Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/3/6/0


Кто создаёт вузы XXI века?

Новые компетенции — новые вызовы высшему образованию
В рамках «PR-Недели в Невском» «Со-Общение» провело круглый стол по образованию в Невском Институте Языка и Культуры, негосударственном вузе, признанным международным сообществом. Точка сборки консультантов, экспертов, заказчиков, производителей, потребителей образовательных продуктов породила синэнергию, результаты которой оказались весьма неожиданными.

Во встрече принимали участие: Ректор НИЯКа Наталья Чекмарёва; старший советник главного управления Администрации Президента РФ Эльдар Урманчеев; заместитель директора Института экономических стратегий Александр Неклесса; Сергей Переслегин (группа «Конструирование будущего»)[1] ; гуманитарный технолог Ефим Островский; главный специалист АНХ при правительстве РФ Николай Кутеев; зав. кафедрой Невского института Наталия Озерова. И, конечно, студенты и гости. Модерировали круглый стол доцент НИЯК Александр Карпов и представитель «Со-Общения» Руфина Копылова.

Руфина Копылова. Сегодня слишком много контекстов связано с темой образования: об одних говорят, другие обходят вниманием, некоторые почти табуированы, а какие-то — terra incognita. Поэтому разговор в рамках двухчасовой встречи есть осторожное прочерчивание будущего поля, на котором впоследствии вуз может разворачивать собственное проектирование.

Невский институт языка и культуры, как вуз негосударственный, является сегодня форпостом развития. Но именно по этой причине он сталкивается с массой проблем, с которыми не сталкиваются вузы государственные.

Наталья Чекмарёва. У негосударственного вуза не больше проблем, чем у государственного. Да, было неприятие родителей, СМИ и официальных структур. Но сейчас в обществе бытует мнение, что нет вузов государственных и негосударственных, есть вузы плохие и хорошие. У негосударственных вузов больше условий для инноваций: сравнительно небольшое количество студентов, отсутствие бюрократии, гибкий подход к формированию преподавательского состава etc. Но мощности малы, а конкуренция высока, поэтому нам так важны оценки и суждения экспертов и участников круглого стола. Они помогут нам выстроить инновационную модель образования.

ЗАКАЗЧИКИ, ПОТРЕБИТЕЛИ

Александр Карпов. Наш первый вопрос: кто сегодня заказчик вузов? Наталия Озерова. Частным заказчиком является конкретный субъект, делающий заказ. Это может быть как отдельный человек, так и семья, отправляющая ребёнка получать образование.

Сергей Переслегин. Сейчас есть заказчик на образование вообще, и он гораздо выше общества — это Homo Sapiens. Вопрос — в амбициях и возможностях системы, претендующей на роль заказчика. Если вуз считает, что готовит специалистов по управлению государством, то его заказчик — государство. А если специалистов по управлению человечеством (эта позиция сейчас наиболее вакантна), то у него соответствующий заказчик. Только вопрос: сможет ли этот заказчик расплатиться?

Вуз определяет, какой будет страна через 10 лет. Не очень хорошо определяет, но другой системы, выполняющей ту же функцию, у нас нет. Эта система подвержена давлению из будущего. Если у вуза есть заказчик в рыночном понимании этого слова, то он не здесь, он — через 10- 15 лет. Это пространство существует не сегодня, а завтра.

Николай Кутеев. Роль заказчика предполагает способность и готовность артикулировать заказ. Но нужно различать заказчика и потребителя. Одно дело, кто может финансировать. Совершенно другое, каким образом определяется содержание учебного процесса и какие технологии в него встраиваются. В этом смысле заказчиком будет тот агент общества, который сумеет предъявить требования на содержание учебного процесса.

Руфина Копылова. Спасибо за ответы. Итак, заказчик тот, кто способен сформулировать требования к содержанию и технологиям, причём не только из настоящего, но и из будущего, при этом учитывая контекст глобального мира.

ОБРАЗОВАНИЕ РВЁТСЯ… ИЛИ НОВЫЕ КОМПЕТЕНЦИИ

Александр Карпов. Следующая группа вопросов: В какой среде существует высшее образование, и каким должен быть вуз в XXI веке? Какие компетенции давать нужно, а какие бесполезно?

Александр Неклесса. Существует проблема: сегодня в мире сталкиваются профессиональность и компетенция. Корни этой проблемы лежат в революционной ситуации. Мы привыкли понимать профессию как знание некоторой дисциплины. Жёсткая дисциплинарность, как подход, существовавший до 1960-70-х годов, был сломан. Как потребность общества возникла транспрофессиональность, междисциплинарность. В основе этой потребности лежит всевозрастающий конфликт между профессией и компетентностью. Профессионал, получивший необходимые квалификации, в современном мире часто оказывается некомпетентен, и его увольняют. Мы вступаем в новый мир, где работаем с новыми предметными полями. С образованием из учебника выполучаете уже кем-то аккумулированный, обработанный и изложенный опыт. Отсюда колоссальный запрос на индивидуальные траектории роста, на непрерывное образование.

Тем не менее профессии нужны. Без электрика не обойтись. Но возникают различные системы, которые по привычке кодифицируются нами словом «образование», но все они уже имеют разные целеполагания и содержания. Слово «образование» рвётся, как узкий в плечах пиджачок. Сегодня для России характерен следующий процесс: человек приходит с одним образованием, а работает по другой специальности, он профессионален в одной сфере, а компетентен в другой. Современный мир многоуровневый. И общество предлагает столь сложную систему меню, что удовлетворить этому меню по традиционной схеме изготовления блюд в столовой, оказывается всё сложнее. Но это не означает, что предыдущую систему образования нужно отбрасывать. Её нужно подвергать серьёзной и перманентной трансформации. И наряду с этим, уже на сегодняшний день выстроена совершенно иная система образования, связанная, например, с коучингом.

Сергей Переслегин. Дело обстоит ещё сложнее. Система образования, которую мы получили от индустриального мира, готовила специалистов массовых профессий. Говоря языком денег, тех, кто может рассчитывать сегодня на 300-500 долларов. Но спроса на такие профессии почти нет. А есть невероятный спрос на те, где платят меньше 100 долларов, и на те, где платят более 3000 долларов в месяц. Да, образование рвётся. Вопрос как. Люди, которые получили хоть какое-то образование, вынуждены быть транспрофессионалами. Им приходится подменять других специалистов. Произошла девальвация: сегодняшний вуз готовит специалистов примерно соответствующих средней школе. Неудивительно, что они работают не по специальности. И лишь немногие, кто идёт на второе высшее и дальше, получают реальное образование. Таких людей не хватает в реальном мире, а те, кто есть, прыгают с позиции на позицию, закрывая пустоты. Завтра будет востребовано профессиональное образование. Транспрофессионалов будет также мало, как и сейчас, но они перестанут «затыкать дыры», и начнут заниматься тем, для чего реально существуют. Девальвировав прежнее высшее образование, мы не построили следующую ступень. Как раз негосударственные вузы, может, не совсем осознавая, и взялись за эту задачу.

Александр Неклесса. Колоссальный экономический смысл современности заключён в таких понятиях, как творческие сети и сетевые содружества. Почему? Деятельность успешной корпорации состоит на 85% из управления нематериальными активами, и лишь на 15% — материальными. В последние 10-20 лет устанавливается, кто будет управлять этими нематериальными активами. Здесь и создаются новые профессии с фантастическими названиями, реально ничего не означающими. Тем не менее, определяется востребованность постиндустриальной профессии, она приносит большой доход, поэтому столь важна для корпорации, а отсутствие данной профессиональной позиции иногда ведёт к краху всей корпорации.

ГОТОВЯТ ОДНИХ, ЧТОБЫ НЕ МЕШАЛИ ДРУГИМ

Ефим Островский. Если смотреть из российского горизонта, то есть проблема — нам нужно переобразовать всё трудоспособное население страны. Причём в процессе переобразования должны получиться как отличники, которые потом что-то смогут делать, так и троечники, которые не будут им мешать. Студенты, должны понимать, что функция системы образования не в том, чтобы подготовить из них будущих героев. Это задача самих студентов. Задача системы образования подготовить тех, кто не будет мешать другим — тем, кто будет делать что-то реально.

Вообще непонятно, чему сейчас учится студенчество и к чему оно пригодно. Если, например, вы ищите некоторый солидный социальный ресурс для производства широкой плеяды управленцев, то он точно не будет формироваться из числа студентов. И это надо усвоить, иначе не будет понятно, насколько этот кризис не абстрактный.

С точки зрения образовательной политики сегодня радикальным образом меняется значение и функции так называемой массовой культуры, которую можно описать, например, как сквозного сетевого многообразного рекламоносителя. Вся массовая культура превращается в рекламоноситель и превращается в образовательную среду. Поэтому рекламные политики крупных корпораций могут и, в некотором смысле, должны подчиняться образовательным задачам, программным целям общества. Кино и телевидение не просто развлекают людей, они их вовлекают. Обратите внимание, что слово «entertainment», на самом деле, переводиться как «вовлечение». Соответственно, эта индустрия вовлекает людей в некоторый образ жизни, образ действия, то есть образовывает.

И здесь важно увидеть, что профессионалы РОС-рынка могут избирать для себя траектории капитализации совершенно в новом рынке, в новом самообразе и самовидении себя. Они могут воспринимать себя людьми, ведущими масштабные образовательные программы, накрывающие страны и общества, эти программы меняют образ жизни, образ действия людей.

Некоторые из вузов выполняют роль узлов связанности вот этих массовых образовательных программ, потому что некоторые вузы действительно на каких-то периодах вдруг начинают выпускать n-количество людей тех особых качеств, которые необходимы для состава общества. И вузы, способные производить эти новые специфические качества, входят в историю.

КАКИМ БЫТЬ ВУЗУ? ХОД НА ИННОВАЦИИ

Николай Кутеев. Мне придётся понизить планку обсуждения по поводу конкурентноспособности вузов. Есть такое предположение или прогноз, что вузы разделятся, если уже не разделяются, на несколько страт. Первая страта — обладающие коллективом, способным спроектировать систему подготовки, содержание учебного процесса и сформулировать заказ на то, что должно быть в будущем. Вторая — это те, кто сумеет найти общий язык с работодателями или другими заказчиками. И всегда будет оставаться страта, ориентированная только на госстандарты, дающая то, что называется «корочкой».

Эльдар Урманчеев. Невский института языка и культуры, на мой взгляд, — вуз, который способен стать инновационным. Благо этим потенциалом обладает большинство негосударственных вузов в силу того, что они вынуждены оказываться априори в более жёстких условиях, нежели вузы государственные, обладающие фондами, денежными потоками, традициями и брэндами. Ведь сейчас в основном идёт торговля дипломом. С точки зрения инновации, я вас призываю вовлекать студентов в практику, приглашать профессоров со всего мира, а также выполнять заказы, которые будут использованы в реальном бизнесе, в реальной деятельности. Вообще говоря, классно-урочная система, равно как и трилогия знание-умение-навык, уходят. Знание-умение-навык работает как раз в той сфере, о которой уже говорилось, — это работа меньше ста долларов.

«О ЧЁМ ГОВОРИЛ ПРЕЗИДЕНТ…» ИЛИ ИГРЫ НА ПОЛЕ ОБРАЗОВАНИЯ

Студент. У меня вопрос. Владимир Владимирович (Путин) сказал, что у нас очень много студентов, и их станет меньше, это связано с отсрочками. Ещё один момент я хотел бы уточнить. Здесь много говорилось о студентах, а я хочу сказать о преподавателях. А учителя кто? Переучивание преподавателей на диалоговую междисциплинарную форму — это большая проблема. О ней не было сказано ни слова.

Эльдар Урманчеев. Я, как чиновник, прокомментирую Ваши слова. Вы приписали президенту слова, которые он не произносил. Есть принципиальная разница между Вашей интерпретацией и тем, что он проартикулировал. Далее, вы выстроили логическую цепочку, сказав, что введут закон об отсрочках etc. В этот момент Вы сыграли в игру. Не знаю, сознательно или нет, но, так или иначе, Вы поучаствовали в ней. Это игра не ваша. У всего, что стоит на пути российского образования, слишком много ложного пафоса. Модернизацию образования в России много раз пытались сделать, но после индустриализации реформ в образовании у нас не было — сплошные декларации. Сейчас происходит стабилизация, в том числе в образовании как бизнесе. В этом как в бизнесе понимают очень немногие.

С советских времен живёт стереотип, что образование и здравоохранение — затратные сферы. Ничего подобного, это гениальные бизнесы. Поэтому я призываю очень осторожно играть на чужих полях: консервативнаястабилизация процессов в образовании нужна конкретному счётному количеству людей. Я никого не демонизирую. Просто есть люди, зарабатывающие на этом. Есть олигархи от образования. Принято считать, что, так называемый, теневой оборот в образовании — это деньги за репетиторство, за всевозможные доплаты и т.д. Но есть и другие составляющие: продажа дипломов, использование фондов, в первую очередь, объектов недвижимости. На этом делаются большие деньги. Там нет никаких бандитов. Этот бизнес чистый, способов заработать легально в образовании много. И действия государства не обозначают, что оно сейчас завинчивает гайки и сворачивает голову ректорам, отнюдь.

Размеры средств федерального бюджета, которые расходуются на образование конечно — это 3% ВВП. Не очень много, учитывая, что образование — локомотив, и, в общем, та самая косичка, за которую мы, как барон Мюнхгаузен, в состоянии себя из этого болота вытащить. В связи с этим, деньги нужно считать и направлять туда, куда, как нам кажется, имеет смысл направлять с точки зрения результата. Вообще говоря, модернизация — в большой степени процесс экспертный: у нас есть небольшое количество возможностей для опытной апробации. Есть некоторые регионы и вузы, способные на свой страх и риск идти тем путём, по которому потом пойдут все.

На закрытой встрече в Вильнюсе европейцы определялись в размере финансовой помощи белорусской оппозиции на демократизацию страны. Как сообщила белорусская служба радио «Свобода» (РС), об этом шла речь на двухдневном семинаре, проходившем 17-18 марта в литовской столице и организованном Европейской комиссией вместе с правительством Литвы для обсуждения финансовой помощи белорусским демократам со стороны ЕС. Этот закрытый семинар на высшем уровне, на который были приглашены и представители белорусских негосударственных организаций, состоялся в Вильнюсе по предложению министра иностранных дел Литвы Антанаса Валениса. По мнению белорусского МИД, проведение такого рода мероприятий и «скрытая разработка и целевое финансирование проектов на территории государства вопреки его воле означает нарушение законов этого государства».

Госдума увеличила штрафы за нелегальную работу за рубежом. Госдума в пятницу приняла в первом чтении поправки в Административный кодекс РФ, ужесточающие наказание за незаконную деятельность по трудоустройству российских граждан за рубежом. Принятие закона, по мнению правительства, усилит защиту прав и законных интересов российских граждан, пользующихся услугами посреднических организаций для трудоустройства за границей, будет способствовать предотвращению безлицензионной деятельности и предупреждению новых правонарушений в данной сфере.

Реформа образования стала жизненно необходимой, заявил в интервью ежедневной газете «Независимая газета» министр образования Андрей Фурсенко. По его словам, разработано два сценария реформы. Оба предусматривают увеличение затрат на обучение студентов (примерно в пять раз) и увеличение уровня оплаты труда преподавателя (примерно вдвое). «Отслеживать нужно не столько процессы, сколько результаты. Надо исходить из того, что же мы, собственно, хотели бы получить от системы образования, какой заказ ей предъявляют общество и экономика», — сказал министр. «Сейчас же примерно половина из выпускников вузов не идет работать по специальности, многие потом переучиваются. Ради решения этой проблемы и вводитсясистема «бакалавр–магистр». «Человек, если он хочет оставаться образованным, успешным, все равно должен учиться всю жизнь. Главная задача базового образования как раз и состоит в том, чтобы научить людей учиться, чтобы они знали, как и где можно получить информацию, которая им нужна. А государство в этом случае получает востребованных и уже поэтому успешных граждан», — сказал Фурсенко.

ИА «Новости гуманитарных технологий»

Министром образования и науки Фурсенко заявлено, что высшее образование будет зависеть от того, как человек учился в школе. Если он учился хорошо, то он получает приличные деньги, чтобы учиться в хорошем вузе. Если, в силу разных причин, учился совсем плохо — у него есть ещё много шансов: контрактная служба в армии, кредиты, договорённость с работодателем и т.д. Разрабатывается широкий инструментарий, направленный на увеличение стоимости человеческого капитала, разделённого на всех учащихся. Государство впервые за последние годы озаботилось конкретизацией обучения каждого человека и его успешной деятельностью в результате обучения. Всё в большей степени мы приходим к индивидуализации обучения.

 

Вот о чём говорил Президент. Индивидуализация для 6,5 миллионов студентов — процесс, в значительной степени, недоступный, особенно учитывая, что турбонадувом для системы образования является армия. Поэтому эти преобразования, во-первых, пойдут в совокупности, во-вторых, это, действительно, дело Министерства обороны, как организовывать систему отсрочек.

Эта система открыта, Вы (студенту) вполне можете в неё встроиться. Если у Вас есть видение, предложения, Вы можете их направить в Министерство образования, либо в Администрацию Президента, и предложения будут рассмотрены. Если они дельные, возможно, Вы будете привлечены в качестве эксперта.

Руфина Копылова. Наша встреча естественным образом2 завершается. Невский Институт Языка и Культуры — институт, формирующий завтрашний день, стратегии. Это высокая планка. Это потенциальная инновационная площадка, и, как я понимаю, мы её можем спроектировать, организовать вместе с теми, кто готов. В результате консультации — круглого стола — нам удалось очертить список проблем, вернее возможных путей и задач, стоящих перед конкретным вузом, а именно Невским Институтом.

Вуз может исполнять заказ на подготовку специалистов по управлению человечеством, но неизвестно, кто этот заказ оплатит.

Можно на свой страх и риск идти тем путём, по которому потом пойдут все. Вуз может стать субъектом образования, если «сам спроектирует систему, содержание учебного процесса и сформулирует заказ на то, что должно быть в будущем», как минимум, лет через 15.

Можно стать коммуникативным центром встреч мировых профессоров и студентов, а также работать на заказ конкретных бизнесов, тем самым формируя на себе узел общественной связности Есть необходимость подготовки профессионалов и транспрофессионалов, вопрос в том, на ком остановиться?

…Уже выходя c круглого стола, Александр Иванович (Неклесса) сказал ректору НИЯК Наталье Николаевне Чекмарёвой: «Вам нужно перестать мыслить рамками вуза…», а дальше пошла речь об инновационной площадке, втягивающей в свою деятельность самых разных игроков и технологии…


[1] Дочь Сергея, кстати, учится в этом институте

[2] В это время уже начиналась лекция Ефима Островского, и половина участников начали постепенно туда перемещаться.

Дата публикации: 08:01 | 05.04


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.