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/8-9/a/1


Сухой паёк идеологии

Этим летом его получили тысячи энергичных россиян.
Кто они — эти тысячи? Участники политических молодёжных лагерей. Летом-2005 в России их прошло сразу несколько. Тот факт, что под разными знамёнами были собраны потенциальные союзники, обратил на себя внимание СМИ и общества. Эта репетиция мобилизации и интерес к ней обусловлены резонансом от недавних «цветных революций», взломавших представление о невозможности осуществить большие перемены силами «людей снизу». Во многих умах они посеяли смуту. Кого-то напугали. У кого-то возродили надежды. А иных побуди ли включить их в свой политический инструментарий. Но вот, лето позади — время подвести итоги...

«КРАСНО-БЕЛЫЕ»1

Самый нашумевший, знаменитый и большой из лагерей был организован движением «Наши» на озере Селигер. Лояльная власти «антифашистская» молодёжная организация, неожиданно возникшая на политическом горизонте, резко набравшая массовость и заявившая о себе крупнейшей за последние годы демонстрацией в Москве, использовала при подготовке и проведении этого мероприятия все доступные ему козыри.

Суммы расходов на этот лагерь удивительны. Особенно при сравнении с теми, что тратились на подобные проекты прежде. Но несомненно: лагерь был подготовлен и организован в кратчайшие сроки, что без очень серьёзного финансирования было просто невозможно.

В течение двух недель на берегу вблизи города Осташков в Тверской области существовало полностью автономное поселение более чем на две тысячи человек. На территории нескольких квадратных километров вырос город из сотен палаток. Его обитатели спали в специальных спальных мешках, дизайн которых воплощал логотип движения, питались тушёнкой, произведённой по спецзаказу. Работала электростанция, обеспечивающая электричеством две сцены, большую и малую, а также радиорубку.

О размахе проекта можно судить и по гостям, которых принял лагерь. Список звёзд мог бы поспорить с рок-фестивалем. На Селигере побывали Земфира, «Б-2», «Уматурман» и «Любэ». На вертолёте «в гости» прилетали губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин и заместитель главы Администрации президента Владислав Сурков. На машинах доставляли известных политтехнологов. Из ожидавшихся гостей не приехал только Владимир Путин, однако позже президент встретился с группой представителей движения в одной из своих резиденций.

Для отдыха «комиссаров», а именно так именовались участники лагеря, были за_ куплены катера, катамараны, байдарки, сотни велосипедов…

Среди сосен работали скалодромы, фитнес зал и душевые с горячей водой. Все ребята располагали двумя формами «спецодежды» — обычной и парадной. Даже в дизайне пары сотен спасательных жилетов были учтены красно-белые мотивы логотипа движения. Был организован PR пресс-центр, выпускавший газету тиражом более тысячи экземпляров. В большой армейской палатке действовал походный вариант Интернет-кафе. Официально попасть на территорию лагеря, как и покинуть её, можно было только через охраняемую проходную после разрешения кураторов мероприятия.

На организационном уровне всё было сделано успешно и впечатляюще, но на содержательном картина была несколько иной.

Лагерь был заявлен как обучающий. Был ли он таковым? И чему там учили?

МАНИФЕСТ

Главным направляющим, рамочным документом служил Манифест движения, представляющий собой странный, на мой взгляд, сплав двух основных идей.

Первая — направляющая на путь конструктивной деятельности, ориентирующая комиссаров на принятие ответственной позиции за ситуацию в стране, личностный рост и стремление к высокому уровню профессионализма.

Что касается второй центральной идеи манифеста, то её конструктивность не очевидна. Движение «Наши» призывает к полному замещению нынешних элит, обвиняя их в «пораженчестве» и неспособности верить в будущее страны, и противопоставляет себя всем остальным движениям и организациям.

Итак, с одной стороны, «Наши» — проправительственная организация, поддерживающая существующую власть; а с другой — в манифесте при обсуждении проблем, стоящих перед обществом, постоянно звучит недовольство действиями тех, кто сегодня стоит у рычагов экономики и политического управления.

Похоже, как всегда, производится попытка найти виноватых, роль которых идеологами «Наших» отводится «олигархам» и «пораженцам». Причём кто такие эти самые «пораженцы» — не уточняется. Но кто же в таком случае «не виноват»? Судя по манифесту — только президент и, собственно, движение «Наши». Все прочие причисляются к «пораженцам» и обвиняются в слабости, эгоизме и провале всех начинаний.

Что это значит? Очевидно, ошибаются те, кто считает и называет «Наших» «проправительственным движением». Они отчётливо позиционируют себя как движение исключительно «пропрезидентское».

КОМИССАРСКИЕ БУДНИ

Манифест был практически единственным учебником в этом лагере. Но, предметы, изучаемые участниками, им отнюдь не исчерпывались.

Вообще, расписание мероприятий поражало насыщенностью. День рядового «комиссара» был жёстко регламентирован. Обычные сутки включали лекции, мастер-классы и семинары, а также ряд спортивно-культурных мероприятий. Свободное время было сильно ограничено. При этом внимательный анализ расписания часто выявлял странное отсутствие связности занятий между собой. Казалось, темы и предметысобраны в единую программу случайно. Трудно было выделить единую обобщающую идею, логику, систему...

Это очень интересно набрать две с половиной тысячи юношей и девушек с разным уровнем подготовки и начать их чему-то обучать, но что можно передать им за пару недель? Большинство преподавателей приезжали на одну-две лекции, сразу после этого покидая Селигер. Да, такая форма проведения обучения может быть очень полезной, когда речь идёт о сложившихся профессионалах (именно для них и организуются крупные конференции, съезды, где формат коротких докладов имеет целью донести до слушателей новые разработки и интересные гипотезы), однако в лагере, где живут сотни молодых ребят, эффективность таких лекций сомнительна. Лекторы либо вынуждены начинать «ликбез» с нуля, — начитывая общие понятия своей области, либо заполнять наиболее очевидные дыры в образовании своих слушателей, — пробелы, которые в связи с краткостью и интенсивностью обучения вряд ли поддаются диагностике. Когда на лекции присутствует более пятидесяти ребят разного уровня подготовки, не то, что мастер-класс, — полноценный семинар оказывается едва ли возможным.

При таком подходе знания гостей могут оказаться просто не нужными… Проще и разумнее было бы пригласить преподавателей первых-вторых курсов, а не видных специалистов, которые, конечно же, не стали разбирать азы своих профессий «по слогам». В итоге семинары оказывались довольно поверхностными и часто сводились к «ободрению и воодушевлению» участников. Несмотря на неплохое общее образование «комиссаров» и достаточно высокий (в среднем по лагерю) интеллектуальный уровень, мастер-классы показались явно лишними. Но их посещение было обязательным и жёстко контролировалось, вплоть до исключения из лагеря и переводом в «не наши»! Так что там всегда было полно людей и порой — незаинтересованных, что делало процесс ещё более тяжёлым и для преподавателей, и для «комиссаров».

Возможность получения настоящего опыта предоставил созданный «пресс-центр», где с первых до последних дней лагеря группа журналистов работала над выпуском ежедневной газеты. Но даже там, попытавшись вовлечь в процесс работы над изданием максимально возможное количество участников, организаторы создали такое число редакций, что превратить эту деятельность в полноценную передачу знаний и навыков не очень-то получилось. Вместо этого днями и ночами они «верстали», «вычитывали» и готовили номера к печати, используя возможности и умения обучающихся, в основном, на этапе сбора материала.

Так, складывалось впечатление, что обучение комиссаров в лагере замкнулось в контуре знакомства участников друг с другом, идеологической «накрутки» и развлечения, конечно.

Конфликт идей и идеологов: Глеб Павловский
И посреди кипения трудилась команда организаторов, осуществляя строгое руководство процессом.

Между тем, наблюдения рождали серьёзный вопрос: чего же хотят организаторы мероприятия? Кроме подготовки очередной большой акции, запланированной на сентябрь[2], другие задачи не обсуждались. Парадоксально, что в ежедневно выпускаемых газетах не было предложено ни одной стратегии развития или плана действий. Будущее представало нечётким, и, возможно, из-за этого многие комиссары осознавали свою принадлежность к лагерю, но не к движению в целом. Быть может, поэтому при ответе на вопрос: а что будет в жизни студента «после Селигера», о какой-либо политической активности или об участии в мероприятиях «Наших», как правило, не упоминалось.

Да, лагерь был проведён очень масштабно, энергично и дорого. Но зачем — понятно не до конца. Можно, конечно, строить домыслы… Например, предположить: главная задача — внешняя и внутренняя реклама нового движения, а не образование и обучение участников вторичны.

Если так, то надо признать — акция удалась. Количество и качество развлечений, доступных юношам и девушкам, в рядах «Наших» просто завораживает. При этом участие в лагере можно рассматривать как награду тем, кто уже стал сторонником, и залогом, гарантирующим дальнейшую лояльность и заинтересованность участников. Но может ли устраивать лидеров движения, что после двух недель интенсивного обучения, комиссары часто не могут объяснить, какие конкретно политические идеи оно исповедует и к каким целям стремится?

НАШИ: ЛИЧНЫЙ СОСТАВ И ЕГО ЗАДАЧИ

Часть «Наших», несомненно, очень хочет учиться и развиваться с тем, чтобы стать настоящими профессионалами. Они усмехаются, услышав очередной пустой лозунг, и искренне пытаются найти способы устранения стоящих перед ними проблем и барьеров. Но столь же несомненна и их неосведомлённость о причинах и особенностях задач, которые они стремятся решить. Они искренне ждут, что им сообщат о действиях, которые надо предпринять, чтобы «всё наладилось». Но проработать обсуждаемые проблемы «от и до» самостоятельно не умеют, даже не представляют себе, как к ним подступится.

Есть в рядах комиссаров и другая, отчётливо заметная группа. Её члены видят задачу движения в отстранении «пораженцев» от управления страной. Эти решительно готовы бороться с «фашизмом», олигархией и бюрократией, не очень ясно представляя себе, где враг и как он выглядит. Но они готовятся и ждут, когда им укажут конкретного врага_ »пораженца», из-за которого возникли все проблемы.

Наложение этих настроений друг на друга делало атмосферу в лагере очень неоднородной. Где-то существовали островки радостного предчувствия возможности положительных перемен и личного участия в развитии страны, где-то готовились к борьбе… Кто-то жаждал конструктивных предложений, а рядом просили назвать имя врага…

ЧИСТО «КРАСНЫЕ»

и Стас Белковский

Официальным врагом, как уже говорилось, были «пораженцы». А между тем, в стране работали другие лагеря — устроенные теми, для кого врагом стали «Наши».

Очень интересно сравнить лагерь на Селигере с одним из этих лагерей — аналогичным по замыслу, но проведённым их идеологическими противниками. Любопытно, что обстановка в лагере Молодёжного левого фронта, где нам также удалось побывать, отчасти напоминала ту, что была в стане «Наших». Это, в частности, касалось и непонимания многими рядовыми участниками стоящих перед ними задач, и впечатления от Левого фронта как от наспех слепленного движения, объединяющего представителей совершенно разных политических тусовок. В лагере тоже проводились семинары и лекции, которые превращались в диспуты, отражающие, прежде всего, огромные различия в том, как «красные» сами понимают суть левого движения.

Как следствие, очень похожим оказалось отсутствие у собравшихся представлений о шагах и действиях, которые следует предпринять в ближайшем и сравнительно отдалённом будущем для достижения целей, которые они хотели бы поставить перед собой.

Однако, сложилось впечатление, что индивидуальная идеологическая подготовка ребят из МЛФ была на более высоком уровне. Здесь можно было вести речь об убеждениях, над которыми, похоже, молодые левые, по крайней мере, думали гораздо дольше, чем юноши и девушки из «Наших». Во время лекций они задавали интересные и сложные вопросы, демонстрирующие начитанность и осведомлённость о ситуации в стране. Впрочем, оптимизма по отношению к будущему это им не добавляло. Чувствовалась, скорее, некая торжественная гордость изгоев, в то время как у «Наших» — ликующая убеждённость в своей правоте, по большей части опирающаяся на собственную численность и лозунги, без которых не проводилось ни одно мероприятие. В «левом» лагере было куда меньше наивной веры в свои силы и гораздо больше практичного отношения к возможностям организации. Хотя лозунги там встречались, например: «Фабрики — рабочим! Землю — крестьянам!»…

И в этом лагере, посреди куда более скромной толпы активистов, были заметны серьёзные и энергичные организаторы, осуществляющие умелое управление процессом.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

Когда нет карьерного лифта, приходится учиться альпинизму

Реальные задачи упомянутых организаторов остаются ясны не вполне. Была ли это отработка техники развёртывания лагерей? (Не стоит забывать о той роли, которую на Украине сыграл «Майдан»). Или — попытка «вскочить в уходящий поезд» — использовать, пока не поздно, в своих интересах методы, оказавшиеся эффективными в других странах?.. Да, возможно. Но только ли это?

Вопросы — вопросами, но общее впечатление от обоих лагерей достаточно чёткое. Бурная активность по политической мобилизации молодёжи стала одной из реакций ряда политических сил на изменения, произошедшие в соседних странах. Думается, «лагерная самоорганизация молодёжи» — ответ на политический заказ извне. Об этом говорит, в частности, тот факт, что организаторами лагерей выступили структуры отнюдь не молодёжные. В случае «Наших» — Национальный институт «Высшая школа управления», в случае МЛФ — «Институт проблем глобализации».

Большинство участников плохо понимает задачи этих операций. Что же касается организаторов, то с большей или меньшей до_ лей откровенности их задачи отражены в последующих интервью.



[1] Официальные цвета движения «Наши» — красный и белый. Их знамя — флаг, напоминающий Андреевский: белый крест на алом фоне.

[2] Речь, видимо, шла о митингах молчания, посвящённых трагедии в Беслане.

Дата публикации: 02:58 | 10.10


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.