Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/6-7/concept/2


Гонцы эпох

Письма тех, кто могли бы стать читателями «Со-Общения»
Проходят столетия, годы… Казалось бы, столько уже сказано и написано, что впору сделать паузу, присесть и начать, наконец, читать, понимать, принимать… А нам всё пишут — из разных эпох и стран. А мы, в меру сил, осуществляем со-общение между временем и пространством. Между авторами и адресатами. Адресатам нравится. Значит — не зря.

КНЯЗЬ И РЕСПУБЛИКА

Письмо об организации управления, труда и досуга
В своей знаменитой «Утопии» Томас Мор описывает не государство будущего, но государство настоящего, хоть и лежащее за тридевять земель, но организованное разумно. И отвечающее представлениям автора о благе. Эти представления, в свою очередь, соответствуют его общественному положению. Наш корреспондент — один из просвещённейших и авторитетнейших британских аристократов и бюрократов XVI века — предложил человечеству историю о желаемом общественном устройстве…

Если нельзя вырвать с корнем превратные мнения, если ты не в силах излечить вошедшие в житейский обиход пороки, то из-за этого не следует покидать государственных дел, как нельзя оставлять корабля в бурю, раз ты не можешь удержать ветров. Но не нужно насильно навязывать новые и необычные рассуждения людям, держащимся противоположных убеждений, так как эти рассуждения не будут иметь у них никакого веса. Тебе же надо стремиться окольным путём к тому, чтобы по мере сил всё выполнить удачно, а то, чего ты не можешь повернуть на хорошее, сделать, по крайней мере, возможно менее плохим. Ведь нельзя, чтобы всё было хорошо, раз не хороши все люди, а я не ожидаю, что они станут такими всего через несколько лет…

***

…Каждые тридцать семейств избирают себе ежегодно должностное лицо, именуемое сифогрантом. Во главе десяти сифогрантов с их семействами стоит человек, называемый по-старинному транибор.

Все сифогранты, числом двести, после клятвы, что они выберут того, кого признают наиболее пригодным, тайным голосованием намечают князя, именно — одного из четырёх кандидатов, которых им предложил народ. Каждая четвёртая часть города избирает одного и рекомендует сенату. Должность князя несменяема в течение всей его жизни, если этому не помешает подозрение в стремлении к тирании.

Траниборов они избирают ежегодно, но не меняют их зря. Все остальные должностные лица избираются сроком на год. Князь каждые три дня, а если нужно и чаще, совещается с траниборами о делах общественных…

Из сифогрантов постоянно допускаются в сенат двое, и всякий день различные. Имеется постановление, чтобыиз дел, касающихся республики, ни одно не приводилось в исполнение, если оно не подвергалось обсуждению в сенате за три дня до принятия решения.

Преступлением считается прини-мать решения по общественным делам помимо сената или народного собрания. Эта мера принята с тем, чтобы нелегко было переменить го-сударственный строй путём заговора князя с траниборами и угнетения народа тиранией. Потому любое важное дело докладывается собранию сифогрантов, которые затем сообщают его семействам своего отдела, и после совещания с ними сообщают своё решение сенату. Иногда дело переносится на собрание всего острова.

Сенат имеет и такой обычай, что ни одно из предложений не обсуждается в тот день, когда оно было внесено, но откладывается до следующего заседания, чтобы никто не болтал зря первое, что ему взбредёт на ум, ибо потом он будет более думать о том, как подкрепить свое первое решение, а не о пользе государства; извращённый и ложный стыд заставит его пожертвовать скорее общественным благом, нежели мнением о себе, что якобы вначале он мало позаботился о том, о чём ему надлежало позаботиться, а именно — говорить лучше обдуманно, чем быстро.

***

Главное занятие сифогрантов состоит в наблюдении за тем, чтобы никто не сидел праздно, а чтобы каждый усердно занимался своим ремеслом, но не с раннего утра и до поздней ночи и не утомлялся подобно скоту. Такой тяжёлый труд превосходит даже долю рабов, но подобную жизнь и ведут рабочие почти повсюду, кроме утопийцев. А они делят день на двадцать четыре часа, причисляя сюда и ночь, и отводят для работы только шесть: три до полу-дня, после чего идут обедать; затем, отдохнув в течение двух послеполуденных часов, они продолжают работу в течение трёх часов и заканчивают её ужином. Так как они считают первый час начиная с полудня, то около восьми идут спать; сон требует восемь часов. Всё время, остающееся между часами работы, сна и принятия пищи, предоставляется усмотрению каждого, но не чтобы злоупотреблять им в излишествах или лености, а чтобы на свободе от своего ремесла, удачно применить эти часы на другое занятие.

Эти промежутки большинство уделяет наукам. Они имеют обыкновение устраивать ежедневно в предрассветные часы публичные лекции; участвовать в них обязаны только те, кто отобран для занятий науками. Кроме них, как мужчины, так и женщины огромной толпой стекаются для слушания подобных лекций, со-образно с влечением каждого. Впрочем, если кто предпочтёт посвятить это время ремеслу, — а это случается со многими, у кого нет склонности к какой-либо науке, — то в этом никто ему не мешает; такое лицо даже получает похвалу, как приносящее пользу государству.

После ужина они проводят час в забавах: летом в садах, а зимой в общих залах, где кушают. Там они занимаются музыкой или отдыхают за разговорами.

Томас Мор, лорд-канцлер Британии, XVI век

КТО ЗАЩИТИТ АМЕРИКУ ОТ САМОЙ СЕБЯ?

Письмо-предупреждение
Если капиталам грозит опасность — пусть даже в отдалённом будущем — лучше всего её чувствуют финансисты. Кому-кому, а Джорджу Соросу в чутье не откажешь…

Может возникнуть законный вопрос, почему интересы мира нуждаются в особой защите. Дело в том, что под влиянием глобализации мир становится всё более независимым, и не только наш созидательный, но и наш разрушительный потенциал чрезвычайно вырос. В прошлом имели место войны, революции и экономические кризисы, и наша цивилизация пережила их, но этого может больше не повториться. Также предпринимались попытки создать стабильный мировой порядок, но они потерпели неудачу. Если бы мы добились успеха, мир изменился бы в лучшую сторону.

Не стоит ожидать, что США отка-жутся от господствующего положения. Но разумно было бы потребовать, чтобы они придавали большее значение мнениям и интересам других. Это может быть оправдано как соображениями благоразумия, так и моральными соображениями.

Реальная опасность в том, что если проводимая США политика увенчается успехом, угроза будет исходить не от отдельных стран, а от коалиции. Если страны поймут, что существующие договорённости не защищают их интересы, они будут стремиться пересмотреть эти договорённости. Учитывая односторонний геополитический подход, взятый на вооружение администрацией Буша, это, по всей вероятности, приведёт к образованию коалиции, обеспечивающий противовес власти США. В результате мир вернётся к равновесию сил и перспективе ядерной войны, потому что, вопреки утверждению Генри Киссинджера, равновесие сил обречено на нарушение. Даже самое стабильное равновесие — равновесие времен «холодной войны» — было нарушено. Но всё это возможно лишь в отдалённой перспективе.

В ближайшем будущем США, скорее всего, будут иметь неоспоримое экономическое и военное превосходство во всём мире. Большинство стран не заинтересовано во вступлении в какой-либо альянс против США. Если России при Путине придётся выбирать, с кем дружить, она скорее выберет США, чем Китай, сколь бы жёсткой ни становилась политика США по отношениюк России. То же самое можно сказать и о большинстве других стран.

Односторонний подход к геополитике прекрасно сочетается с глобальными финансовыми рынками, обеспечивая США превосходство. Внешняя политика администрации Буша имеет чёткое назначение — служить американским интересам в мире и защищать интересы конкретных сил, особенно военно-промышленного комплекса и нефтяной промышленности в более широком контексте национальных интересов США.

Чего этот подход не учитывает, так это интересов мира в целом. Администрация старается показать отсутствие у неё внимания к международным проблемам, таким, как глобальное потепление или регулирование «налоговых раёв». Это — роковой изъян. Система, не приносящая выгоды всем её членам, не может не вызывать недовольства. А поскольку недовольство приходится сдерживать репрессивными мера-ми, оно неизбежно будет усиливаться. В конечном счёте, система, скорее всего, разрушится. Но это произойдёт лишь в отдалённом будущем, а тем временем она, по всей вероятности, будет становиться всё более уродливой и репрессивной.

Джордж Сорос, финансист, 2001 год

ДА ЗДРАВСТВУЮТ ЧАСТНЫЕ УЛИЦЫ!

Саркастическая записка
Далеко не всегда капиталам угрожают партизаны. Порой, наоборот — из их уст звучат предостережения. И хорошо, если их слышат капиталисты. Субкоманданте Маркосу, как и Джорджу Соросу, не откажешь как в прозорливости, так и в умении заставить мир услышать себя.

Власть Денег требует для особого пространства, которое послужит не только зеркалом её величия и благополучия, но и защитит её от других полисов, находящихся вокруг неё и «угрожающих» ей. Другие полисы не похожи на варварские общины былых времен. Полис Денег пытается подчинить их своей логике и нуждается в них, но одновременно он и их боится.

Там где раньше находилось нацио-нальное, сегодня лишь беспорядоч-ное скопление полисов. Полисы Де-нег сегодняшнего мира — общества Власти. А там, где раньше существовала юридическая и институционная система, регулировавшая внутреннюю жизнь национальных государств и отношения между ними (международная юридическая структура), сегодня нет ничего. Международная юридическая структура устарела. Её место занимает «юридическая» система Капитала: дикая и беспощадная конкуренция при помощи любых средств, в числе которых — война.

В чём суть программ общественной безопасности городов, если не в защите тех, у кого есть всё, от тех, у кого нет ничего? «Мутатис мутанди», программы национальной безопасности, перестали быть программами защиты одной нации от других и превратились в программы борьбы всех против всех и повсюду. Образ города, окружённого поясами нищеты, и образ нации, которой угрожают другие страны, начали совпадать. Бедность и недовольство (других, не желающих тихо-мирно исчезнуть) находятся уже не на периферии, их можно встретить почти в любом городе и стране. Дело в том, что «реорганизация», проводимая властями полисов, в качестве репетиции национальной реорганизации бесполезна. Ибо их настоящая задача — не столько в реорганизации, сколько в стремлении изолировать «вредные» элементы, сводя к минимуму резонанс, который могут создать в полисе денег их протест и сопротивление.

Да здравствуют частные улицы!

За ними последуют частные кварталы. Города. Провинции. Нации. Мир… Всё приватизированное, т.е. изолированное и защищённое от другого. Но даже состоятельный сосед рано или поздно тоже превратится в одного из других. Чего не смогла ядерная война, того добьются корпорации. Разрушив всё, включая и источники своего богатства.

Маркос, субкоманданте, май 2003 года

Дата публикации: 03:23 | 01.08


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.