Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/5/4/4


Тренировочный лагерь

Ещё выше, ещё сильнее. Come on, Cheako!
В 2004 году «Со-Общение» начало осваивать тему тренингов на пересечении с образованием, управлением, коучингом. Бутики мысли и клубный стол, подготовленные Руфиной Кашаповой и Алексеем Ширшовым, репортажи с тренингов и событий, кейсы из истории тренингов, тексты практиков… Традиционно эта сфера делится на бизнес-тренинги и тренинги личностного роста. Пересобирая опубликованное за прошедший год, мы обращаемся к нетривиальному видению сквозь два окна — тренировки в спорте высоких достижений и жизнь как тренировочный лагерь.

Умение умирать является как раз условием настоящей жизни. Научение жизни и умение умирать — это одно и то же
Карл Ясперс

ESPANA

Чтобы размять тему тренингов, мы не будем заходить на training.ru или training. com. А вот на coach.com ради забавы зашли (спасибо Александру Гальчину за ссылку) и вышли на каталог роскошных кожаных изделий. И к этимологии этого слова обращаться не будем, а то это приведёт к сайту РАО РЖД (мы и так туда заходим каждый день).

Да и вообще, может, ну его — эти тренинги продаж, лайф-спринга? Да, действительно, ату его. Гораздо интереснее пойти в спорт высоких достижений. И безо всякого грузилова про цели, целеполагание и всё-такое. Париться надо в бане. Веником.

Тем более, что лучший пример бесцельного усилия даёт спорт, как утверждает Ортега-и-Гассет.

Что такое тренировка в спортивном смысле этого слова? Один раз, это упражнение, повторение, другой раз — общефизическая подготовка. И третий: каждая тренировка — это подвиг, выход за пределы своих возможностей. Я не могу, но смогу.

«Нас водят на тренировки будущих олимпийских чемпионов. Вот они, пятнадцатилетние боксеры, пятилетние гимнасты, трёхлетние пловцы. Смотрите на выражение их лиц. Ждите самый последний момент тренировочного дня, когда на маленьком детском личике появляется злая решимость побить свой собственный вчерашний рекорд. Смотрите на них! Смотрите на это лицо! Сколько в нём напряжения. Сколько муки! Это путь к славе. Это путь к успеху! Работать только на пределе своих возможностей. Работать на грани срыва. Чемпионом становится тот, кто знает, что штанга сейчас задавит его, но толкает её вверх. Побеждает в этой жизни только тот, кто победил сам себя. Кто победил свой страх, свою лень, свою неуверенность»[1].

ДЖОКЕР

Тренировочный лагерь — это «естественный» отбор (как, например, в кадровом конкурсе или тендере), борьба за победу. Как и сама жизнь. «История показывает, что изначально жизнь представляла собой избыточную полноту возможностей, среди которых некоторые были отобраны и закреплены с помощью целевых навыков. Сама органическая жизнь есть отбор возможностей. Латинское слово elegens, elegans, позднее — eligens, eligeve означает выбирать. Результат этой деятельности отбора именуется eligentia, elegazia. Жизнь всегда была разборчивой, то есть элегантной»[2].

Конец года Обезьяны. Москва. Бутик мысли «Джокеры развития»[3]. Говорит Александр Гальчин, коуч, продавец, покупатель и ведущий тренингов: «Ещё одна из ошибок: задачи развития чаще решаются через технологии обучения, а иногда нужно обратиться к технологиям подбора. Рынок тренингов перегрет. Компании недостаточно уделяют внимания подбору потенциально революционных людей.

И пытаются нереволюционных людей через тренинг сделать революционными. А это невозможно. Огромное количество денег уходит на обучение «в никуда», как вода в песок».

По принципу отбора устроен и спорт высоких достижений. Рассказывает тренер высшей категории Вагиф Ширинов: «На пути к вершинам большого спорта есть несколько этапов, и на переходах от одного к другому происходят отсевы. На вершину сквозь просеивание выходят единицы, избранные, те, у кого есть воля к победе. И это качество нельзя заложить, натренировать»[4].

Наверх проходят только избранные. «Между двумя категориями лётчиков на войне была пропасть. Никакого связующего звена, никакого среднего класса. Ас — герой, генерал, или убитый в первом вылете младший лейтенант. Среднего не давалось. Происходило это вот почему. Все лётчики получали одинаковую подготовку и приходили в боевые подразделения, имея почти одинаковый уровень. В первом же бою командир разделял их на активных и пассивных. Тот, кто рвался в драку, кто не уходил в облака от противника, кто не боялся идти в лобовую атаку, тех немедленно ставили ведущими, а остальным приказывали активных прикрывать. Часто выделение активных бойцов происходило прямо в первом воздушном бою. Все командиры звеньев, эскадрилий, полков, дивизий, корпусов и воздушных армий бросали все свои силы, чтобы помогать активным в бою, чтобы их охранять, чтобы их беречь в самых жарких схватках»[5]. Каждому овощу — свой фрукт. Кто-то растёт, кого-то выжимают. Закон железобетонных джунглей жесток. Как и тропических.

ТАЙНА

Один из ингредиентов подготовки–тренировки — повторение упражнения. Без упражнений из сырого новичка не выковать поджарого молодца. Без упражнений и без со-общения с себе подобными. Это хорошо знал в Древнем Египте каждый мер–себаит — начальник тренировочного лагеря для рекрутов–новобранцев.

Опыт спортивных и детских лагерей уже переносится в сферу гуманитарных технологий. О симбиозе дистантно-сетевых и «лагерных» форматов рассказывает Сергей Горлов из Международного института рекламы: «Сегодня вполне возможно объединить на площадке кампуса дистантную форму обучения и «кампусный» способ «проживания» личных и коллективных историй. Активные формы личного и коллективного участия создают образовательную ситуацию для студентов-заочников, воспроизводя реальные социальные и жизненные ситуации. Именно поэтому можно говорить о кампусе как о форме практической подготовки в самом широком смысле слова»[6].

Продвигаясь вперёд, мы возвращаемся к истокам. «Первый дом, выстроенный человеком, был не помещением для семьи, а клубом. Здесь юноши готовили себя к войне, отправляли обряды, пели, пьянствовали, плясали и предавались диким оргиям. Здесь на всём лежала тайна, табу, ибо ранние юношеские союзы имели характер тайных обществ, члены которых неустанными упражнениями учились добывать пропитание охотой и готовили себя к войне. Самой ранней формой политической организации является тайное общество! В том же самом месте, где проходили оргии и пиры, развивался религиозный и спортивный аскетизм. Вспомним, что «аскеза» в точном переводе означает «упражнение» и что монахи средневековья и поздней античности переняли это слово у греческих атлетов. Под аскезой понималось не что иное, как спортивная закалка, тренировка и воздержание. Отсюда видно, что юношеское общежитие было не только древнейшей формой клуба, но и первой казармой и первым монастырём»[7]. Неслучайно поэтому цикл истории тренингов начался с образования иезуитов и «Духовных упражнений» Игнатия Лойолы, а закончился — системой подготовки греческих юношей ко взрослой жизни.

«Чёрный охотник стоит на грани двух миров, ищет и находит своё место в обществе. Ночью, под покровом темноты, в одиночестве или в составе маленькой группы, на «краю света», «в чужом краю», с помощью ловкости, хитрости, сетей, ловушек, он добывает себе пищу. Ползает в зарослях, карабкается по стенам и зарослям. Разрывает зубами сырую рыбу, приправляя её драгоценной украденной солью. Вступая в конфликты с чужаками, он захватывает оружие и другую добычу. Волосы коротки — он их состриг в знак того, что перестал быть подростком. Его лёгкая одежда темна: днём он отсыпается, выходя на охоту ночью. Он скитается, осваивает территорию, тренируясь и мужая: так закалялась человеческая сталь в колыбели европейской культуры. Подобный институт мы находим и в Древней Спарте, там он назывался криптией (в переводе — тайна, загадка). Её основные черты (изоляция, которой подвергаются определённные группы людей в момент созревания, жизнь в лесу и горах, убийства, жертвами которых становятся рабы-илоты) характерныдля обрядов перехода и инициации в тайные общества (люди-волки и люди-пантеры) чёрной Африки»[8].

Повторение — мать учения. Повторение — мать учения.

СМЕРТЬ

Тренировка раскрывается в бою, испытании. И самое главное перед боем — настройка, доводка себя до определённого состояния. «Лёша, учись настраиваться на схватку», — написал мой тренер много лет назад на оборотной стороне грамоты. И лишь недавно я по-настоящему понял смысл этих слов. Спасибо, Олег Викторович. И спасибо Алексею Тупицыну за текст о такой тренерской компетенции, как управление собственным состоянием[9].

Ave Caesar, morituri te salutati! «Да здравствует Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя!», — с владением своим состоянием у гладиаторов, равно как у всегда готовых ко смерти самураев и неистовых берсерков, всё было в порядке. Кстати, именно в гладиаторских школах — одном из самых загадочных мест истории тренингов — римские тренеры изобрели такие привычные сейчас форматы тренировки, как бой с тенью и чучелом.

А спецназ ГРУ изобрёл другого «гладиатора» — куклу: «Кукла — это человек для тренировки. Когда ведёшь учебный бой против своего товарища, то знаешь наперёд, что он тебя не убьёт. И он знает, что ты его не убьёшь. Поэтому интерес к учебному бою теряется. А вот кукла тебя убить может, но и тебя ругать не очень будут, если ты кукле рёбра переломаешь или шею. Кукла — это преступник, приговорённый к смерти. И нам хорошо, и ему. Мы можем отрабатывать приёмы борьбы, не боясь покалечить противника, а у него отсрочка от смерти получается»[10].

Конечная цель, предел жизни — это смерть. Бытие–к–смерти, говоря словами Мартина Хайдеггера. Но «каждый путь ведёт дальше своей цели», — раскрывает нам тайну жизни русский философ Алексей Хомяков. К чему, к каким испытаниям готовит нас тренировочный лагерь по имени жизнь, ни в сказке сказать, ни пером описать. Быть готовым к любым. Memento mori.

СКАЗКА

««И жили они долго и счастливо» заканчиваются многие сказки. И это не-правда. Правда там, где говорится, «с тех пор не было ему равных в силе на этой земле» или «с тех пор люди приходили к нему за помощью, и никому он не мог отказать». Жизнь начинается там, где сказка кончается. Герой не может вернуться в своё прежнее «я». Карлос Кастанеда пишет: «У воина «никогда не будет конечного исхода… иногда кажется, что остался лишь один шаг, чтобы достигнуть его. И всё же, этого никогда не будет. В своем путешествии я даже не встречаю знакомых примет, которые когда-то знал. Ничего уже больше не является тем же самым».

Начавший путь, не имеет возврата. В этом состоит и драма героя, и его сила. Жизнь — сказка/тренинг, в процессе которого человек отвечает на вопрос: «быть или не быть?». Шекспировский Гамлет только поединком со смертью мог ответить на вопрос, доказывая право владения.

Если герой почувствовал окончание пути, значит — он умер. Так застывают в своей безмятежности многие, достигшие первоначального успеха. Но это не безнадёжно, в сказках есть такой приём: героя убивают перед самым концом истории. Руслана убивает Харлаф и старец, окропивший его сначала мёртвой, потом живой водой оживляет. Так и в жизни, ты — благополучен, расслаблен, пуст, и значит умер. И только сильный удар способен оживить тебя. После этого жизнь героя снова продолжается, жизнь в движении и преображении мира вокруг.

Конец — делу венец. Герой — путь, и ответ о его состоятельности можно получить только в конце пути. Печально? Да, когда видишь перед собой длинный путь, он кажется неподъёмным, и только, разбивая его на маленькие этапы, появляется возможность его осилить. И герой начинает расти от этапа к этапу, проявляя возможность и способность БЫТЬ, прописывая новые сюжеты на полотне мира.

Новые сюжеты прописываются представителями нового класса/нового бизнеса. И вопросы возможности бытия — важные для каждого бизнеса-дела. В конкурентной борьбе бизнесмен-герой должен быть предельно внимателен к каждому сигналу-знаку, исходящему от мира. И как сказочный герой, в начале пути предприниматель должен собраться, настроиться и взять с собой самое необходимое.Каждый этап развития — испытание: расслабился, пропустил вызов и бизнес скукожился, освобождая пространство более успешным. Но если испытание пройдено успешно, рождается/усиливается владетель и его дело»[11].

Так писала Руфина Кашапова в тексте о тренинге по имени сказка. Совсем забыв (девичья память) о том, что за двоих небитых битого дают. А без прохода через кризис–возрождение (не умерев, не родишься) не обходится ни один сказочный путь. Поражение, как и сон — это маленькая смерть. Кстати, успех происходит от слова успение. А победа — от слова беда.

ВЫИГРАТЬ

Что наша жизнь? — Игра! Играть интересно с кем-то. И если убрать звериную серьёзность, то тогда придётся ценить врагов. Холить, лелеять, поливать конкурентное поле. Поле для конкуренции, буквально совместного бега в переводе. Ведь если одинок, то в поле не игрок. Поэтому и существуют у спортсменов тренировочные лагеря: «На сборах, которые проводят в рамках большого спорта, приглашаются только лучшие спортсмены Страны, лучшие из лучших. Только там спортсмен может найти подходящего по уровню партнёра. Партнёра для оттачивания своего мастерства. Если нет сильного партнёра, то мастерство расти не будет. Сильные партнёры, мощная конкуренция, работа на грани — то, что делает сборы сборами»[12].

Но в выхолощенной современной культуре, в которой коммуникация устроена по кибернетической модели с обезличенной обратной связью без содержательного ответа, лица и зубов соперника (и соратника) не увидать. Поэтому её — эффективную коммуникацию — надо организовывать. Обустраивать место встречи, со-бытия, пространство по-настоящему захватывающей игры. Причём опять же — совместными усилиями. Прислушаемся к голосу тренера по боксу, подготовившему немало чемпионов, в том числе профессионалов: «Один тренер — в поле не воин».

ЖЕНЩИНА

А вот Спарта — государство/тренировочный лагень. «Женщины в Спарте занимались спортом обнажёнными — считалось, что таким образом они вдохновят мужей сделать им более крепкое потомство. Сама свадьба — это поединок жениха и невесты. А стойкость спартанских женщин, закалённых в поединках, беге и гимнастике в суровых условиях, задавала высокую рамку мужчинам. И хладнокровное напутствие женщин своим воинам «Со щитом или на щите» — это завоёванное право. Причём спартанки не участвовали в войнах — тренинг имел целью только развитие психологической стойкости, коллективного боевого духа, вдохновлённости и готовности к родам»[13]. А вы готовы к своему новому рождению?

Спартанский тренировочный лагерь — это военно-спортивный клуб, коммуникативное пространство для смелых, бесшабашных, весёлых — тех, кого любит Женщина, Правда и Удача. «Твоё сердце свободно, так найди храбрость слушать его», — такие слова были произнесены в одном фильме про шотландский тренировочный лагерь. Ну что, идём по пути, у которого есть сердце? Элегантно.


[1] Суворов В. «Аквариум».

[2] Ортега-и-Гассет Х. О празднично-спортивном чувстве жизни

[3] Гальчин А., Дудорова Л., Тупицын А. Джокеры развития // Со-Общение, 2005, №№1-2

[4] Горлов С. Кампус MIRACLE — новый этап // Со-Общение, 2005, №4

[5] Суворов В. «Аквариум».

[6] Ширинов В. Спортивные сборы // Со-Общение, 2005, №3

[7] Ортега-и-Гассет Х. О празднично-спортивном чувстве жизни

[8] Чёрный О. Ночь, развитие, на грани // Со-Общение, 2005, №2

[9] Тупицын А. Энергетическое айкидо // Со-Общение, 2005, №4

[10] Суворов В. «Аквариум».

[11] Кашапова И. Стать и быть героем // Со-Общение, 2004, №7-8

[12] Ширинов В. Спортивные сборы // Со-Общение, 2005, №3

[13] Ширхан П. Орден иезуитов и Спарта // Со-Общение, 2004, №7-8

Дата публикации: 09:11 | 19.05


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.