Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/6-7/aktual/4


Европа в дерьме и огне

Зачем пугаешь, дяденька?
Ну, что сказать? Устроены так люди! Желают, понимаете ли, знать, что будет! И что ты хочешь с ними, то и делай. Перечислить книги о будущем невозможно — такая их несметная прорва. И почти всякий раз, обращаясь к теме предстоящего человеческого бытия и обустройства, авторы что-то делают с читателями. Бывает — открывают глаза. Случается — обнадёживают. Дурят башку. Предостерегают. Запугивают. Пьер Борда — не исключение. Своим романом «Ангел бездны» он тоже сеет. Разное.

Пьер Бордаж,
Ангел Бездны,
М.: 2005, Ультра.
Культура.

ТАМ — ЗА СТЕНОЙ

Социальная фантастика — это вам не хухры-мухры. С научной — проще. Ну, разве ж это дело — описать в подробностях мир через 100 лет, да какими он снабжён штучками-дрючками и куда летают звездолёты? Нет, это задача не сложная. А вот социальная фантастика — это тугой жанрище. И ведь надо ж ещё забацать так, чтоб интересно! Чтоб вставляло!..

При советах было яснее. Здесь — писали про светлое завтра; за Берлинской стеной — про грядущие страсти-мордасти. Очень тонко посмеялись над этим братья Стругацкие в знаменитом «Понедельнике». Помните, там герой катается по воображаемому (описанному) будущему? И всё время рядом возвышается какой-то забор, за которым угадываются всякие любопытные непотребства. Вот он и спрашивает встречного отличника. — Малыш, что это за стена?

— Это так называемая Железная Стена. …Она разделяет два мира — Мир Гуманного Воображения и Мир Страха перед Будущим.

— Любопытно. А нельзя ли посмотреть? Что это за Мир Страха?

— Конечно, можно. Вот коммуникационная амбразура.

Коммуникационная амбразура имела вид низенькой арки, закрытой броневой дверцей. Я нерешительно взялся за щеколду…

Тррах! Бах! Уау! Аи-и-и-и! Ду-ду-ду-ду-ду! Все пять чувств были травмированы одновременно.

Я увидел красивую блондинку, голую и длинноногую, палившую из двух автоматических пистолетов в некрасивого брюнета, из которого… летели красные брызги. Я услыхал грохот разрывов и душераздирающий рёв. Я обонял неописуемый смрад гнилого горелого мяса. Раскалённый ветер недалекого ядерного взрыва опалил лицо, а на языке я ощутил отвратительный вкус рассеянной в воздухе протоплазмы. Я судорожно захлопнул дверцу, едва не прищемив голову. Воздух показался мне сладким, а мир — прекрасным.

О, как же прекрасно мы с вами нынче живём! Каким воздухом имеем удовольствие наслаждаться! Ни дать, ни взять — мир гуманного воображения. А вот у Бордажа (хорошо — не Борделя) в «Ангеле бездны» — там у него не просто какой-то шкандыбает задрипанный страх перед будущим. Там клубится самая распоганая жуть с ружьём!

ЖУТЬ С РУЖЬЁМ

«Утреннюю тишину пронзали гранатомётные очереди, взрывы миномётов, чьи-то завывания», — это у Бордажа, вблизи Парижа…И, конечно же: «выстрел Стеф (это такая красивая блондинка, длинноногая, а порой — и голая) раздался практически одновременно. Мы перепрыгнули через лежавшее в луже крови тело, ещё бьющееся в конвульсиях (это Стеф из автоматического пистолета прикончила некрасивого мужика)».

Но вообще-то во Франции примерно 2020 года «зомби» брезгуют пушками. «Они используют только холодное оружие. Это у них кодекс чести. Они бы мучили нас до рассвета. А потом надували разные части тела — сердце, печень, почки… а тебе яички».

О как.

Но на всяких «зомби» с ножиками найдутся «подонки» со стволами. «Подонки» — это не уничижительный эпитет, презрительно брошенный в их адрес. Это — особая социальная группа, живущая в мире Бордажа. Днём они воруют, ночью — убивают. К ним принадлежат герои его романа — та самая блондинка по имени Стеф, и беглый малохольный вьюнош Пиб. Ох, и грабят же они, ох и насилуют, ох и губят…

«Какая-то женщина в ночной рубашке крикнула, что они — позор Европы, люд-ское отребье, сорняки, которые хуже, чем мусульманские плевелы. Вместо ответа один из них снял с плеча винтовку и пресёк обвинения, пустив ей пулю в живот».

ПОЗОР ЕВРОПЫ

Но и «подонкам» не так уж вольготно в 2020 году. За ними охотится полицейский спецназ — легионеры Архангела Михаила, которые, верно служа ему — властелину континента — в общем-то, по большому счёту и заправляют на западе. Потому что на востоке безумствуют мусульманские фанатики — «усамы» — ведущие кровавый джихад против христианского мира. И такой это джихад, что «от прежних заводов не осталось ничего, кроме пустыря, затянутого пепельным саваном. Снаряды не пощадили ни насаждений, ни камышей. Серые волны Луары текли вдоль голых берегов». Короче — война Запада-Севера против Востока-Юга. Фронт проходит где-то по Дунаю, Болгарии, Польше, упираясь в испепелённую, надо думать, атомными ударами Скандинавию. Что сделалось с Россией, автору как-то невдомёк, либо он просто умолчал о её судьбе, щадя нервы читателей (а ведь можно было бы и вообразить, что стало Россией-то — ох мало бы не показалось). А может, автор просто не понимает, что это вообще такое — Россия: Европа? Азия? Великая Тартария? Куда её пришить? Каким аршином мерить? Неведомо. Вот он и решил вообще промолчать. Может и слава Богу. А всё ж интересно — что с ней было бы, а?..

Нет, ну вы сами сравните: мир, где обретаются Пиб и Стеф, с миром, где очутился герой Стругацких. Сами пообоняйте… Что там — запах горелого мяса! У Бордажа — там смесь трупного духа с газовым амбре, и черви, кишащие в детских трупах, и массовые казни в концлагерях, и пленники, утопающие в дерьме. Голод, хаос, мерзость, запустение, предательство, коварство, смертоубийство, торжество самого тотального шпионажа и самой низкопробной пропаганды. Религиозная война, которой рулит тот самый Архангел Михаил — ставленник секретных служб и владыка матушки Европы.

Ну и, само собой, выясняется, что это он во всём виноват, и наши влюблённые герои-отморозки отправляются мочить гада. И пройдя через тысячи препятствий, доводят дело до конца. Как говорится — мишн комплит. И, естественно, девушка в конце… Впрочем, мы не пересказываем сюжет и не анализируем творческий метод автора. Мы пытаемся понять: что он делает с читателем?

Да просто запугивает. Рассказывает, что с ним, болезным, случится, если он поверит, что ислам — зло, что Европу спасёт диктатура, что Америка (а Америка-то в романе есть!) нам поможет, и что террористов надо мочить. А когда ещё и мерзко становится, то запугивание вставляет куда как не по-детски. Интересно, кто больше платит за эту книгу — белые французы, или французские (и не только) «усамы»?

А Ультра.Культура что делает, публикуя её? Куда смотрит её босс Илья Кормильцев? А ему не очень нравится, когда все — «скованные одной цепью», как он когда-то писал. Весь мир насилья стремится он разрушить. До основанья. И сделают это революционные индивиды, озарённые нездешнею любовью. А затее-е-ем! Не ведая, что затем и утвердится — Европа-2020.

Кондратий Рылеев
Благодарим издательство «Ультра.
Культура» за предоставленную книгу

Дата публикации: 10:01 | 03.08


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.