Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/3/4/6


Дисциплина и тренировка

О культуре здоровья и не только…
Слишком многие говорят о проблемах в образовании и проблемах здоровья. А есть те, кто делает что-то реальное. Андрей Евгеньевич — один из них. Его (и его единомышленников) создание — Тольяттинская Академия Управления — уникальный образовательный проект. Создатели взяли и рискнули, и сделали то, о чём некоторые только говорят, а другие даже и не думают. Выпускники академии становятся по-настоящему конкурентоспособными людьми, а как и за счёт чего — читайте в статье.

Начало 2001 года. К Вам в Тольяттинскую Академию Управления (ТАУ) на сессию приехали 100 федеральных инспекторов и их помощников, а на следующую — приехала уже половина. На вопрос их руководителя «почему?», Вы тогда ответили «А зачем их учить, если они бегать не умеют?».

Я не помню, чтобы именно так отвечал, но по смыслу есть очень простое основание этому ответу. Оно называется «дис-ци-пли-на». Это способность подчинить себя системе норм. Для любого совместного дела,… для всего требуется следование системе норм. И сейчас, когда мы с вами разговариваем, и я не позволяю себе что-то делать. На вас и на меня системой воспитания и образования надето множество норм, и мы им следуем. А для того, чтобы заниматься сложными делами, такими, как государственное управление, например, требуются определенные интеллектуальные работы, интеллектуальные технологии. Это не творчество, это не романтические полёты, здесь требуется интеллектуальная дисциплина. Но чтобы овладеть интеллектуальной, должно быть представление о дисциплине вообще, не только теоретическое, а практическое, живущее на человеке. Легче всего его ставить в физическом упражнении.

Вот Вы говорите: чтобы участвовать в федеральных программах, нужна дисциплина. Но сами участвуете в них недавно, а проповедуете свои принципы уже давно. Вы, насколько мне известно, Президент федерации альпинизма России, и в Тольятти от студентов и кроссы и фитнесс требовали, и со студентами в горы ходили, а в горах даже экзамены на то ли физическую подготовку, то ли выносливость устраивали…

ТАУ — авторское учебное заведение, созданное командой единомышленников. Поэтому мы привнесли туда свои авторские техники, умения и опыт, и студенты ходят с нами в Гималаи. И вот зачем.

Мы фактически вырываем человека из обычной среды, помещая в гималайский треккинг, и одно это уже меняет видение мира, расчищая сознание. Это не обязательно должен быть гималайский треккинг, можно пойти в тайгу, в горы, пустыню, значения не имеет. Важны условия, позволяющие человеку по-другому отнестись к себе. В тех условиях, где он, несмотря на усталость, должен выполнять работу, быть дисциплинирован, естественно должен следовать норме.

Ему ведь в день нужно пройти 10 часов, а для этого распределить силы, не стереть ноги и что-то поесть. В обычной жизни мы не даём себе таких норм, позволяя себе одно, второе, и утро начинаем с нуля. А здесь ты обречён следовать определенной норме. В менеджерской деятельности то же самое: действие, которое мы совершаем сегодня, каким-то отразится через 4 такта, и мы должны понимать каким.

В обычной жизни человеку говорят: «Тренируйся, иначе тебе через 20 лет будет тяжело». Или: «Чисти зубы, а то попадёшь к стоматологу раньше, чем хотелось бы». Это всё плохо работает: навязанные, непрожитые нормы, ведь неизвестно попадёшь или нет. А тут (в походе) они понимают: если не будешь определённым образом ходить, точно не дойдёшь из точки А в точку Б. Естественная ситуация движения в Гималаях — естественный полигон посадки норм.

И это и есть дисциплина?

Если говорить точно, то это только в рефлексии можно выделить: «У меня есть дисциплина. Потому что я вот так могу действовать». Дисциплина — это рефлексия.

Что я слышу в Ваших словах: в обычной жизни у человека дисциплина не может выработаться, ей неоткуда взяться. Теперь смотрите, в школах есть занятия физкультурой, дети сдают какие-то нормы, есть ещё спортивные секции. Почему это не задаёт дисциплину?

Школьник в 7–10 классах, когда у него активизируется самосознание, видит гигантский разрыв между обустройством реальной жизни вокруг него и устройством школьной жизни с её нормами и правилами. В телевизоре культивируются одни ценности, в семейной жизни — другие, в компании — третьи, и то, что происходит на уроке, в классе, никак не соответствует этой жизни. И через норму, транслируемую в классе, ничего привить не возможно: она не соответствует той «большой» жизни.

Если вы нездоровы, вы не можете продать себя на рыке труда: ни как менеджер, ни как переносчик коробок

Ребёнок не станет умнее, успешнее оттого, что лучше будет знать биологию или химию, в мире котируешься по другим техникам: по умению говорить, по умению занять место, по умению освоить, придумать что-то совершенно новое... Ничего этого на стандартных уроках физики и химии не ставится. И в этом разрыв, поэтому никакой дисциплины школа, включая физкультуру, поставить не может. Надо помещать человека в другие миры. Школа неадекватна для обсуждаемой задачи.

Ну хорошо, современная школа не может, но… Человек приходит на работу в компанию, и там как раз нужна эта дисциплина, в том числе и тела. Так вот, как привязать дисциплину, несмотря на разрыв между школьными нормами и реальной жизнью? Давно уже стало общим местом, что 99,9% выпускников школ нездоровы. По некоторым прогнозам, к 2010 году на одного работающего человека будет 7-8 иждивенцев. И эта тема становится уже не просто вопросом частных рассуждений…

Чтобы сформировать культуру здоровья, нужно, к сожалению, переделать образовательные институты. Но этого мало. Мы живём в таком мире, где необходимо сделать что-то, чтобы здоровье стало в каком-то смысле товаром. Например, если вы нездоровы, вы не можете продать себя на рыке труда: ни как менеджер, ни как переносчик коробок.

В своё время американцы сделали здоровье товаром через страховые компании, через страховую медицину и через культивирование здорового образа жизни. В Америке быть здоровым модно, потому что здоровый образ жизни — вопрос государственной политики. Поэтому и нам необходимо это в каком то смысле «навязывать» через средства массовой информации.

Нужно сделать дополнительную физкультуру, а для этого — перестроить все остальные предметы, а для этого — поменять статус преподавателя, а для этого — построить спортивные залы — всё ломается в школьной системе при попытке вставить туда здоровый образ жизни.

Нужно жанрово всё перестроить, поэтому всё так сложно. А школа — вполне может быть площадкой здоровья. Запланированный этап формирования здорового образа жизни.

И в этом смысле, как я понимаю, в тольяттинской академии есть опыт подобной работы, и самое важно не только фрагментарный, а попытка создать целостную систему. Как Вы это создавали и как это работает?

Что ж, вот в нашей Академии, которая работает более 10-ти лет, физкультура имеет такой же статус, как любой другой предмет. Во многих высших учебных заведениях сейчас физкультура вообще выброшена или почти выброшена из списка предметов, которые реализуются. А у нас она имеет такой же вес, как английский язык, математика, банковское дело, это вклад в твоё продвижение к диплому. Это сначала мы сделали формально.

Второе. Все лидеры тольяттинской академии — спортсмены, в прошлом конечно, но и сейчас держим отличную форму. Президент — перворазрядник по боксу и каждое утро проплывает по два километра. Ректор — мастер спорта международного класса. То есть мы — лично — не просто декларировали: «Будь здоров», мы демонстрировали на себе такое отношение к жизни. И этого было всё равно недостаточно для студентов.

Итак, смотрите: институционально решили через кредитную систему (систему учета учебной деятельности студента), второе — образцы есть, третье — делаются общие забеги, все проректора бегут, они спокойно выигрывают у всех студентов, почти всегда и у всех.

Сумасшедшие преподаватели...

Моя жена то же самое говорила. Но на самом деле, это мы нормальные, а все остальные — сумасшедшие. А студенты думают: «Ну, они какие-то психи. Был бы нормальный препод, взял — сдал, а тут даже подойти невозможно».

Ещё у нас куча учебных мероприятий: мы со студентами ходили в учебные марш-броски километров по 25-30-40 и так далее, и они там видели, кто чего стоит. Это реальное состязание, реальные оценки человеческих возможностей.

Ещё мы идеологически — это самый слабый элемент — рассказываем, глядя на себя: если вы будете менеджером, вы обязаны работать 12-14 часов в день. Вам требуется очень большой ресурс, который вы лет в 30, достигнув серьёзной позиции, очень сильно начнёте тратить. Вам этот ресурс надо успеть заложить, посвятив этому много лет. В 30 лет реальная деятельность, если она у вас будет, заберёт все ваши ресурсы.

При необходимости работать 14 часов в сутки и даже больше, здоровье имеет разворот спортивности. И дело даже не в награде, приз — сама победа. Вот студент всё время проигрывал Волкову, а сегодня он его «сделал». Это — самая главная победа, здесь никакого приза не надо.

Нужно различать строительство здоровья, тела, себя — и спорт. Если победа не подкреплена наградой, то элемент спорта утрачивается. Вы же говорите о естественной человеческой конкуренции.

Точно, здравостроительство и формирование дисциплины через испытания, соревнования — ещё и способ наработать соревновательность, что важно для будущей работы. Дисциплина и здоровье сотрудников — есть конкурентное преимущество компаний. И здесь вопрос: могут ли руководители требовать от своих сотрудников тренировок и здравостроительства?

Это бессмысленно, потому что здесь вопрос личной ответственности и личного риска человека. Да, компания может организовывать условия, но всё остальное — частная жизнь.

Я не могу представить, как я своих сотрудников заставляю. Я буду мотивировать, рассказывать, наказывать рублём, но они сделают выбор, исходя из своего тела и своего образа жизни. Они сами, а не я за них.

А как Вы сами поддерживаете здоровье?

Никак. Живу на старых запасах. Ещё лет пять, и всё. Но, думаю, к тому времени у меня закончится этот период жизни, и я как-то себя переформатирую. Как — пока не могу сказать. Сегодня когда коллеги поехали кататься на лыжах, я должен здесь с пятью разными людьми встретиться. Вот вам и поддержание спортивной формы.

Но не имея возможности регулярно ездить в горы, я увлёкся «скай-дайвингом», прыгаю с парашютом с 4000 метров. Но, это скорее не подготовка, а вид отдыха.

А со своими детьми как отдыхаете и как формируете у них физическую дисциплину и здоровье?

У меня трое детей. Старшей дочери 20 лет, сыну — 17 и младшей дочери — 6. С сыном мы лазим по скалам, катаемся на горных лыжах. Он живёт в общежитии, студент МГУ. Старшая дочь прыгает с парашютом. Маленькую тоже беру с собой на скалы. Но я их ничего не заставляю делать. Невозможно заставить даже собственных детей. Только личный пример.

Беседовала Финита Кашапова

 

Дата публикации: 04:44 | 05.04


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.