Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/2/4/2


2004: год Украины в мире

Размышления за спиной триумфатора
Украина заявила о себе не просто громко, но и весьма убедительно. Украинские выборы признаны «выборами года», первые шаги нового украинского президента в полной мере соответствуют ожиданиям граждан страны. Началась «плотная зачистка» государственного аппарата от остатков советской номенклатуры — бывших недорослей комсомола, не успевших вкусить от номенклатурного пирога социалистической выпечки. В стране объявлена большая приборка — как на образцовом флагманском крейсере в предпраздничный день: в доме появилась новая хозяйка, она же — очень требовательный «старший помощник командира».

После окончательной победы Ющенко никаких серьёзных действий со стороны соратников его бывшего соперника не воспоследовало; очевидно, их и не будет, по крайней мере, до выборов в Верховную Раду. Да и команда Януковича начала распадаться: сам факт ухода из команды Тараса Чорновила говорит о многом.

Кутузов Михаил Александрович.

Системный аналитик, эксперт, игротехник. Руководитель представительства Института экономических стратегий, интеллектуального клуба «Стратегическая матрица» и журнала «Экономические стратегии» в Воронеже. В прошлом — офицер Военно-Морского флота. 23 года прожил на Дальнем Востоке. Родовой казак. Участвовал в проектах: Центр корпоративного предпринимательства Владивостока, экспериментальный факультет государственной службы, самоуправления и хозяйственной деятельности казачества (Приморский нститут государственной службы), исследовательский проект «Династия» и других. Владеет украинским, польским, английским языками. Автор более ста публикаций и нескольких книг по безопасности управления, вариантивной истории, казачеству, экономической истории, стратегиям и элитам. Увлекается практиками цигун, классической гитарой, садоводством и верховой ездой. Живет в г. Рамонь Воронежской области.

Полная смена правительства и весьма амбициозные планы нового украинского руководства весьма выигрышны с точки зрения крупномасштабного политического пиара: если хотя бы треть из заявленного получит практическое развитие — всему постсоветскому пространству (в первую очередь Молдавии и Киргизии) станет понятно, что развиваться можно только за счёт внедрения «истинной демократии» и «свободного развития рынка». США готовы предоставить соответствующие кредиты, правда, прежде всего под закупки американского вооружения, о чём уже заявил президент Буш. Наконец, фигура собственно президента Ющенко очень выигрышна как победителя: победа ему досталась в очень нелёгкой борьбе, у которой миллионы свидетелей: украинскую революцию с полным основанием можно назвать не только оранжевой, но и телевизионно-интернетной. И на этой харизме можно ещё долго продержаться, даже совершая те или иные ошибки.

Однако если отойти от внешней, парадно-победной стороны событий, то попытка оценить реальные плюсы и минусы киевской осени 2004 года окажется далеко не столь простой и уж точно совсем не очевидной. Но обо всём по порядку.

Итак, первый из доводов нового украинского истэблишмента: правительство Кучмы было проворовавшимся, пеклось исключительно об интересах собственного кармана и «не любило Украину». Народ его терпеть не мог (и это совершенно точно). Однако реальный экономический рост последнего года премьерства Януковича — факт бесспорный. Причём далеко не всех в Европе и за океаном устраивавший — не столько весомостью показателей, сколько насыщенностью динамики. Самостоятельный политический курс, о котором столь громогласно рассуждает Ющенко, возможен только на основе убедительного экономического положения, которого Янукович таки добился. В таком случае сам по себе напрашивается вопрос: делоне в собственно политическом курсе, а в том, кто именно будет его осуществлять: «донецкие», «киевские» или «днепропетровские». Тогда всё воспринимается гораздо проще: произошла смена владельцев Украины, за которой неизбежно последует передел собственности, что и началось буквально на второй день после вступления в должность Юлии Тимошенко. Пресловутый Криворожский металлургический комбинат, который якобы незаконно приватизировали, возможно, вообще не будет приватизирован, а вернётся в государственную собственность — об этом как бы невзначай упомянул новый украинский президент. Обратная сторона любого передела собственности — экономическая нестабильность. Это — дважды два. Для оправдания этой нестабильности обязательно понадобится враг: или внешний (с трёх раз угадайте, кто именно) или внутренний (естественно, «бывшая партноменклатура»). Ещё лучше, если оные враги присутствуют одновременно. Тогда «переходный период» от одного владельца собственности к другому можно протянуть подольше, чтобы досталось всем. Кстати, некоторые современные российские историки под таким же углом зрения рассматривают и функциональную задачу октября 1917 года: перераспределение сил влияния в Российской империи от франко-английского на американо-германский капитал. Ничто не ново под луной… Дежа-вю, однако!

Второй момент, на котором делает упор новая власть Украины: украинцы почувствовали себя новой политической нацией. Украинская политическая идеология сильно приобрела в весе на идеологическом рынке, и рост капитализации продолжается. В интернете появились в изобилии тексты, которые выражают позиции «нового поколения, не знавшего советской жизни и не намеренных жить на задворках мира, как это делали наши родители и куда нас пытается запихать современная российская власть». Президента Путина при этом оставляют за скобками, но обращение адресовано явно ему: мол, не те люди окружают. Повторить пример Украины в России призывают пока неявно, но довольно настойчиво, причём не дожидаясь реальной отдачи от произошедших в Киеве событий. Будет ли хуже или лучше — Бог весть, но как хорошо- то ВО ВРЕМЯ революции! Какими сильными вы себя осознаёте! Наутро проснётесь другими людьми: живущими в свободной, демократической, истинно рыночной стране, где нельзя не быть счастливыми. Спору нет: Украина не приемлет своего развития по российским нотам; не потому, что ноты российские, а потому, что они плохи. Украина не намерена быть ВЕЛИКОЙ страной (в чём автор этой статьи очень наглядно убедился во время выборов Верховной Рады 2002 года) — она хочет быть состоятельной и зажиточной. Имперские амбиции, от которых Россия не может избавиться, совершенно неприемлемы Украиной, которая в своей истории познала и разделение между Империями (Российской и Австро-Венгерской), и активное противодействие имперскому влиянию, и состояние заложника великодержавной политики. В единстве понимания этой позиции (мы готовы с Россией сотрудничать, но не намерены ей принадлежать) нация, безусловно, состоялась.

Но с другой стороны, значительное число жителей Украины — это люди русской культуры, начиная с языка и заканчивая социальными ориентирами. Они не прочь жить в демократическом, рыночном и богатом государстве, но не за счёт отказа от своей исконной культуры! Поэтому правильнее говорить не о единой состоявшейся политической нации «украинцы», а о двух состоявшихся политических нациях, объединяемых наименованием «избиратели Украины». Одна нация под девизом «В Европу любой ценой», вторая — под девизом «В Европу по приемлемой цене». Сохранение своей идентичности при этом становится главным камнем преткновения.

Украина потребовала от России повышения оплаты работы станций предупреждения о ракетном нападении, которыми пользуется российская ПВО. Киев хочет, чт-бы Москва платила больше за информацию, которую получает с двух радиолокационных станций «Днепр М» в Мукачеве и Севастополе. Мукачевская станция следит за территорией Атлантики и Европы. РЛС находится в функциональном состоянии. РЛС, которая находится на мысе Херсонес под Севастополем, постоянно следит за территорией Турции, Саудовской Аравии, Израиля и части Ирана.

Украина принципиально изменит свои отношения с Россией и будет говорить с Москвой на равных, заявил вице-премьер правительства республики по вопросам европейской интеграции Олег Рыбачук. «Сближение с восточным соседом нас устраивает и мы хотим снять торговые барьеры. Но теперь мы будем меньше пить и целоваться за столами. Россияне не будут говорить, что они почти украинцы, а мы — что почти русские. Мы станем двумя народами, каждый из которых отстаивает свои интересы,» — сказал Рыбачук. Он также отметил, что интеграция в Евросоюз является главным направлением внешней политики Украины. По его мнению, максимальный срок принятия республики в ЕС — 10 лет. Перед этим, добавил он, нужно вступить в ВТО до конца 2005 года. По словам вице-премьера, у Украины нет другого выбора, кроме интеграции в ЕС. «Украина не сосед Европы, а её центр, однако пока что Украина — сосед ЕС. Изменить эту политику — это главная дипломатическая задача», — заявил Ющенко.

Киев стремится в ЕС, поскольку «там стандарты жизни и стандарты демократии выше, чем где бы то ни было в мире». При этом Ющенко признался, что интеграция в Евросоюз, по его мнению, «задача не на один год». Несмотря на курс на Запад, республика будет последовательно строить свои отношения и с Москвой. «Необходимо, чтобы Украину уважали как в Москве, так и в Брюсселе», — сказал украинский президент.

«В перечень вызовов и угроз ХХI века можно отнести политические технологии, направленные на смену властных элит», — сказал председатель Иполнительного комитета — Исполнительный секретарь СНГ Владимир Рушайло. По его мнению, в мировом сообществе идет борьба за сырьевые рынки сбыта. «То, что мы наблюдаем, — это достижение этих целей», — отметил он. «Смена властных элит посредством политтехнологий — этоугроза всем государствам СНГ и России, в частности. Не замечать и не реагировать на это было бы неправильным», — заявил Рушайло.

ИА Новости гуманитарных технологий

Пока равновесия между этими «половинками» не установилось.

Наконец, третья позиция новой украинской власти, которая вызывает неизбежный интерес россиянина, тем более россиянина, живущего в Воронежской области и происхождением украинца, каковым я и являюсь. Это отношения с Россией. И президент, и новый премьер неоднократно утверждали: отношения с Россией — стратегические для Украины навсегда, и по другому быть не может. Российско-украинские отношения будут строится на основе взаимной экономической выгоды, в интересах совместного развития и процветания обеих стран. С точки зрения экономической это не вызывает ни малейшего сомнения: Россия с Украиной действительно связаны в буквальном смысле слова прочно и надолго. Вопрос о том, какими будут взаимоотношения гуманитарные. То есть именно те, в которых Украина может очень серьёзно оторваться от России, и первыми это поймут именно те молодые ребята, которые в год крушения СССР пошли в первый класс: именно они стояли на Майдане в ноябре-декабре. Главная проблема во взаимоотношениях России с Украиной на ближайшие несколько лет — разное понимание общей истории. При этом очевидно нежелание обеих сторон сделать хоть какие-то шаги навстречу друг другу. Нежелание России переоценить собственную историю давно стало причиной массы проблем на постсоветском пространстве — начиная с Туркмении и заканчивая Прибалтикой.

Складывается впечатление, что российская имперская позиция, которая давно проиграна вчистую, является некой священной коровой, без которой не будет «Великой Руси». Российские академики(!) выступают в телеэфире и заявляют, что «Украина никогда не знала государственности!» — что, во-первых, абсолютно не соответствует действительности, а во-вторых, сильно вредит авторитету российской академической науки. Россия в своем закоснелом стремлении «не допустить пересмотра нашей великой истории» подставляется самой жёсткой и — главное! — абсолютно доказательной критике. Складывается впечатление, что российская власть сознательно уходит от идеологии. То в политику, то в геоэкономику (оччччень модное слово!), то в «проблемы регионовидёт страна, почему именно туда, а не в другом направлении, и какова будет цена вопроса? На первые два вопроса Украина на этих выборах ответила чётко и без малейшего сомнения: идём в Европу, поскольку именно там лучшие возможности развития. Там безопаснее — по крайней мере, на первый взгляд. О цене вопроса пока не задумываются, но даже в этом случае политика власти оправдана избранным курсом.

В европейской действительности местное самоуправление — в первую очередь городское — всегда определяет позиции гражданина по отношению к государству: порядок, заложенный Магдебургским правом чуть ли не в четырнадцатом веке. Украинские города жили по этим правилам по нескольку столетий, а российские (за наиредчайшим исключением) этого права не знали вовсе. Но парадокс в том, что такую Украину современная Россия не знает и даже представить себе не может: ни в одном из наших университетов нет факультета украинистики, а стыдливое согласие России рассмотреть спорные вопросы совместной истории закончилось ничем: три года тому назад, когда принималось решение, совместную комиссию возглавила тогдашний вице-премьер Матвиенко, у которой очень скоро нашлись более важные дела. Разночтения совместной истории с Украиной очень быстро сняла Польша, и теперь именно она является главным гуманитарным партнером новой украинской элиты. Оглянется ли эта элита на Россию через несколько лет? Не знаю. А может, оглянувшись, снисходительно вздохнёт и объяснит любопытной Европе: Это Россия, господа. Которая до сих пор мечтает снова стать Империей. Она богата нефтью и у неё есть ядерное оружие, поэтому её лучше не дразнить. Будьте снисходительны к её причудам — что поделаешь, Азия-с!

Украинские выборы — это не просто демократическая процедура в соседнем государстве. Это очередной этап для российской политики. Который нужно очень внимательно исследовать и понять, каким образом мы будем сотрудничать дальше — коль скоро другого выхода у нас нет. И как будем понимать друг друга — пресловутое «братстсво славянских народов» уже не работает. И создать для этого хотя бы один факультет украинистики — пусть даже виртуальный. С удовольствием принял бы в этом участие!

Дата публикации: 07:32 | 17.03


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.