Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/4/op/2


Средневековый спецназ

Скальды, князья и победа слова

Intangible assets[1], экономика знакотканых структур… Позвольте усомниться в новизне этих явлений современного мира. О том, какую роль играли знаки в средневековой военной экономике, о княжьем труде и делах варяжских скальдов, воинов-поэтов, — в историческом кейсе «Средневековый спецназ холодной войны».

БЫТЬ НЕУЯЗВИМЫМ

Скальды, воины-поэты варягов. Их слово, хулительно-уничижительная песня нид, могло убить. И за неё скальду полагалась смертная казнь.

Другое их слово, хвалебно-вдохновляю-щая песня — драпа[2] — подвигала князей-конунгов и их наследников на подвиги и свершения. Статус скальдов в сообществе-рынке варягов был столь высок, что их доля в добыче-прибыли равнялась княжеской.

Такое же важное место занимали переплетения знаков — стихи и песни — у древних ирландцев и арабов.

Прочерчивать звуками и буквами будущие победы — дело избранных: скальды — это почти всегда князья.

С одной стороны, мечи и кровь, булат и смерть; с другой — изысканность речи и красота слога.

А вот легендарные берсерки. Люди-волки, свирепые воины, перед битвой приходившие в состояние исступления. Особая песня и ритуал делали их неуязвимыми. Они — наряду со скальдами — в чистом виде спецназ знакотканой войны. Их миссия — страшить и ужасать врагов, побеждая их, но не обязательно убивая.

Они воют, как дикие звери, неистово кусают щиты и... Убеждают проиграть без боя. Уважающий себя князь обязательно собирает вокруг себя дружину берсерков и скальдов, помимо основной дружины, в которую входят его вассалы/со-ратники. Кто такой этот конунг, князь варягов? Это родовитый, знатный управленец, глава рода и племени. Причём, по наблюдениям Тацита, конунг управлял соплеменниками скорее убеждая, нежели приказывая. В этом его княжий труд — убеждать, собирать племя и дружину, связывая из разрозненных людей связное сообщество, ведя их к исполнению предназначения. И для него это не пустые слова: он за них живёт и умирает, сохраняя и завоёвывая мечом и словом земли для его людей. Его труд — это забота.

Те скальды знали, зачем им слова. И поэтому не тратили их попусту, не рассуждали о самореализации творческого человека и важности искусства. За эффективно сложенные знаки, за вдохновляющую песню-драпу скальд получал аплодисменты другими знаками — роскошными плащами, секирой, выложенной серебром, монетами и даже кораблём, гружённым золотом.

Руны, служившие скальдам инструментом, по преданию, были подарены людям могущественным богом Одином. Но Руны— это не только литературная практика: это ещё и гадание, или консалтинг. Редко кто из конунгов (не говоря уже о бондах-дружинниках) позволял себе обидеть скальда, ведь тот мог и отомстить. Причём не мечом, а нидом, хулительным стихом. После такой мести от обидчика отворачивалась удача (а что могло быть хуже?), он мог заболеть и даже умереть, особенно если скальд был действительно «вкусившим крови Квасира».

Имя арабских коллег скальдов (shair, буквально «ведун») указывает на то, что поэту приписывалось обладание магическим, действующим (магия — от слова могу) знанием. Арабский поэт непосредственно вдохновляется джиннами: он — оракул своего племени. Его песни, действия со знаками — не менее важный элемент войны, чем сами военные действия.

БЫТЬ ЖЕСТОКИМ

Действия средневекового князя, как и скальда, — жестокие. От слова жест. Так назывались старофранцузские поэмы «Chansons de geste» («Песни-рассказы о деяниях»). Где geste — это жесты, знаковые деяния, подвиги, совершённые героем или родом[3]. Жесты — песни крестовых походов — стали преемниками рунических драп после христианизации Европы. Магия слов, знаков трансформировалась в силу идеального.

Средние века — это мир жестов: действие не считается действием, если не означено, если не окрылено идеальной составляющей. Знак-жест, связывающий идеальное с материальным — обряд, жест, слово, формула, присяга, — только он придавал действию ценность/цену. Приём послов, посвящение в рыцари, пожалование феода, обмен дарами, заключение брачного союза, торговая сделка, передача имущества — всё это и многое другое регулировалось этикетом, правилами управления знаками.

Соблюдать этикет, кодекс поведения — дело аристократии. Поведение диктуется прежде всего центральной категорией феодальной этики, каковой была «честь». Она превыше жизни, богатства, человеческих привязанностей. Превыше всего.

А поддерживают знаковый огонь в сердцах князя и его дружины воины-поэты. Они управляют церемониями, ритуалами, играми, историями и словами. Они помогают обрамлять мир в рамки-правила. Они превращают позвоночник в аристократическую осанку, стать.

Сам князь — это живой знак-образец, держащий собой рамки и правила. Он — живой знак, позвоночник, демонстрирующий собой вертикальность, стойкость, элегантность. Его дело — держать осанку. Его тело — это чистый знак, идеал, обретший свою плоть и жизнь. Помните формулу Платона: sema = soma (знак = тело).

БЫТЬ. ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

Я пишу эти буквы, сплетая их в упругие слова и предложения, а в это время мой позвоночник сплетается из невидимых, но осязаемых энергий-нитей. Они закручиваются, вытягивая позвонки вверх, создавая невыносимую мышечную радость, ищущую свою реализацию в действии. Распрямляют ноги, позвоночник, шею. Продолжение следует…

БЫТЬ СКАЛЬДОМ

Вот я и вернулся. С выставки «Катера и яхты-2005» — моего тренинга в скальди-ческой практике. Несколько зарисовок. Вот я разговариваю об интервью с владельцем молодого яхт-клуба. Он говорит, что ему нечего сказать, ведь он и его детище только вышли на рынок, едва начали развиваться. И всё — со-общение не состоялось. Это мой проигрыш, ведь я не смог его вдохновить на беседу, его, предпринимающего новое дело и уже этим способного вдохновить других.

А вот я общаюсь с замом по общественным связям уже у другого стенда, стенда продавца яхт. Подходит владелец. Спрашивает: «А что это за журнал такой — «Со-Общение»?» Отвечаю: «Мы называем между собой наш журнал местом встречи нового класса, а под новым классом подразумеваем людей, которые строят новую Страну — Россию, в которой будет красиво и богато жить».

Обводя руками вокруг, указывая на безупречные формы яхт и осанки красивых и сильных людей, я вижу, как в глазах напротив загорается огонь. И это — моя маленькая победа.

Не надо «говорить друг другу комплименты». Они слащавы, ненатуральны. Будем говорить правдивые и вдохновляющие речи. И помнить, что неосязаемые (intangible) слова (особенно если держать слово) реализуются в поведении и изменении мира, сами становясь осязаемыми.

Как в те времена, когда «словом останавливали Солнце, словом разрушали города». И создавали новые миры. «Когда говоришь «телега», она проходит сквозь твой рот», — изрёк Зенон, что жил на Кипре. Следите за словами, будущие скальды, берсерки и князья!


[1] Версия перевода на русский язык - нематериальные (неосязаемые) активы.

[2] Вдохновляющие на подвиги песни, мобилизующие знаки существовали в разных культурах, религиях, языках. И драпа выбрана здесь как один из наиболее ярких примеров, или как метафора.

[3] Примите это рассуждение не как этимологическое, но как метафорическое.

Дата публикации: 04:27 | 10.05


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.