Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/6-7/prglob/0


Часть 1 Противоречия глобализации

Если в «Основных тенденциях развития человечества до 2015 года» мы рассматривали глобализацию — растущую взаимосвязанность различных частей земного шара, отражающуюся в расширении потоков информации, технологий, капиталов, товаров, услуг и самих людей по всему миру, — как набор неких ключевых элементов, то теперь мы рассматриваем её скорее как некую «мегатенденцию», всепроникающая сила которой будет оказывать существенное влияние на все основные направления развития мира к 2020 году.

За последние 20 лет размах глобализации значительно увеличился благодаря либерализации китайской и индийской экономик, крушению Советского Союза, а также революции в области информационных технологий, охватившей весь земной шар. На протяжении последующих 15 лет она будет способствовать мировому экономическому росту, повышению уровня жизни во всем мире, дальнейшему углублению взаимозависимости различных уголков мира. В то же время практически во всех областях жизни она приведёт к серьёзным изменениям статус-кво — колоссальным экономическим, культурным, а значит, и политическим потрясениям.

В некоторых своих аспектах, таких, как рост взаимосвязей, порождённый революцией в области информационных технологий, глобализация, похоже, носит необратимый характер. Коммуникации в режиме реального времени привели к повсеместным политическим переменам и стали фактором, с которым приходится считаться даже репрессивным режимам.

Будет трудно также отказаться от углубления экономической взаимозависимости, хотя темпы мировой экономической экспансии могут напоминать приливы и отливы. Взаимозависимость расширила границы международного бизнеса, дала возможность как малым предприятиям, так и транснациональным корпорациям вести дела поверх границ и вывела на международную арену новые, ранее не предлагавшиеся услуги.

Однако глобализация, несмотря на всю свою мощь, может быть существенно заторможена или даже повернута вспять. Достаточно вспомнить, как развитие аналогичных тенденций в конце XIX — начале XX века было повернуто вспять катастрофической войной и всемирной депрессией. Некоторые процессы, увязываемые нами с глобализацией 1990-х годов, такие, как экономическая и политическая либерализация, развиваются неравномерно и, по всей вероятности, будут зависеть от успеха многосторонних переговоров, совершенствования механизмов национального управления, сокращения конфликтов. Большая свобода перемещения людей через национальные границы будет и далее наталкиваться на социальные и политические препятствия, даже тогда, когда существует острая потребность в иностранной рабочей силе.

Более того, характер глобализации, возможно, претерпит изменения, подобные тем, которые претерпел капитализм на протяжении XIX и XX веков. Наиболее развитые страны наших дней, в первую очередь Соединённые Штаты, будут по-прежнему играть важную роль в производстве и перемещении капиталов, технологии и товаров, однако глобализация, вероятно, в течение следующих 15 лет в гораздо большей степени примет «незападный» облик.

К 2020 году большая часть мирового прироста населения и роста потребительского спроса будет приходиться на нынешние развивающиеся страны, в первую очередь на Китай, Индию и Индонезию, а транснациональные корпорации современных развитых стран адаптируют свой «профильный» бизнес и деловые практики к потребностям их культур.

Корпорации, располагающие возможностями для широкого распространения технологии и поддержки экономического прогресса в развивающемся мире, уже сегодня стремятся доказать ему свою «лояльность», не возражая против применения незападных практик в тех сферах, на которые распространяется их деятельность. Они могут сделать глобализацию более привлекательной в глазах людей, заботящихся о сохранении уникальных культур.

Благодаря торговле и инвестициям во всем мире будет ощущаться влияние новых или расширяющихся корпораций из стран, обязанных своим подъёмом глобализации.

Страны, обретшие новый вес, постараются им воспользоваться, добиваясь усиления своей роли в международных организациях и большего влияния на определение «правил игры».

В ходе консультаций с иностранными экспертами многие из них заметили, что хотя в их странах люди дорожат материальными благами, принесенными глобализацией, они отрицательно относятся к ней, если воспринимают её как «американизацию», несущую угрозу их культурным и религиозным ценностям. Связь между глобализацией и американскими ценностями в свою очередь способствует разжиганию антиамериканских настроений в некоторых частях мира.

В настоящее время примерно две трети населения земного шара проживает в странах, вовлечённых в глобальную экономику. Даже в 2020 году блага глобализации будут доступны не всем. В течение ближайших 15 лет будет увеличиваться разрыв между странами, сумевшими извлечь из глобализации экономические, технологические и социальные преимущества, и отстающими, слаборазвитыми странами или отдельными их анклавами. На самом деле мы считаем, что следующие 15 лет станут периодом, когда противоречия и неустойчивость глобализирующегося мира будут восприниматься даже более остро, чем сейчас.

КАКИМ БУДЕТ АЗИАТСКОЕ ЛИЦО ГЛОБАЛИЗАЦИИ?

Переживающая подъём Азия будет и далее оказывать влияние на процесс глобализации, делая его менее «американизированным» и более азиатским по форме и восприятию. Вместе с тем Азии предстоит изменить стандарты этого процесса. Обладая самыми быстрорастущими потребительскими рынками, большим количеством фирм, превращающихся в транснациональные корпорации, увеличивающейся долей наукоёмких производств, Азия, кажется, всерьёз вознамерилась потеснить страны Запада и стать наиболее динамично развивающимся центром мировой экономики, при условии, что её быстрый экономический рост будет продолжаться и дальше.

Министры финансов азиатских стран рассматривали вопрос о создании Азиатского валютного фонда, который в своей деятельности не станет дублировать МВФ, будет накладывать меньше ограничений на валютно-обменные операции и предоставит азиатским руководителям возможность дистанцироваться от «вашингтонского макроэкономического консенсуса».

Если говорить о потоках капитала, то переживающая подъём Азия уже способна аккумулировать обширные валютные резервы. В настоящее время Япония располагает 850 миллиардами долларов, у Китая — 500 миллиардов, у Кореи — 190 миллиардов и у Индии — 120 миллиардов; вместе они составляют три четверти от совокупных мировых запасов валюты, однако долларовая их часть будет сокращаться. Стандартной практикой станет использование корзины резервных валют — иен, ренминби (валютных юаней) и, возможно, рупий.

Учётные ставки центральных банков азиатских стран будут оказывать влияние на мировые финансовые рынки, в том числе на нью-йоркскую и лондонскую биржи. Управляющие портфелями ценных бумаг будут в дальнейшем всё более ориентироваться на показатели прибылей азиатских фондовых бирж.

Поскольку правительства азиатских стран инвестируют всё больше средств в науку и развитие, эти страны будут всё в большей степени привлекать со всего мира прикладные технологические разработки, в том числе самые передовые, которые способствуют интенсивному развитию их самых высокопроизводительных отраслей. Мы полагаем (говорится в тексте), что азиатские гиганты скорее предпочтут воспользоваться мощью своих рынков для установления новых международных промышленных стандартов, чем следовать существующим западным стандартам или нормативам международных организаций стандартизации. Вся система международного права на интеллектуальную собственность подвергнется серьёзной корректировке благодаря нормативной и правоприменительной практике стран Восточной и Южной Азии.

Всё большее вовлечение азиатской рабочей силы (в первую очередь из Китая, Индии и Индонезии) в глобальную экономику будет иметь далекоидущие последствия, которые, возможно, стимулируют рост внутренней и региональной миграции. В любом случае эти последствия трудно будет переоценить: они скажутся на относительных размерах крупнейших мировых мегаполисов и, быть может, станут ключевой переменной величиной, от которой на ближайшие десятилетия будет зависеть уровень политической стабильности (или нестабильности) в мире. Обширные внутренние миграции выплескиваются за пределы отдельных стран (в настоящее время лишь малая толика 100-миллионной армии внутренних мигрантов Китая оседает за границей), в будущем эти «выбросы» могут кардинально изменить ситуацию в других регионах, в том числе в Европе и Северной Америке.

Укрепление азиацентристской культурной идентичности может оказаться наиболее глубоким следствием того подъёма, который переживает Азия. Уже сейчас сокращается процентное отношение азиатских студентов, отправляющихся учиться в Европу и Северную Америку, зато образовательные центры Японии и — что поразительно — Китая становятся в их глазах всё более привлекательными. Похоже, что новая, «более азиатская» культурная идентичность пользуется в Азии всё большим спросом, который растёт вместе с ростом доходов и распространением информационных сетей. Корейскими поп-певцами уже вовсю увлекаются в Японии, японские мультфильмы имеют множество поклонников в Китае, а фильмы о китайском кунг-фу и танцевально-музыкальные эпопеи Болливуда смотрят миллионы людей по всей Азии. Даже Голливуд начал испытывать на себе эти азиатские влияния, которые к 2020 году могут только усилиться.

ГЛОБАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА: РАСШИРЕНИЕ И ИНТЕГРАЦИЯ

Ожидается, что к 2020 году мировая экономика вырастет на 80 процентов по сравнению с 2000 годом, а средний доход на душу населения увеличится приблизительно на 50 процентов. Значительная часть мира будет жить в условиях небывалого процветания; во многих некогда бедных странах впервые появится большой (в численном выражении) средний класс. Социальные структуры этих развивающихся стран будут трансформироваться по мере того, как экономический рост будет способствовать расширению среднего класса. В перспективе, если этот процесс не будет прерван, он позволит традиционно более бедным странам быть вовлеченными в сферу глобализации. Большинство прогнозов развития до 2020 года и на более длительный срок предусматривают превышение показателей роста экономики развивающихся стран над аналогичными показателями сегодняшних лидеров мировой экономики. Такие страны, как Китай и Индия, сумеют добиться здесь большего успеха, чем Европа или Япония, стареющие трудовые ресурсы которых могут затормозить их рост. Учитывая гигантское население Китая и исходя из реальной валютной оценки, совокупное национальное богатство Китая в долларовом выражении к 2020 году может выйти на второе место в мире. Аналогично экономика Индии к этому времени будет сопоставима по своей мощности с экономикой крупной европейской страны.

Экономики других развивающихся стран, таких, как Бразилия и Индонезия, могут к 2020 году превзойти экономики европейских стран, за исключением крупнейших из них[1].

Несмотря на весь свой динамичный рост, азиатские и другие «гиганты» вряд ли смогут сравниться по количественным показателям с экономикой США или даже с экономиками некоторых других богатых стран. В них будут существовать отдельные динамично развивающиеся сектора мирового уровня, но большая часть их населения будет занята в сельском хозяйстве, их акционерные капиталы будут менее сложными, а их финансовые системы, вероятно, будут менее эффективными, чем финансовые системы других преуспевающих стран.

СОХРАНЯЮЩЕЕСЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ БЕСПОКОЙСТВО

Истории известны примеры длительного существования высоких показа-телей экономического роста. Китай уже около двух десятилетий демонстрирует рост в 7 и более процентов; Японии, Южной Корее и Тайваню в прошлом удавалось на протяжении долгого времени сохранять в среднем примерно десятипроцентный прирост.

Однако быстро развивающиеся страны прежде часто переживали внезапные кризисы, задержки развития, а вихри экономической нестабильности, похоже, могут всё больше влиять на широкий круг международных отношений.

Многие новые рынки, как, например, Мексика в середине 1990-х годов или азиатские страны в конце 1990-х, страдали от негативных последствий резких перемен направления движения капитала, поэтому Китай и Индия ещё могут столкнуться с аналогичными проблемами. В этом случае масштабы потенциально возможных перестановок будут беспрецедентными, причем не ясно, сумеют ли нынешние международные финансовые механизмы предупредить их более широкие экономические последствия.

По мере постепенной интеграции Китая, Индии и других развивающихся стран в мировую экономику сотни миллионов рабочих рук получат доступ к мировому рынку труда, становящемуся ещё более взаимозависимым под воздействием торговых и инвестиционных потоков. Мировые стандарты производства, торговли, труда и заработной платы будут пересмотрены.

Эта колоссальная масса рабочей силы, всё возрастающая часть которой бу-дет иметь хорошее образование, послужит привлекательным конкурентоспособным источником дешёвого труда, в то время как инновационные технологии расширят возможности мобильной занятости в глобальных масштабах. Конкуренция со стороны этих людей будет содействовать «перетасовыванию» рабочей силы, потребует профессиональной переподготовки кадров и ограничит рост заработной платы в некоторых отраслях.

К чему приведут эти давления на рынок труда, будет зависеть от реакции на это со стороны политических лидеров и разработчиков стратегии. На фоне глобального экономического спада эти трудовые ресурсы могут вызвать широкое распространение протекционистских настроений. Но пока будет сохраняться достаточно уверенный экономический рост, а рынок труда оставаться гибким, интенсивная международная конкуренция вряд ли приведёт к реальным потерям рабочих мест в экономически развитых странах.

Большое количество новых рабочих мест в сфере услуг, которое будет со-здано в Индии и других развивающихся странах, скорее всего превысит предложение квалифицированных рабочих рук в этой сфере в передовых экономически развитых странах.

Текучесть рабочей силы в экономически развитых странах будет по-прежнему зависеть в большей степени от технологических перемен и превратностей местного рынка труда, чем от иностранной конкуренции.

МОБИЛЬНОСТЬ И ОТСТАЛОСТЬ

Хотя уровень жизни многих жителей развивающихся и отсталых стран в течение ближайших 15 лет будет подниматься, по уровню дохода на душу населения в 2020 году большинство этих стран будет всё ещё значительно уступать странам Запада. Даже в странах с быстро развивающейся экономикой сохранится множество бедняков, а удельный вес среднего класса будет в них куда более скромным, чем в современных развитых странах. По оценке экспертов, Китаю после 2020 года понадобится ещё 30 лет, чтобы по доходу на душу населения достичь нынешнего уровня развитых стран.

Даже если, как утверждает одно исследование, средний класс Китая может к 2020 году составить до 40% его населения, то есть в процентном отношении удвоиться по сравнению с нынешним днем, он всё ещё будет уступать этому показателю в США — 60%. По уровню дохода на душу населения китайский средний класс будет также существенно уступать западному.

По некоторым оценкам, сейчас в Индии около 300 миллионов людей среднего заработка получают 2 — 4 тысячи долларов в год. Как общее число работников среднего заработка, так и уровень их заработной платы, вероятно, быстро возрастут, однако даже в 2020 году их доходы будут всё ещё значительно ниже соответствующих средних показателей для США и других развитых стран.

Однако годовой доход в 3 тысячи долларов в Азии считается достаточным, чтобы побудить людей к покупке автомобиля. Таким образом, быстрый подъем уровня доходов растущего среднего класса повлечёт за собой взрыв потребительского спроса, который очевиден уже сейчас.

Усугубляющаяся разница в доходах и уровне развития различных регионов не помешает параллельному росту среднего класса и увеличению общего богатства. В Индии, например, хотя многие западные и южные штаты к 2020 году будут располагать значительным средним классом, такие штаты, как Бихар, Уттар-Прадеш и Орисса, останутся отсталыми.

Страны, не вовлечённые в мировую экономику, будут по-прежнему страдать от своей изоляции. Даже самые оптимистичные прогнозы признают, что стимулируемый глобализацией экономический рост в течение ближайших 15 лет не сможет вывести из бедности множество стран.

Сценарии, разработанные Всемирным банком, указывают на то, что, например, страны, лежащие к югу от Сахары, даже при самом оптимистическом сценарии развития будут далеко позади. В настоящее время в этом регионе самая большая в мире доля населения, живущего менее чем на один доллар в день.

Если усугубляющиеся проблемы крайней нищеты и дурного управления в неблагополучных странах, расположенных к югу от Сахары, странах Евразии, Ближнего Востока и Латинской Америки сохранят свою остроту, эти регионы станут благодатной почвой для терроризма, организованной преступности и пандемий. Вынужденная иммиграция также может стать важной составляющей общего процесса деградации. Международному сообществу предстоит решить, стоит ли ему вмешиваться, как это делать и какой ценой.

ЧТО МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ КРАХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ?

Процесс глобализации, несмотря на всю свою мощь, может быть существенно заторможен или даже повернут вспять. Если не говорить о новой мировой войне, которую мы считаем маловероятной, остановить глобализацию может только грандиозная по своим масштабам пандемия. Другие катастрофы, например атаки террористов, могут лишь замедлить её ход.

По мнению некоторых экспертов, появление новой пандемии — лишь вопрос времени. В 1918–1919 гг. вирус гриппа унес около 20 миллионовчеловеческих жизней. Если подобные эпидемии вспыхнут в мегаполисах развивающегося мира со слабо развитой системой здравоохранения — в африканских странах, расположенных к югу от Сахары, — Китае, Индии, Бангладеш или Пакистане, — они будут опустошительными и смогут быстро распространиться по всему миру. Глобализация окажется под угрозой, если счёт жертв в некоторых важнейших странах пойдёт на миллионы, а распространение заболевания приостановит на длительный период перемещение людей и товаров по земному шару и заставит правительства тратить колоссальные средства на свои перегруженные секторы здравоохранения. С другой стороны, реакция на атипичную пневмонию (SARS) показала, что международный надзор и механизмы контроля совершенствуются и все более эффективно сдерживают распространение болезней, а новые достижения биотехнологии позволяют надеяться на дальнейшие успехи в борьбе с ними.

Замедление глобализации может быть также связано с всеобъемлющим ощущением экономической и физической незащищённости, побуждающим правительства вводить ограничения на потоки капитала, товаров, людей и технологий, а следовательно, сдерживать экономический рост. Такая ситуация может возникнуть в ответ на атаки террористов, в результате которых погибнут десятки или даже сотни тысяч людей в ряде американских городов или в Европе, или на масштабные кибернетические атаки на информационные технологии. Пограничный контроль и ограничение технологического обмена могут привести к удорожанию сделок, послужить препятствием для инноваций и экономического роста. Аналогичные ограничительные меры могут быть введены в результате приобретшей массовый характер отрицательной реакции на глобализацию, если, например, «белые воротнички» из богатых стран взбунтуются против практики «аутсорсинга» и/или если народы бедных стран, сочтя себя жертвами глобализации, попытаются ей сопротивляться.

ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Общая тенденция к быстрому всемирному распространению технологии будет сохраняться, хотя революция в области высоких технологий и не принесёт всем равные блага.

К числу факторов, обеспечивающих расширение доступа к технологическим достижениям, следует причислить рост обоюдостороннего потока высокотехнологичных мозговых ресурсов между развивающимися и западными странами, увеличение удельного веса технологически грамотной рабочей силы в некоторых развивающихся странах, а также усилия транснациональных корпораций диверсифицировать свою высокотехнологичную деятельность.

Внедрение новой технологии послужит стимулом для резкого подъёма знаний и индивидуального благосостояния людей. Эти выгоды включают в себя сдвиги в медицине, которая сумеет вылечить или смягчить некоторые известные болезни и увеличить продолжительность жизни. Новые открытия позволят улучшить качество пищи и питьевой воды, распространят беспроводную связь и технологии машинного перевода, которые облегчат международные деловые, коммерческие и даже социально-политические отношения.

Более того, грядущие тенденции развития технологии будут отмечены не только ускорением прогресса в отдельных её областях, но также умножающей его конвергенцией различных технологий (информационных, биологических, материалов и нанотехнологий), способной привести к революционным изменениям во всех сферах жизни. Применение «умных» материалов, снабженных нанотехнологическими сенсорами при содействии информационных технологий, позволит создать множество приспособлений, которые помогут укрепить здоровье людей, повлияют на деловые практики и модели поведения. Эти материалы снабдят нас новыми знаниями об окружающей среде, улучшат безопасность и сократят индивидуальную сферу личности. Такого рода взаимодействие технологических тенденций — в сочетании с ускоренными методами производства и современным оборудованием, а также передовыми способами добычи энергии, воды и современными транспортными технологиями — поможет Китаю и Индии в осуществлении их намерения присоединиться к «первому миру». Обе страны инвестируют большие средства в фундаментальные исследования и занимают ведущие позиции в целом ряде ключевых областей. Европа рискует отстать от Азии в разработке некоторых из этих технологий. Соединённые Штаты пока сохраняют своё абсолютное лидерство, хотя им придётся вступать во всё более тесную конкуренцию с Азией, которая может существенно потеснить США в некоторых областях.

Страны, способные претворить в жизнь новые технологии, извлекут из этого максимальную пользу. Разрыв между «имущими» и «неимущими» может увеличиться, поскольку страны, имеющие доступ к новым технологиям и поставившие их себе на службу, извлекают из глобализации наибольшие преимущества. Общий уровень технологического развития той или иной страны будет определяться в терминах инвестиций во внедрение и претворение в жизнь новых доступных в мировом масштабе технологий, вне зависимости от того, являются ли они результатом собственных фундаментальных исследований или же происходят из стран–лидеров технологического прогресса. Странами, отстающими в освоении передовых технологий, вероятно, станут те, кто не последует пути принятия политических решений, способствующих внедрению новых технологий, кто постарается избежать перемен, направленных на проведение в жизнь идей добросовестного управления, всеобщего образования и рыночных реформ, причём не исключительно по причине своей бедности.

Те, кто проводит такую политику, могут, напротив, «перепрыгнуть» через некоторые стадии и фазы развития, через которые должны были пройти Соединённые Штаты и Европа в своём движении к прогрессу. Китай и Индия занимают неплохие позиции для совершения такого рывка. Однако даже самые бедные страны смогут использовать имеющиеся в изобилии дешёвые технологии для того, чтобы подхлестнуть своё развитие, хотя его темпы будут всё-таки ниже.

Поскольку такие страны, как Китай и Индия, совершают прорыв, проводя инвестиции в ключевые отрасли науки, инженерное образование, а также в развитие инфраструктуры, они добьются значительных успехов в производстве и сбыте широкого спектра высокотехнологичных продуктов — от про-граммного обеспечения и медикаментов до беспроводных датчиков и «умных» материалов.

Быстрый технологический прогресс, разворачивающийся за пределами Соединённых Штатов, может позволить другим странам устанавливать свои требования к проектированию, производственным стандартам и их реализации, к уровню секретности, информационной безопасности, а также к правам на интеллектуальную собственность.

Действительно, в настоящее время происходят серьёзные изменения в международном регламентировании прав на интеллектуальную собственность. Такие страны, как Индия и Китай, благодаря покупательной способности своих необъятных рынков смогут влиять на нормы применения некоторых технологий и наступать на права чужой интеллектуальной собственности. Привлекательность этих обширных рынков будет побуждать транснациональные корпорации смотреть сквозь пальцы на отступления от правовых норм в регулировании интеллектуальной собственности, поскольку эти отступления практически не будут сказываться на уровне их доходов. К тому же на пороге серьёзных успехов в развитии медицинских технологий возрастает роль соображений гуманитарного и нравственного порядка: всё громче будут раздаваться голоса, настаивающие на «раскрепощении» собственности «во благо человечества».

Национальные государства столкнутся также с серьёзными проблемами надзора, контроля и запрещения секретных технологий. Ввиду того что одни и те же разработки — сенсоры, вычислительная техника, средства связи и материалы — предназначены как для разнообразных устройств, используемых в повседневной коммерческой активности, так и для устройств, используемых в военных нуждах, их будет трудно отслеживать и контролировать экспорт их технологических компонентов. К тому же совместные предприятия, глобальные рынки и растущая доля частного капитала в финансировании научно-исследовательских работ будут подрывать усилия национальных государств, направленные на контроль секретных технологий.

Вопросы, связанные с этическими аспектами внедрения отдельными странами технологических новшеств, таких, как генетически модифицированные продукты питания, приватность данных, исследование биологических материалов, использование замаскированных датчиков и биометрических устройств, — все эти вопросы будут становиться всё более актуальными факторами в сфере международной торговой политики и международных отношений.

В то же время в 2020 году технология будет источником напряжённости. Фронт этой напряжённости будет достаточно широк: от конкурентной борь-бы за воспроизводство и привлечение важнейшего компонента технического прогресса — самих людей — до сопротивления некоторых культурных и политических групп тем его аспектам, которые будут увязываться ими с нарушением прав личности или нивелирующим воздействием вездесущей техноогии.

БИОТЕХНОЛОГИЯ: ПАНАЦЕЯ И ОРУЖИЕ

Биотехнологическая революция находится в относительно ранней стадии своего развития. XXI век станет свидетелем крупных достижений биологических наук в сочетании с информационными технологиями. Результатом исследований будут становиться всё новые важные открытия в сфере инновационных медицинских технологий, здравоохранения, экологической реабилитации, сельского хозяйства, биологической защиты и в смежных областях.

Следует отметить, что биотехнология может стать «выравнивающим» фактором между развитыми и развивающимися странами, поскольку она привнесёт резкие положительные изменения в области экономики и здравоохранения беднейших уголков нашей планеты.

Ожидаемые прорывы в биомедицине, такие, как создание антивирусного барьера, положат предел распространению СПИДа, способствуя разрешению продолжающегося гуманитарного кризиса в странах, лежащих к югу от Сахары, и минимизировав потенциально серьёзные помехи для экономического роста развивающихся стран, в частности Индии и Китая. Биотехнологические исследования и инновации, которые станут результатом продолжающихся инвестиций США в обеспечение национальной безопасности, такие, как новые методы лечения, блокирующие возможность болезнетворных микроорганизмов проникать в тело, — эти разработки могут со временем привести к созданию революционных медицинских препаратов, чья роль выйдет далеко за рамки защиты США от террористической угрозы.

Больше развивающихся стран станет инвестировать средства в собственные биотехнологические разработки, а рыночная конкуренция будет всё сильнее подталкивать компании и исследовательские центры Запада кпоиску технически подготовленных партнёров в развивающихся странах.

Однако в то время как развитие биотехнологии обещает улучшение качества жизни, оно несёт в себе и серьёзную угрозу безопасности. Поскольку доступ к биотехнологической информации будет постоянно расширяться, возрастёт и число людей, потенциально способных использовать эту информацию во зло и погубить множество человеческих жизней.

Атакующая сторона окажется в более выгодном положении, ибо в её распоряжении будет широкий выбор средств; обороняющейся же стороне предстоит готовиться к защите от множества возможных опасностей. Кроме того, поскольку достижения биотехнологии будут находить всё более широкое применение, всё труднее будет тормозить разработку новых видов наступательного биологического оружия. В ближайшие 10 или 20 лет будет существовать риск того, что прогресс биотехнологии приведёт не только к созданию средств обороны, но и к разработке средств ведения наступательной биологической войны, сделав возможным создание новых веществ, которые будут рассчитаны на поражение определённых видов организмов — людей, животных, посевов.

Наконец, некоторые технические новинки, способные существенно продвинуть развитие медицины, вызовут и серьёзные нарекания, связанные с соблюдением этических норм и прав личности. Это относится к таким вопросам, как клонирование, исследования стволовых клеток и расшифровка кода ДНК, позволяющая обнаруживать предрасположенность к тем или иным болезням, некоторые познавательные способности или склонность к противообщественному поведению.

СОХРАНЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА

Несмотря на наличие потенциала для крупных технологических прорывов и распространение новых технологий, то есть факторов, способных смягчить различные формы неравенства, в 2020 году будет сохраняться значительная неравномерность распределения благ между развивающимися странами, а также развивающимися странами и странами, входящими в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

По данным ЮНЕСКО, в течение ближайших 15 лет процент неграмотных людей от 15 лет и старше будет падать, однако в бедных и развивающихся странах их всё ещё будет в 17 раз больше, чем в странах ОЭСР[2]. Более того, среди женщин неграмотность будет почти в два раза выше, чем среди мужчин. В 1950–1980 годах показатели продолжительности жизни в более развитых и менее развитых странах стали явно сближаться. Вероятно, эта тенденция сохранится во многих развивающихся странах, в том числе и в самых населенных. Однако, по данным Американского бюро переписи населения, примерно в 40 странах — в том числе во многих африканских государствах, странах Центральной Азии и в России — продолжительность жизни в 2010 году будет более низкой, чем она была в 1990-м.

Даже если многие страны примут эффективные меры по борьбе с распространением СПИДа, социально-экономические последствия этой эпидемии, уже поразившей миллионы людей, будут сказываться на протяжении ближайших 15 лет.

СПИД вызвал резкое увеличение смертности среди взрослого населения Африки, что, в свою очередь, привело к небывалому увеличению числа сирот. Сегодня в некоторых африканских странах один из десяти детей — сирота, причем эта ситуация наверняка будет ухудшаться.

Ослабление и гибель миллионов людей от пандемии СПИДа будет иметь растущие последствия для экономики пораженных ею стран, особенно стран, расположенных к югу от Сахары, где предположительно с начала 1980-х годов от СПИДа умерли более 20 миллионов человек. Согласно проведённым исследованиям, доходы семьи падают в среднем на 50–80% после заражения кормильца. «Вторая волна» СПИДа, накрывшая Нигерию, Эфиопию, Россию, Индию, Китай, Бразилию, Украину и страны Средней Азии, характерна тем, что болезнь будет продолжать распространяться за пределами традиционных «групп риска», охватывая более широкие слои населения. Распространение СПИДа может поставить крест на экономических перспективах многих стран, подающих сейчас неплохие надежды.

ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИН В 2020 ГОДУ

К 2020 году женщины завоюют множество прав и свобод, в большинстве стран мира расширится их доступ к образованию, участию в политической жизни, они добьются новых успехов в борьбе за равноправие в сфере труда. Однако, по данным ООН и Всемирной организации здравоохранения, к этому времени неравенство полов до конца не исчезнет даже в развитых странах и будет всё ещё значительным в странах развивающихся. Хотя доля женщин в глобальных трудовых ресурсах будет и дальше возрастать, сохранится разница в оплате их труда, и будут продолжать существовать региональные неравенства.

Хотя разница в оплате труда между женщинами и мужчинами за последние 10 лет сократилась, женщины по-прежнему получают меньше, чем мужчины. Например, исследование ООН, проведенное в 2002 году, показало, что в 27 из 39 обследованных стран (как принадлежащих к ОЭСР, так и развивающихся) женщины, занятые в промышленности, получали на 20–30% меньше, чем мужчины.

Некоторые факторы будут препятствовать равенству полов, в то время как другие будут ему способствовать.

ФАКТОРЫ, ПРЕПЯТСТВУЮЩИЕ РАВЕНСТВУ ПОЛОВ

В регионах, где высокий удельный вес молодёжи среди населения сочетается с исторически сложившимися патриархальными традициями, дополнительная нагрузка на инфраструктуру будет означать ужесточение конкурентной борьбы за ограниченные общественные ресурсы и большую вероятность того, что женщинам будет отказано в равных возможностях с мужчинами. Например, если в школах не смогут учиться все, в первую очередь туда будут посылать мальчиков. Правда, отношение молодого поколения к этому меняется. К примеру, на Ближнем Востоке многие молодые мусульмане признают, что образованные жёны могут зарабатывать и тем самым вносить свой вклад в семейный бюджет.

В таких странах, как Китай и Индия, где традиционное предпочтение, оказываемое сыновьям, усиливается правительственной политикой контроля за рождаемостью, женщинам всё больше грозит не только убийство новорождённых девочек, но и похищение и незаконный вывоз из соседних областей туда, где на них растёт спрос ввиду непропорционально большого количества «свободных» мужчин. В настоящее время в результате предпочтения, оказываемого детям мужского пола, в Китае не хватает 30 миллионов женщин.

Эта статистика показывает, что глобальная индустрия торговли женщинами, доходы от которой по всему миру оцениваются сейчас в 4 миллиарда долларов, будет развиваться и дальше и выйдет на второе место по прибыльности среди преступных видов бизнеса, уступая только контрабанде наркотиков.

Другая тревожная тенденция — феминизация СПИДа. Всемирная конференция по проблемам СПИДа, проходившая в июле 2004 года в Бангкоке, показала, что доля женщин, заражённых вирусом иммунодефицита, растёт на всех континентах и во всех крупнейших регионах мира, за исключением Западной Европы и Австралии. Молодые женщины составляют 75% от общего числа заражённых в возрасте от 15 до 24 лет.

ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ РАВЕНСТВУ ПОЛОВ

Во многих странах на повестку дня необходимо вынести обширную про-грамму преобразований, включающую реформу управления и снижение безработицы, которые создают необходимые предпосылки для повышения статуса женщин. Международные эксперты по проблемам развития подчёркивают, что хотя целью реформы управления вовсе не является перекройка этих стран по лекалам западной демократии, она призвана обеспечить их стабильность, а это возможно лишь при условии учёта интересов всего населения и систематическом внедрении принципа ответственности. Сокращение безработицы жизненно необходимо, поскольку страны, неспособные обеспечить занятость ищущих работу мужчин, вряд ли сумеют создать новые рабочие места для женщин.

Распространение информационных и коммуникационных технологий открывает перед женщинами новые перспективы. По мнению Мирового банка, развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры имеет тенденцию выравнивать шансы женщин и мужчин на получение образования и работы. Этот же фактор даст возможность женщинам создавать социальные или политические сетевые группы интересов. В регионах, где люди страдают от политического гнёта, особенно на Ближнем Востоке, эти организации в XXI веке могут сыграть роль движения «Солидарность», противостоявшего в 1980-х годах коммунистическому режиму в Польше.

В развивающихся регионах для решения своих насущных проблем женщины часто обращаются за помощью к неправительственным организациям. Роль этих организаций в защите их интересов к 2020 году может даже возрасти, по мере того как в развивающихся странах женщины будут сталкиваться с растущим числом угроз и приобретать навыки пользования информационными технологиями для сетевого взаимодействия.

Современная тенденция к децентрализации и делегированию властных полномочий, наблюдаемая в большинстве государств, расширит возможности участия женщин в политике. Несмотря на то что на национальном уровне количество женщин, занимающих руководящие посты, увеличилось лишь незначительно (сейчас женщины являются главами лишь восьми го-сударств мира), их участие в политике на провинциальном и муниципальном уровне заметно возросло, что окажет особо благоприятное влияние на женщин, проживающих в сельской местности, вдали от политического центра страны.

ДРУГИЕ ПРЕИМУЩЕСТВА

Достижение равенства полов сулит значительные выгоды, причём не одним только женщинам. Всё больше авторов с фактами в руках доказывают, что реализация этого равенства в образовании стимулирует экономический рост, снижает детскую смертность и недоедание. На «саммите тысячелетия» руководители ООН взяли на себя обязательство обеспечить к 2005 году равные возможности для доступа обоих полов к начальному и среднему образованию во всех странах мира.

В 2005 году 45 стран, которые не стремятся достигнуть этих показателей, скорее всего в результате этого потеряют от 1 до 3% роста совокупного национального богатства на душу населения.

ВООБРАЖАЕМЫЙ СЦЕНАРИЙ «ДАВОССКИЙ МИР»

Этот сценарий служит иллюстрацией того, как стабильный экономический рост в течение ближайших 15 лет может повлиять на процесс глобализации и придать ему «менее западный» облик. Он написан в виде предполагаемого письма главы Всемирного экономического форума бывшему председателю Федеральной резервной системы США накануне ежегодной встречи в Давосе, проходящей в 2020 году. Согласно этому сценарию, азиатские гиганты, а также другие развивающиеся государства продолжают в своих темпах опережать большинство западных экономик, а их огромные внутренние потребительские рынки становятся центрами притяжения мирового бизнеса и технологии. У многих стран дела идут в гору, но не у всех. Африка находится в лучшем положении, чем можно было предположить, в то время как некоторые развивающиеся страны средних размеров переживают тяжёлые времена. Западные державы, в том числе Соединённые Штаты, вынуждены бороться с нестабильностью в сфере занятости, которая беспокоит их, несмотря на множество преимуществ, извлекаемых ими из расширения мировой экономики. Хотя Ближний Восток и получает выгоду от роста цен на энергоносители, страны этого региона отстают в своем развитии и ставят под сомнение перспективы глобализации. К тому же эскалация напряжённости вокруг Тайваня грозит вызвать экономический обвал. Сценарий заканчивается некоторыми выводами, которые следует извлечь из нашего гипотетического отчёта, в том числе выводом о необходимости уделять больше внимания управлению со стороны лидеров, чтобы не допустить краха глобализации.

Письмо главы Всемирного экономического форума
бывшему председателю Федеральной резервной системы США
накануне ежегодной встречи

12 января 2020 г.

Уважаемый г-н Председатель,

Как Вам известно, последние несколько лет были непростыми. Я наконец убедил азиатов прекратить их бойкот, и в этом году мы встречаемся в Китае, а не в Давосе. Отныне мы будем собираться попеременно, один год в Швейцарии, другой — в Азии. Вначале я полагал, что мне удастся уговорить азиатов пойти на компромисс, но они были едины в своём мнении. Даже японцы не пожелали прислушаться к нам. Я не уверен, что всё это — результат китайского заговора, как утверждают некоторые. Я даже не убежден, что сами китайцы столь безоговорочно разделяют эту идею. Как только эта идея охватила умы, им пришлось выступить в качестве лидеров, поддержав претензии азиатских стран, однако, я полагаю, они настолько уверены в своём нынешнем положении, что ежегодные встречи в Давосе вполне их устраивали. Организация заседаний на своей территории вынуждает их идти на уступки и реагировать на жалобы по поводу того, как они занимаются бизнесом.

Это приводит меня к мысли, которую я долго развивал у себя в голове, раздумывая над тем, как к чему пришла глобализация. В начале века глобализация отождествлялась нами с американизацией. Америка была моделью, на которую все ориентировались.Теперь глобализация приобрела больше азиатских черт, да и Америка, откровенно говоря, больше не играет прежней роли, а её рынки ориентированы на Восток. Это вовсе не означает, что система работает сама по себе. Только после того как жизнь преподнесла нам пару суровых уроков, мы увидели, как много внимания следует уделять управлению или то, как легко глобализация может сойти с рельсов. Нам, лидерам бизнеса, пришлось учиться действовать более решительно.

Трагедия 11 сентября послужила нам предупреждением. Терроризм по-прежнему представляет собой физическую и стратегическую угрозу. Чтобы защитить себя, мы были вынуждены соорудить барьеры, но проблема как раз заключается в том, что мы зашли в этом так далеко, что рискуем подорвать саму основу глобализации — свободное перемещение капитала, товаров, людей и т.д. Мы пытались найти золотую середину между безопасностью нашего общества и его открытостью. Раздавалось немало критики по поводу ограничений на выдачу виз, которые привели к сокращению числа иностранных студентов в США; американские ученые обеспокоены тем, что США утрачивают лидерство в развитии науки и технологии и оно переходит к Азии.

Это наводит меня на следующую мысль. Десять или пятнадцать лет назад мы недооценивали решимость азиатских гигантов преодолеть своё отставание. Китайцы и индусы фактически были движущими силами глобализации. Она началась с быстрого развития американо-китайских экономических от-ношений, однако теперь азиатский рынок обладает всем необходимым для самовоспроизводства и не слишком зависит от торговли с США. Более того, конкуренция между Китаем и Индией за энергоносители и рынки сбыта стимулирует дальнейший рост и модернизацию их экономик.

Однако за прошедшие годы нам довелось провести пару бессонных ночей, особенно тогда, когда Китай столкнулся с финансовыми проблемами. Тот факт, что ему удалось быстро выправить ситуацию, возможно, стал решающим. Я полагаю, Пекину было бы очень трудно справиться с полномасштабным поли-тическим кризисом. Дезорганизация могла бы задержать его экономический подъём на целое десятилетие или даже больше. К счастью, до этого дело не дошло. Хотя США и оказывали содействие Китаю, на самом деле интересно то, что он сам справился со своими проблемами и обошёлся без той американской и международной помощи, в которой, мы полагали, он мог нуждаться. Мы вновь недооценили масштабы созданного Китаем внутреннего рынка, который был способен придать необходимый импульс развитию его экономики.

Результатом этого спада, к сожалению, явилась вспышка скрытого недалеко от поверхности национализма, вновь обострившая напряжённость вокруг Тайваня. Китай чувствовал свою силу, и возрос риск возникновения просчёта. Меня всё больше и больше беспокоит то, что никто — ни правительства, ни частный сектор — не вступается для того, чтобы отвести угрозу серьёзного кризиса безопасности и бизнеса.

В отношениях между Китаем и Индией и другими развивающимися странами также нарастает напряжённость. Успех азиатских гигантов увеличивает дистанцию между ними и менее крупными отстающими игроками. Огромное влияние Китая и Индии на рынок труда даёт о себе знать не только в странах Запада. Сейчас мы наблюдаем, как повышение заработка китайских рабочих приводит в итоге к реэкспорту рабочих мест в страны с менее высоким уровнем оплаты труда. Отчасти это объясняется демографическими причинами: Китай внезапно стал выглядеть старше, пожиная плоды политики сохранения одного ребёнка.

Раздававшиеся ранее на Западе протесты против «аутсорсинга» и миграции могли бы, вероятно, затормозить глобализацию, однако что мы можем реально предпринять? Не можем же мы повернуть колесо истории вспять и вернуться к чему-то вроде безумия луддитов? Я обратил внимание на плохо скрываемое искушение, испытываемое некоторыми людьми в Вашингтоне и европейских столицах, использовать развивающиеся страны против Китая и Индии, отдавая предпочтение некитайским товарам.

Следует с удовлетворением отметить, что именно прорывы в высоких технологиях позволили некоторым странам встать на путь стабильного экономического роста. Увеличение производства продовольствия благодаря биотехнологическим инновациям и очистка воды посредством более совершенных систем фильтрации помогли покончить с самой ужасающей бедностью и положить начало формированию аграрного сектора, ориентированного на экспорт продовольствия. Китай и Соединённые Штаты в конечном счёте объединили силы против Европы в вопросе о генетически модифицированных продуктах.

Повышение цен на продукты потребления также было послано нам свыше, причём эффект этого был гораздо сильнее, чем любые схемы прощения долгов. Пара энергетических консорциумов, за которыми стоят азиаты, практически вытягивает два или три менее развитых государства. Они пользуются популярностью, поскольку обеспечивают не только своих служащих, но и все окрестные общины полным комплексом медицинских услуг. Предпринимаются энергичные попытки обуздать распространение малярии и туберкулёза, не говоря уже о СПИДе. Мне вспоминается, как Восточно-Индийская компания безраздельно правила субконтинентом в XVIII веке, и приходит в голову, что бизнес играл авангардную роль ещё в те времена, когда глобализация ещё только зарождалась. Не вернулись ли мы к ситуации, когда бизнес вновь берёт на себя функции правительства?

Некоторый прогресс мы наблюдаем на Ближнем Востоке, где несколько стран уверенно проводят либеральные рыночные реформы. Однако остальные всё ещё буксуют на месте. Палестина мечтает о своём Джордже Соросе, который вложил бы в неё большой капитал и создал бы возможности для экспорта её товаров, однако я не вижу никого, кто хотел бы в это вложиться. Доходы, полученные от высоких цен на нефть, позволили Саудовской Аравии и другим экспортёрам сдержать снижение уровня жизни в своих странах. В длительной перспективе это не пойдёт им на пользу. Боюсь, они ещё преподнесут нам горькие сюрпризы.

Я думаю, что Давосский форум многое сделал для того, чтобы приоткрыть эксклюзивный Западный клуб. Признаю, что поначалу я и сам не мог представить, что Китай и Индия со своим растущим средним классом смогут создать столь обширные рынки. За последние несколько лет — сейчас я это понимаю — общий баланс сил претерпевал изменения. Азиатские потребители задают тенденции, а западным компаниям следует принять вызов, если они хотят расти дальше. Пятнадцать лет назад мало кто из нас слышал об азитских фирмах, а сейчас все знают о «Вумарте». Китай также привлёк внимание Вашингтона, начав диверсификацию своих валютных резервов, тогдато американцы и поняли, что всё это время жили не по средствам.

Если бы Европа была одна, она, вероятно, почувствовала бы угрозу от быстрого подъёма Азии, однако — забавная вещь — поднимающаяся Азия воспринималась ею как противовес американской гегемонии. Кроме того, рост азиатской экономики позволил Европе преодолеть собственную стагнацию. Евросоюз считает, что у него с Китаем немало общего (имея при этом в виду региональные институты — Шанхайская организация сотрудничества в Китае, например). Я не совсем уверен.

Междупрочим, я слышал, что у Вашей внучки сейчас семестр изучения языка в Китае. А Вы знали, что там находится и один из моих внуков? Быть может, нам удастся повидать их обоих во время форума в китайском Давосе?

* * *

Этот сценарий даёт представление о значительных переменах, к которым может привести продолжительный и стабильный экономический рост, а также о трудностях, которые могут свести его с рельсов.

Рост азиатских рынков может подтолкнуть США и другие страны Запада к корректировке своей внутренней политики, которая должна быть продуманной.

Мировая торговая система становится более интегрированной и сложной, поэтому важно всячески содействовать включению в неё Китая, Индии и других развивающихся государств, хотя это и потребует от нас терпения и, вероятно, компромиссов.

Вряд ли эта система будет саморегулирующейся. Мощь глобальной экономики, к примеру, не приводит к автоматическому разрешению кризисов, подобных тайваньскому.


[1]Dreaming with BRICs: The Path to 2050. Goldman Sachs study, October 2003.

[2]Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) пришла на смену Организации европейского экономического сотрудничества, созданной в эпоху «плана Маршалла». Она объединяет 30 развитых стран и стран с развивающейся рыночной экономикой, а также поддерживает активные отношения с 70 другими государствами мира.

Дата публикации: 14:05 | 03.08


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.