Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/2/5/0


Направление экспансии —ввысь!

Вам случалось сначала проехать несколько десятков километров по неплохо асфальтированной дороге, а потом внезапно упереться в пустоту, в чисто поле или лес густой? Типа шоссе обрывается, и дальше нет ничего кроме чудной нашей природы. И другого субъекта федерации… Граница, понимаете ли. Предел сообщения.

Юрий Перелыгин — в недавнем прошлом научный руководитель Центра стратегических разработок «Северо-Запад», а ныне — видный сотрудник министерства регионального развития, рассказывал мне, что такие фокусы с магистралями — отнюдь не редкость на границах республик, краёв и областей нашей интересной страны.

***

Было время, когда Сибири не было. То есть вовсе. То есть она была для нас, русских, как для всех — Америка. И Дальнего Востока не имелось. И не в том смысле, что не построили ещё ни Владивостока, ни Иркутска, ни Красноярска, ни Петропавловска-Камчатского, ни всех остальных тамошних городов, сёл и магистралей, а в том, что просто никто не знал: что там, за Уралом. Обширнейшее и богатейшее пространство лежало за пределами знания и зрения людей, проживавших в Московии.

Но Сибирь оказалась, наконец, открыта русским европейским человеком. Открыли европейцы и Америку. И в результате (независимо от того, какое из открытий стало для человечества более важным достижением), США и Россия поставили на себе удивительный эксперимент территориального продвижения. Мы шли на север, восток и юг, американцы наступали на запад своего континента. Причём и те, и другие делали это так, будто там действительно никто не жил и ничего не было. Земли не столько осваивались, сколько практически создавались заново. Экспансия завоевателей несла с собой другую культуру и другую цивилизацию, обеспечивающую мощный качественный скачок во всём: в укладе повседневной жизни, экономике, образовании, политическом обустройстве.

Потому что ведь надо же с захваченными территориями что-то делать; как минимум, управлять ими, иначе они не нужны, лишены всякой ценности. И вот это обилие как бы «ничьей» земли — пространства, куда можно сравнительно легко продвигаться — довольно долго служило Америке и России дурную службу. А тем временем, в западноевропейскойтеснотище кризис наползал на кризис. Конфликт сменял конфликт. В крови и огне создавалась система общежития, кроились границы, бурлили конкуренции за рынки и престолы, внедрялись новые технологии, предлагались и устанавливались политические и этические системы, изобретались и совершенствовались правовые нормы — то есть шло интенсивное развитие. Ну, а Россия и Штаты решали свои кризисы за счёт развития экстенсивного.

Но потом — упёрлись. Мы — в Ледовитый и Тихий океаны и в границы Индии и Китая — дальше нас не пустили западные европейцы; американцы — опять же в Тихий, и в границы Мексики и Канады (куда их не пустили всё те же западные европейцы).

И вот тут уже различия между двумя исполинами становятся всё более заметны. США начинают скоростное интенсивное развитие, плюс — приступают к поискам новых форм глобальной экспансии, которые с успехом и находят. Россия же, только уже советская, продолжает попытки экстенсивного продвижения — только уже на Запад. Апофеозом этой стратегии (или инерции?) стало строительство в послевоенное время так называемого Восточного Блока. Чем это кончилось — известно: разрушением не только блока, но и Советского Союза, и, в конце концов, крушением красного проекта.

Территориальное продвижение России прекратилось. Страна застыла в изумлении перед собственной неготовностью творчески и успешно ответить на вызов необходимости развития другого типа — развития интенсивного.

Этот вызов никуда не делся. Штука в том, что он нам брошен, но до сих пор так и не принят. Потому что принять его можно, только изменив ментальные модели, которыми пользуются люди готовящие, принимающие и исполняющие стратегические и любые другие решения. А это требует покорения, управления и, если надо, перекроения не столько географических регионов, сколько регионов деятельностей. И открывает через овладение регионами деятельностей возможность овладения собой.

А владеющий собой, как известно, владеет миром.

***

В этом номере читатель не найдёт готовых решений и ответов, типа: для обеспечения регионального развития необходимо сделать то-то и то-то, отмобилизовав в такой-то срок такие-то и такие-то ресурсы.

Но нельзя сказать, что он весь состоит из вопросов.

Скорее в нём рассматриваются конкретные примеры, кейсы и сценарии как реально идущих, так и только ещё возможных процессов и трендов.

Проектируемо ли региональное развитие? Очевидно, да. Иначе не нужно создавать одноимённое министерство. Однако министерство существует… Регионы — это далеко не только зоны, где живут люди, строятся города, возделывается земля, существуют культурные, военные и промышленные объекты. Регионы — это места, где осуществляется власть — правление. Места, которые есть и источники ресурсов, и объекты охраны и защиты.

Впрочем, об этом — более подробно в редакционной статье (стр. 17), а также в материалах нынешнего научного руководителя ЦСР «Северо-Запад» Владимира Княгинина (стр. 21); директора Тихоокеанского Центра стратегических разработок Михаила Терского и директора проектно-консалтинговой группы «Образ Будущего» Даниила Добрынченко (стр. 65), интервью директора Института проблем инвестирования, профессора Евгения Сабурова (стр. 57).

Из этих текстов всё яснее, что без регионального развития странно вести речь о русском национальном проекте, о котором размышляет в интервью Эдуарду Михневскому «дредноут российской интеллектуальной прозы» Михаил Веллер (стр. 46). Пока маститый и парадоксальный писатель говорит о том, как, по его мнению, может быть построено государство в молодой стране России, депутат Государственной Думы, видный предприниматель Рифат Шайхутдинов рассказывает, как оно может быть разрушено (стр.29). Пример — всё та же Украина. Есть такой важный регион планеты, где происходят, и ещё будут происходить эпохальные события, о которых повествуют российский аналитик Михаил Кутузов (стр.34) и украинские эксперты Сергей Дацюк и Константин Матвиенко (стр.42).

Предлагаем вам вторую часть беседы Руфины Копыловой с ведущими консультантами в области человеческих ресурсов «Джокеры развития» (стр.80).

Открывает же номер раздел «Концепт» (который, я надеюсь, вы уже прочитали), где мы продолжаем публикацию открытой предрождественской лекции гуманитарного технолога Ефима Островского «Субъект или сумма влияний? Об идентичности». Потому что именно в регионах России — деятельностных и географических — могут состояться те новые династии, семьи, рода, о которых говорит в своей лекции господин Островский.

Удачи вам на путях Со-Общения!

Дата публикации: 05:01 | 17.03


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.