Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2005 / Ключевые тексты года: 2004–2005 / Дело. Род. Наследники

Президент и русский мир


Редакция «Со-Общения»
mail@soob.ru
Версия для печати
Послать по почте

Третий преемник, Десять тысяч Семей и Птица, парящая над временем
Кем будет Третий Президент России? Станут ли сегодняшние генералы бизнеса основателями Династий? Куда идет Русский Мир? На самом деле эти три вопроса — об одном ...


Если взглянуть на происходящее глазами странной птицы, парящей не только в пространстве, но и во времени, нам откроется стратегический простор, на котором человече- ские Семьи ищут и реализуют свой способ участия в Истории[1].

Семьи (роды) выглядят в этом временно-пространственном масштабе, как на фотографии высокой выдержки выглядят автомобили на автостраде: огненной нитью стремится тот свет, который род принял как свой — и несёт через историю, прочерчивает время-пространство. Вначале это отдельные нити родов; а потом, столкнувшись с тем, что поодиночке нельзя делать дело размерностью больше, чем жизнь отдельного человека, эти нити сплетаются в ткани народов.

Любая ткань имеет основу и уток, продольные и поперечные нити.

Продольные нити основы дают ткани прочность; поперечные нити утока задают узор, паттерн[2] связности её плетения. Основа общественной ткани — нити Семей (Родов, Династий, Фамилий); её уток — это «личности в истории», герои сюжетов, развёртывающихся в масштабе жизни одного поколения, но остающиеся в жизни позже рождённых как образ поколения предшествующего.

CОБСТВЕННОСТЬ КАК ПРИЗНАНИЕ

Как возникают семьи-роды? Чем они отличаются от энгельсовских семей «как ячеек общества»? Семья — родовое дело[3]; и исторические семьи — это не что иное, как владетельные роды. Роды, владеющие один раз — тем, что принято в современном языке называть собственностью... и владеющие другой раз — знанием о собственном Предназначении, воплощённом и закреплённом (материально, ритуально, институционально, знаково) в собственности рода. Впрочем, это происходит не всегда, и никогда — «само собой».

Собственность — это глагол (владение). Собственность — это то, что требуется оборонять (охранять) и развивать (потому что наступление — лучший вид обороны)... Собственность — это род деятельности; процесс, а не объект[4].

И если отнестись к собственности именно так, то становится ясно: те материальные и нематериальные активы, те капиталы (от финансового до символического), которыми владеют роды, — это не столько прибыли, сколько обременения. Впрочем, крылья за спиной нашей Птицы, парящей во времени, — тоже тяжкое бремя до тех пор, пока Птица не обучается летать.

Собственность вызывает несвободу от неё, и именно поэтому «все равны, но некоторые (элита) — менее равны, чем все остальные». И именно эта степень несвободы владетельных родов задаёт опору длявсех возможных степеней свободы: опираться можно лишь на то, что оказывает сопротивление. Собственность — это физическая ипостась знака предназначения; её можно потрогать, увидеть... Она позволяет хранить предназначение, даже когда природа решила отдохнуть на каком-то из родовых колен. Общество нуждается в том, чтобы его основу задавали владетельные роды.

Нет тяжелее миссии быть аристократией в первых поколениях. Трассеры родовых историй ещё не прочертили звёздное небо над нами, и основатели являются программируемыми и программирующими в одном лице

Именно они несут сквозь года и поколения его прочную связность. И общество готово признать право владения нерушимым потому, что оно очень нуждается в нерушимости, неразрывности этих основных нитей. Священна не собственность, а Предназначение собственности; и любая предназначенная собственность признавалась обществом нерушимой и неотчуждаемой именно и только по причастности к Предназначению.

Владетельные роды (как сейчас принято говорить, собственники) должны были разделить со всем остальным обществом общие цели и общую Цель этих целей — только тогда собственность становилась легитимной. Проходили столетия — акт признания забывался, но факт этого признания оставался в языке, в той системе умолчаний и указаний, которая сохранялась в языке и культуре.

ЦЕЛЬ ЦЕЛЕЙ

Наша страна, современная Россия — это страна, которой не было[5]. Она не наследует институционально ни Государству Рюриковичей-Романовых, ни Красному Интернациональному Повелению.

Очень тонка грань между «Страной, которой не было» и Страной, которой нет. Уничтожены, выбиты из жизни или изгнаны из своих русских владений владетельные роды почти тысячелетней Империи. Сменивший её «Красный проект» всей своей короткой историей пытался отрицать собственность как принцип. Некоторые субъекты сегодняшнего мира относят Россию к числу несуществующих (или несостоявшихся, павших, failed[6]) государств. Не потому ли, что у актуальной России отсутствует аристократия — владетельные роды, приверженные (в отличие от олигархата) общему делу как общему предна-значению[7]? Система воспроизводства власти в России в ХХ столетии была разрушена. Власть не воспроизводилась, а каждый раз захватывалась одними элита-ми у других. Попытка Бориса Ельцина решить проблему воспроизводства власти в России за счёт создания нескольких крупных состояний не оказалась успешна: идеологической базой «решения» стала борьба с прошлым — вместопостроения будущего. И курс Страны стали пытаться определять люди уже без «Ленина в башке», но ещё без Царя в голове.

Страна тяготилась всеми видами депрессии (от психологической до экономической), будучи лишена образа будущего и образа действия, предназначения и пути к нему. Новые владельцы крупных состояний не выдвинули того Предназначения собственных целей, которому могли бы стать причастными десятки миллионов граждан России, — не стали лидерами народа, предпочтя роль «эффективных менеджеров» (как будто кого-то может интересовать эффективный менеджмент чужих активов).

Действительно, для того чтобы Россия могла Быть, ей нужна не Семья, как единственная в актуальности «ячейка» самоорганизации, а Десять Тысяч[8] Родоначальников со своими семьями, наконец давших обществу новые образцы Династий, разделивших общее Предназначение[9].

Одно предназначение — не то же самое, что одна общая цель. Предназначение — это Цель целей[10]. Предназначение не приходит невесть откуда, но полагается родом для себя волей и мышлением его родоначальника.

Цели родов и в тактической актуальности, и в оперативно-стратегической истории не только могут, но и должны быть разными — дабы не класть все цели в одну корзину. Но эти разные «корзины целей» должны быть предназначены одному направлению, и это направление следует обозначить.

Повторимся: разрушение экономических и политических инфраструктур «Красного проекта» не могло стать такой целью, потому что любое разрушение конечно. Что же касается культурных, идеологических, знакотканых структур, то они и не могли быть разрушены (идеи вечны): их можно лишь заменить другой системой идей и знаков. Однако такая замена требует не приватизации прибылей, проведённой режимом Президента Ельцина, а приватизации обременений.

Именно те, кто, независимо от размера состояний, сможет произвести такую приватизацию обременений (то есть возложить на себя не столько права, сколько долг по отношению к своей стране), станут новыми родоначальниками новой России.

Именно этот процесс является ключевым в процессе формирования политики третьего преемника института российского президентства.

* * *

Возможно, кому-то кажется, что на шахматной доске сегодняшней России все фигуры уже расставлены. И расставлены окончательно. Но это не так. Пока у деревянных фигурок на доске нет короля (являющегося проекцией на доску игрока — высшей по отношению к фигурам идеальной силы), игры нет[11]. Но когда она начнется, и бесформенные куски дерева будут сброшены в небытие. Они не только не станут создателями российской аристократии, не только не преумножат свою собственность, но потеряют её!

На доске же останутся лишь фигуры «с царём в голове».

Те, кто и станут основателями новых Фамилий — родоначальниками новых дел.

Нет тяжелее миссии, чем миссия быть аристократией в первых поколениях (как нет ничего тяжелее, чем в первый раз, взмахнув крыльями, подняться в небо). Ещё ничто не очевидно; трассеры родовых историй ещё не прочертили звёздное небо над нами, и новые поколения основателей являются программируемыми и программирующими в одном лице.

Основатели родов и народов — всегда сильные люди, всегда скорее «мачо», чем «добрые обыватели», скорее авторы, чем потребители, скорее авторитарные лидеры, чем либеральные менеджеры.Им наименее свойственно полагаться на других — и наиболее свойственно полагаться на себя. Вот почему разговоры об «общем деле» для них часто лишь инструмент покорения окружающих людей, орудие подчинения. Тема «общественной связности» и «гуманитарных технологий» для них — «розовые очки» и «женский нарратив». Им не очевидна нужность связности — им кажется, что они «всё сделают сами»...

... до тех пор, пока не возникают наследники, которым следует передать своё дело. Которых не закалила эпоха «бригад» или «первых дружин», которым «не досталось даже по пуле», которые воспитывались матерями и «педагогами», пока отцы «ходили воевать древлян»... Ведь, согласитесь, это вызов — вдруг узнать, что они, эти как бы наследники, вовсе не уверены, что хотят продолжать дело отца, учиться у него, впитывать его мощь и энергию, осваивать и использовать его знания и опыт. Это проблема, когда возможные продолжатели дела не разделяют Предназначения династии, хотят уйти, выпасть из рода, оставив в социальной ткани дыру, прореху, почти невосполнимый изъян.

Нет, не случайно Филипп Македонский доверил образование своего сына не жене, не кому-либо другому, но именно Аристотелю. И дал своей стране и миру Александра Македонского!

Именно столкновение с проблемой наследования рождает к жизни проект семьи как рода. Сколько таких родов будет заложено в ближайшие годы? Сколько бы ни было их, но именно им предстоит договариваться о Предназначении России (о том, «какую Россию мы строим»), и именно им выдвигать из себя претендентов на Третьего Преемника с общей «корзиной целей».

ЯЗЫК РУССКОЙ СВЯЗНОСТИ

Современные династии живут в пространстве всего глобального мира: парижские улицы и территории тихоокеанских островов, «венецьянские прохлады, лимонных рощ далекий аромат, и Кельна дымные громады» — всё одинаково доступно для них, и географические границы перестают быть для них пределами. Наиболее прибыльные способы ведения дел сегодня никак не связаны с территориями... их пространство — это пространство знакоткани, а их предмет — виртуальные структуры, знаковые управляющие системы.

И инструментом их управления всегда был и остается язык. И в Русском Мире этот язык — русский. То, что будет продолжать определять русский характер поведения и деятельности русских новых династий, — это русский язык и заключённая в нём русская культура; именно развитие общественной связности русского языкового пространства обеспечивает территориально-пространственное развитие России.

Пространство русского языка — вот поле, объединяющее русские (по языку) семьи. Наш язык — основа русского подданства и предмет русского общего дела.

И, говоря о пространстве русского языка, мы говорим о нём как о пространстве, подлежащем освоению, возделыванию. Мы видим в этом предмете не занудные рассуждения «препода» из советского школьного детства,а язык как программную среду... Люди, как и компьютеры, работают под тем или иным языком, но только людям, в отличие от машин, дано самим развивать собственный язык.

Так кто же — один раз спросим — может и должен осваивать пространство языка? Спросим и другой раз: кто будет ремонтировать, восстанавливать, исцелять паттерн русской связности, в этом языке заложенный? Кто станет оператором развития общественной связности; дизайнером-программистом узора-паттерна связности языка русского общества?

Эту миссию может взять на себя гуманитарно-технологическое сообщество России.

РОС КАК ВЫСОКОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Нашему сообществу пора поменять дискурс — перевести, наконец, словосочетание «public relations development», как «развитие общественных связей» (РОС), и заменить термином «рос-мастер» дурно звучащее «пиарщик». Тогда сообществу станет очевидна эвристичность доктрины Русского Мира, общественная связность которого станет для гуманитарных технологов предметом деятельности.

Именно в этом дискурсе можно вернуться к постановке задачи построения национальной идеологии — как связности целей элит и народа России, общим предназначением закреплённой в русском языке. Здесь же — работа с идеологиями нижележащего уровня: с brand essence крупных российских товаропроизводителей и товаропроводящих сетей — как с отражением родового предназначения, закладываемого президентами (владельцами) этих компаний.

Здесь же — работа с наследниками деловых династий[12], продюсирование нового типа образования, нового типа массовой культуры... Все возможные виды работ по развитию человеческого капитала Русского Мира.

* * *

Птица, парящая во времени, нарезает круги. Мир предстаёт перед такой птицей подобием мира Говарда, где его Конан-Варвар путешествует по соседствующим меж собою странам, в которых мы узнаём цивилизации, отстоящие друг от друга, как нам известно из истории, на сотни и тысячи лет друг от друга. Каждая из этих стран воплощает в себе один из концептов человеческой совместности — Государство (от слова «Государь»), Орден («Порядок»), Полис («Город»), Империя («Повеление»), Республика («Общее Дело»), Мир («Язык»).

Все только что перечисленные формы и способы развития и движения вперед не существуют без идущих вперед родов, династий, которые есть не что иное, как самые малые вечности из существующих в дольнем мире, над которым кружит наша птица.

Она видит крушения и катастрофы, видит свершения и победы. Она знает: рождение ребёнка ещё не есть начало или продолжение семьи. Это даже ещё не условие того, что ребёнок станет человеком — станет собственным владением и сможет капитализировать самого себя. Но она осеняет своим крылом тех, кто, стремясь к Истории, обретает своё Предназначение в этом Мире Миров.

С уважением,
редакция «Со-Общения»


[1] Щедровицкий™ утверждает, что «государство — способ участия народа в истории». Мы добавим — «один из способов».

[2] Именно этим словом Роджер Желязны означает в «Летописях Янтаря» тот смысл, который русские переводчики пробуют передать словом «Лабиринт» или, в более точном переводе — словом «Образ».

[3]Олег Генисаретский.

[4]Мы благодарны Сергею Чернышёву за указание нашему поколению на этот смысл слова «собственность».

[8] Хотя бы две тысячи — для начала; десятки и сотни тысяч — в оперативно-исторической перспективе...

[9] Обсуждение темы «Десяти Тысяч семей» началось в интервью Ефима Островского «Наследники свободного дела» (Со-Общение. 2004, № 2)

[10] Наши благодарности Лиддел-Гарту, в книге «Стратегия непрямых действий» введшему в наш обиход понятие «Большая Стратегия» (как Цели, которая должна быть у стратегических целей).

[11]Вспомните статью Виктора Осипова «Человек среди миров» (Со-Общение. 2004, № 1), там эта тема обсуждается развернуто и подробно.

[12]Именно об этом — статья Руфины Копыловой «Есть такая миссия — советы давать» (Со-Общение. 2004, № 2). Как, впрочем, и многие тексты, опубликованные в нашем журнале в течение последних двух лет.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Ключевые тексты года: 2004–2005
Концепт
А он, мятежный, просит бури?..
Дмитрий Петров
Через год после отплытия
Редакция «Со-Общения»
Мировая война и русский мир
Война и MIP. Том 5
Камелот, или интеллектуальная мобилизация России
Александр Неклесса
Русский MIP
Ширхан Павлов
Война на моём столе
Сергей Переслегин
Царь в голове или жар-птица на сковородке?
Михаил Веллер
Вот воин. Кто ты?
Ирина Шиманская
Украина ставит Россию на порог регионализации
Павел Малиновский
Гуманитарные технологии
Русская литература и государство в новом веке
Александр Гаврилов
В ожидании дирижёра
Всемирная история гуманитарных технологий
Чёрный Охотник
Как поймать дух бренда
«Агентство эффективной культуры»
Чтобы победить, элиты должны изменить себя
Виктор Осипов
Тренировочный лагерь
Алексей Ширшов
Кто готов вложиться в РОС?
Игорь Писарский
Дело. Род. Наследники
Праздновать ненапрасность жизни
Президент и русский мир
Редакция «Со-Общения»
Есть такая миссия — советы давать
Руфина Кашапова
Подготовка наследников
Александр Попов
Если вы хотите передать дело детям
Елена Русская
Возвращение человека
Олег Алексеев
Актуальный сюжет
Где проходит линия фронта?
Вам послание. От Президента Российской Федерации
Дмитрий Петров
Очередь на революцию
Оксана Хазанова
Призрак революции
Павел Шеремет
От Москвы до Бреста
Катера и яхты. 2005
Алексей Ширшов, Максим Костыркин
Мы — не рабы? Рабы — не мы?
Как мы делали этот журнал…


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.