Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/3/5/2


Провал «бархатного путча»

Когда коса находит на камень, ломается коса
Перевороты, конфликты, подрывные операции часто сопровождаются мощными медиа-кампаниями, направленными за и против атакующих и атакуемых. Причём автоматно-бомбо- вый и медиа-террор идут рука об руку, используя мощнейшее орудие демократии — свободу слова — против неё. Но это оружие бессильно против стойкости, воли и верности.

«БАРХАТНЫЙ» ТЕРРОР

При демократии это можно — ежедневно бить по лицу достойного человека гнилым поленом публичных издёвок, оскорблений, ругани и клеветы. Особенно, если он президент. Бить с целью заставить его утратить самообладание, уверенность в соратниках. Расшатать верность его сторонников. Побудить власть к истерическим реакциям, необдуманным ходам, политической агрессии. А затем, обвинив её в нарушении гражданских свобод и прав человека, запустить отлаженный механизм «бархатного мятежа».

Это не так уж сложно, если в руках столь мощные инструменты, как телевидение, радио, большинство газет и мотивированный актив. И когда за спиной сверхмощные финансовые, экономические, военные, политические интересы и ресурсы, присутствие которых неявно, но ощутимо.

И если в такой ситуации люди, устремлённые к власти, взять её всё-таки не могут, это значит, что у соперника есть нечто, чего они не умеют учитывать в своих стратегиях и оперативных планах, но что непреодолимо препятствует их успеху.

Обратите внимание: победы «бархатных революций» уже никого не удивляют. А вот о поражениях «бархатных мятежей» никто не помнит. Напрасно. Это достойные примеры.

ВЕНЕСУЭЛЬСКИЙ РАСКЛАД

Президент Венесуэлы подполковник-парашютист — как у нас говорят, «силовик»[2] — Уго Чавес победил на выборах, потому что, вплоть до его прихода к власти, политиканы превращали (и превратили) эту страну в одну из самых коррумпированных в Западном полушарии, до основания разрушив веру граждан в эффективность «демократических процедур». Что же разрушило эту веру? Факты. Например, семь из десяти венесуэльцев продолжали жить за чертой бедности, отлично зная, что за последние сорок лет экспорт нефти принёс казне сумму равную бюджетам 15 Планов Маршалла.

Кто станет в такой ситуации доверять политикам? Правильно, только меньшинство, заинтересованное в том, чтобы у власти находились «нужные люди». Большинство же проголосовало за Чавеса — нового человека, не замазанного в коррупции.

Вновь избранный президент не обманул ожиданий избирателей. В новую конституцию страны были внесены статьи, предусматривающие ответственность (вплотьдо отзыва) всех выборных чиновников, включая президента, в случае невыполнения ими обещаний, данных избирателям. Этот политический ход немедленно превратил Чавеса в национального лидера. Но, не остановившись на достигнутом, он продолжал наращивать свою популярность.

Большинство избирателей поддержало президента, когда он предотвратил приватизацию нефтяной кампании ПДВСА, направил доходы от продажи нефти на развитие системы образования, не дал втянуть страну в гражданский конфликт в Колумбии. А когда власть решила заставить местных олигархов платить налоги, его вес среди сторонников достиг пика. Пика достигла и враждебность старых элит, по экономическим и политическим интересам которых был нанесён удар. Угрозу своим позициям почувствовали и США.

Реакция последовала быстро. Подконтрольные «олигархам» СМИ принялись обвинять президента в стремлении попрать демократические ценности и установить в стране режим личной власти. А затем при поддержке «одной большой северной страны» (как говорят венесуэльские дипломаты) началась подготовка «бархатного путча».

В АВАНГАРДЕ — ТЕЛЕВИДЕНИЕ

К тому времени политические партии представляли собой полумёртвые организмы, поэтому роль оппозиционного актива досталась СМИ, подконтрольных «олигархам», на чьи интересы посягнул Чавес. В то время государственное ТВ и лояльные власти газеты и близко не обладали возможностями, доступными оппозиции, развязавшей неравную информационную войну, кульминацией которой стала попытка переворота.

7 апреля 2002 года Федерация Предпринимателей Венесуэлы обратилась с призывом к всеобщей забастовке. Её поддержала Конфедерация Трудящихся[3]. Телевидение принялось демонстрировать стране инсценировку стачки.

И хотя 80% предприятий продолжили работу, ТВ показывало пустые улицы, (снятые ранним утром), торговые центры (закрытые хозяевами) и несколько тысяч демонстрантов (запечатлённых так, что казалось — их несметное множество)…

10 апреля ТВ пускает слух о падении Чавеса. Федерация Предпринимателей и профсоюзы начинают марш на дворец президента. Его сторонники окружают здание живым кольцом. Чавес обращается к стране через прямую телетрансляцию, но частные каналы глушат его речь. Тем временем перед дворцом звучат выстрелы. Чависты отступают, отвечая на стрельбу.

Транслируются антиправительственные заявления ряда военных. Одна из частей занимает здание единственного государственного телеканала. Другой контингент похищает Чавеса. Передаётся сообщение о его отставке. Венесуэльцам объявляют имя нового лидера — Педро Кармона Эстанга, руководителя Федерации Предпринимателей. Он отменяет конституцию, распускает органы власти, бросает в тюрьмы сто пятьдесят депутатов и министров.

Граждане в шоке. Но ночью 12 апреля тысячи отмобилизованных активистами Чавеса людей блокируют форт Тиуна, где по слухам заключен президент. Их не удаётся отбросить ни газом, ни стрельбой. Верные президенту граждане идут на дворец и занимают центр столицы. Полиция открывает огонь. Убито 9 человек. Пытаясь помешать общению сторонников Чавеса, компании мобильной связи вырубают ретрансляторы.

Такова записанная по горячим следам хроника событий[4].

С тех пор стало известно немало важных деталей. Перестрелка перед дворцом была спровоцирована снайперами, засевшими в зданиях муниципальной полиции, подчинённой одному из лидеров оппозиции, а затем телекартинка, живописующая хаос и панику, облетела планету в сопровождении комментария, гласившего: «Чависты по приказу президента открыли огонь по мирной демонстрации». Госдепартамент США немедленно обвинил правительство Венесуэлы в репрессиях против оппозиции.

НА СТРАЖЕ ЗАКОНА — МОБИЛЬНИК И ФАКС

Представители мятежников клялись перед камерами, что видели, как Чавес подал в отставку. Но предъявить соответствующий документ никто не смог. Ибо такой бумаги не существовало, президент отказался его подписать. Теперь его перевозили с места на место, пытаясь заставить отказаться от власти.

И тут случилось удивительное. 12 апреля офицер, поставленный сторожить пленника, но верный присяге, дал ему свой мобильный телефон. Тайно. На несколько минут. Глава государства позвонил домой и сказал близким, что в отставку не подавал и не подаст. Мир узнал эту правду от его жены, передавшей информацию иностранным корреспондентам.

На следующий день, уже в другом месте, один из охранников с горечью спросил, правда ли, что президент подал в отставку. В ответ Чавес написал на вырванном из блокнота листке короткий текст и оставил в корзине для бумаг. Когда его увели, солдат достал записку и отправил по факсу верному человеку для дальнейшей рассылки. Эти несколько слов стали сенсацией: «Я, Уго Чавес Фриас, венесуэлец, президент Боливарианской Республики Венесуэла, заявляю, что не подал в отставку и не отказался от законной власти, данной мне народом». Дата. Подпись.

Когда эта информация достигла гарнизонов, верные президенту офицеры, до той поры парализованные дезинформацией СМИ и уверенные в его отставке, заявили о неподчинении самозванцу, потребовали восстановления конституции и возвращения Чавеса. Переворот провалился.

ГЛАВНЫЙ РЕСУРС — ЛЮДИ

«Бархатный путч» в Венесуэле потерпел поражение. Но остались вопросы. Например, в каких пределах совместимы право частной собственности на СМИ и право общества на правдивую информацию? Не очевидно ли, что когда государство располагает меньшими финансовыми и коммуникационными средствами, чем частный сектор, оно становится объектом шантажа медийных манипуляторов? С другой стороны, не являются ли попытки контроля за СМИ и даже цензуры самым простым, но неверным решением власти?

Если задуматься над этими вопросами, ответы уведут далеко за пределы формальной демократии к поиску ценностей общего дела — подлинной республики. Не факс и не мобильник спасли законность в Венесуэле. Это сделали люди, оставшиеся верными идеям того, кого они избрали, те, кто передавал вести от узника, те, кто развернул кампанию неповиновения мятежникам, те, кто заявил о готовности защищать закон силой оружия.

Министр обороны США Доналд Рамсфелд заявил, что если сделка по продаже Венесуэле 100 тысяч автоматов АК-47 состоится, то это дестабилизирует обстановку в регионе, сообщается на сайте Пентагона. «Я не могу себе представить, зачем Венесуэле сто тысяч автоматов», — заявил Рамсфелд и добавил, что надеется на то, что эта сделка не состоится, так как в противном случае он не представляет себе, «как это может обернуться чем-то хорошим для Западного полушария». Рамсфелд сделал такое заявление во время визита в Бразилию, где он ознакомился с системой ПВО страны. Сделка о продаже автоматов была заключена во время визита президента Венесуэлы Уго Чавеса в Россию в ноябре 2004 года.

ИА «Новости гуманитарных технологий»

Мощь частных СМИ оказалась бессильна перед внутренней связностью, существующей между президентом и его многочисленными сторонниками. Причём эта связность была построена не с помощью масс-медиа, но другими средствами!

Одновременно с политическими реформами шла планомерная организационная работа активных сторонников Чавеса в различных гражданских сообществах Венесуэлы: среди молодёжи, представителей малого бизнеса, интеллектуалов, индейцев — направленная на политическую мобилизацию избирателей в случае, если оппозиция прибегнет к недискуссионным формам борьбы. Именно эта повседневная работа с рамками и нормами поведения и деятельности людей укрепила связность в рядах верных Чавесу граждан.

Если бы президент полагался только на административные рычаги и лояльность дружественного, но пассивного большинства, то энергичное меньшинство, оснащённое инструментами пропагандистской работы, переломило бы ситуацию в свою пользу: верные части остались бы в казармах, а верные избиратели — у телеящиков. И «медийный путч», скорее всего, увенчался бы успехом.

Недавние события в Украине и ряде других стран подтверждают: «бархатные революционеры» (и те, кто за ними стоит) извлекли уроки из своего поражения в Венесуэле. Извлекут ли их контрреволюционеры?


Провал «Бархатного пута» - В статье использован материал нашего спецкора в Латинской Америке Олега Ясинского.

[2] Важно отметить, что подполковник элитных десантных войск — это весьма заметный чин в таких странах, как Венесуэла.

[3] Эти и другие оппозиционные организации СМИ представляли народу как «гражданское общество», уничижительно именуя сторонников Чавеса «бесчинствующими толпами».

[4] При изложении хроники событий, мы использовали очерк венесуэльского журналиста Луиса Брито Гарсиа, написанный в дни противостояния.

 

Дата публикации: 06:19 | 05.04


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.