Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2005 / Развитие. Регион. Social software / Актуальный сюжет

Демократия в условиях «спецоперации»: как убить государство


Рифат Шайхутдинов
депутат Государственной Думы
rifat@rbcmail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Как государство может противопоставить развитие — разрушению
Сегодня — спустя два месяца после электорального кризиса в Украине — многое стало яснее. Вырисовываются новые контуры, казалось бы, знакомых событий. Так как же всё-таки была реализована подрывная «оранжевая» схема в Украине? Кто и что просмот- рел, не понял, не различил? И в результате — упустил. Предлагаем читателям окончание статьи Рифата Шайхутдинова.


Независимость оппозиционного сценария от исхода выборов. Сколько бы ни набрал голосов Янукович, сторонники Ющенко заранее объявили свою победу, во всяком случае — моральную, заявляя как факт неспособность и нежелание властей провести честные выборы без использования административного ресурса. Если бы Ющенко получил хоть 30% голосов, оппозиция бы действовала точно так же. Это ставило её в беспроигрышную ситуацию.

Понимала ли это украинская власть, российские консультанты, штаб Януковича? Их внимание было сосредоточено на выборах, как будто их результаты на самом деле были решающими для передачи власти. Оппозиция же действовала поверх выборов, используя их в качестве пускового механизма для начала революционных действий. Была применена антивыборная схема, которая никак не блокировалась.

Что мешало выявить схему? Ведь она известна и была использована буквально месяцы назад в Абхазии, а год назад в Грузии… Почему никто не смог предложить контрсхему? Что заставило власть сосредоточиваться на использовании исключительно «внутривыборных» механизмов?

Да то же, что помешало нам получить награды на зимней олимпиаде: непонимание того, что спортивные победы — это только материал для дальнейших действий по поиску допинга, по объявлению положительных результатов, по использованию тонкостей экспертной и судебной процедур и механизмов действия массовой коммуникации. Мы считали, что результаты будут говорить сами за себя, не осознавая, что теперь уже ничто в мире само за себя не говорит, что созданы иные структуры легитимизации, чем те, к которым мы привыкли. Мы проиграли не на лыжне, а в судебных разбирательствах и в СМИ.

И в Украине выборы были проиграны не в избирательных участках и не в ЦИКе, а в мировых информагентствах и «внутри» тех граждан, что приняли решение не подчиниться власти. И проигрываем не оппозиции, а тем новым способам осуществления власти, которые уже десяток лет отрабатывает США и Европа. Оппозиция на Украине выигрывает — это четверть беды; однотипные оппозиции выигрывают раз за разом в зоне исторического влияния России — это полбеды; но настоящий кризис, подлинная беда в том, что никто не видит, за счёт чего это делается.

Внешняя легитимизация. Что делал Лех Валенса в Киеве? Вёл переговоры с Кучмой, Януковичем и Ющенко. Но кто такой был Ющенко? Формально — никто. Но политики, государственные деятели, комиссары разговаривали с ним, придавая ему внешнюю легитимность, утверждая и себя, и тот народ, который уже воспринимал Ющенко президентом, что он — есть. Власть не отказалась встречаться с Квасневским после его встречи с Ющенко. Тем самым Украина признала авторитет ЕС, а Кучма и Янукович — существование Ющенко. А потом и сели с ним за стол переговоров. Это означало, что Янукович сам не признавал себя властью, сомневался в собственном существовании, в своей легитимности. И в глазах народа эта легитимность просто распадалась. Власть не понимала механизмов порождения легитимности. А они таковы: если десять международных деятелей едут и проводят переговоры с Ющенко, то он становится фигурой, равноправной всем остальным, имеющей статус «третьей силы». А власть, давая внешним деятелям встречаться с Ющенко, признаёт факт спорности выборов и наличия у оппозиции оснований для притязаний и т.п. Так власть фактически отказывает самой себе во власти.

ПОЛИТТЕХНОЛОГИ: АВАНГАРД НЕПОНИМАНИЯ

И добро бы это непонимание исходило от действующих политиков, но даже те люди, которые причисляют себя к мозговому центру действующей власти, к проектировщикам политического процесса, не видят происходящего. Комментарий Павловского, сделанный им по каналу «Россия» в ночь с 24 на 25 ноября, звучал так: «Оппозиция лишила себя манёвра. Она завела людей в тупик. Им нужно обострение ситуации для оправдания самозванчества».

И это говорится в тот момент, когда сторонники Ющенко фактически — если не будут предприняты решительные действия — выиграли ситуацию в мировых СМИ и в отношении правительств влиятельнейших стран, когда в Украине создаются внутренние анклавы непокорства (причём уже с обеих сторон ввиду дефицита общеукраинской власти), когда половина населения не подчиняется решениям власти и не верит ей, когда у власти украдена половина народа!

Это свидетельствует о том, что Павловский работает исключительно в рамке выборов, повышая рейтинги и явку, консолидируя сторонников Януковича и доводя процент до максимальной цифры, в то время как оппозиция совершенно безразличнак этим усилиям и действует в других пространствах. Пока политтехнологи работали внутри России, их способы были относительно эффективны, но как только они столкнулись с внешними технологиями, их никчемность стала видна воочию.

НЕИЗВЕСТНАЯ ВЛАСТЬ

Эти проявления иного типа власти просто невидимы, как для политтехнологов, так и для представителей правительства. США и Европа достигают своей цели по присоединению к новому имперскому порядку всё новых областей и стран непостижимым для российских (украинских, сербских...) властей способом. Они понимают и вычисляют наши действия, а мы их вычислить — не можем. Они рассчитывают на то, что мы будем действовать одним-единственным, заранее им известным способом. И они отнюдь не ошибаются в своих расчётах. Неужели же мы так и будем позорно, всухую проигрывать, как когда-то проигрывали конницей против танков? Эта беспомощность весьма опасна для судьбы России.

ТЕХНОЛОГИЯ ЗАХВАТА ВЛАСТИ — ПРОТИВ ПРАВА

Украинская ситуация показывает, что фактически навязанный Западом Украине (и России) в начале 1990-х гг. правовой механизм легитимизации власти, закреплённый в конституции, само правовое государство, оказались ловушкой. Стратегию Запада можно представить как двухходовку [1].

Первый ход: дать власти в руки новую, модную, «демократическую» игрушку — выборы, научить с нею обращаться, вырастить слой политтехнологов и политконсультантов, сделать её привычным инструментом (вместе с вытекающими из культурных и менталитетных особенностей народа характерными нарушениями) смены или продолжения власти.

Второй ход: проанализировать использование этого инструмента и создать противодействующий сценарий, основанный на работе поверх выборного демократического механизма — на использовании современных властных инстанций: «биовласти» и власти интерпретаций.

Эта властная стратегия и эти технологии обсуждаются во многих современных трудах о новом общественном порядке (у Негри в «Империи», у Фукуямы в «Великом разрыве»). «Биовласть» — это власть государства над телами и сознанием людей, это формирование своего народа, своих граждан. В традициях российской власти использовать народ как сам собою появляющийся материал, а, например, в США народ тщательно готовят под определённый тип власти.

Символическая власть, или власть интерпретаций — контроль того, как люди понимают и воспринимают события и ситуации с использованием механизмов коммуникации. Власть направляет и подсказывает: что важно, а что нет, на что обратить внимание, а на что не надо, что существует, а чего нет совсем. Действующая в этой плоскости власть не дала бы транслировать клятву Ющенко на Библии в верности украинскому народу на всю страну...

Если механизмы сознания людей строятся и находятся в поле внимания власти, то это значит, что правовые формы реализации власти уже не срабатывают: они основаны на неизменности интерпретаций и сознания, что правильно в том обществе, где это регулируется культурой. Современные технологии власти, влияющие непосредственно на сознание, на порядки мощнее привычных нам правовых. И теперь в Украине мы видим тот неуклонно действующий и перемалывающий всё на своем пути процесс распространения империи, который описан у А.Негри.

При этом гарантия успеха — полная: иного механизма продолжения власти действующая власть не знает, она не может осознать, что используемый механизм лишь один из возможных, что она вынуждена действовать исключительно в правовом пространстве. Как телёнок на бойне, она не знает, откуда последует удар. В то же время оппозиция решает вопросы гораздо более свободно, неправовым образом, вычисляя действия противника без труда.

Характерными являются слова Кучмы на пресс-конференции вечером 24 ноября: власть не принимает участия в работе избиркомов, в Украине действует самый демократический избирательный закон. Это означает, что власть не видит необходимости покидать правовое поле, несмотря на то, что её противники действуют всё более беспардонно. А в это время Ющенко приносит присягу, создаётся Комитет национального спасения, объявлена политическая забастовка, планируется перекрывать дороги и нарушать работу госучреждений. Что как не изначальное, навязанное бессилие руководит бездействием власти? Руки связаны у государства, но развязаны у оппозиции.

Заметим: каждое из действий оппозиции, которые были описаны вначале, законно. Только все вместе они образуют неправовую конструкцию, с которой государственные службы пытаются справится в рамках права, фиксируя лишь отдельные её проявления. Ведь правовым образом практически невозможно доказать взаимосвязь отдельных проявлений идущей «спецоперации», поскольку тот, кто удерживает схему целиком, находится за пределами страны.

Оппозиция уже сформировала свою власть, если можно так выразиться, «летучую», без материальных опор, но действующую и крепнущую. У неё есть зародыш своей территории и административно-полицейской структуры, мировая пресса, свой народ, поддержка ряда стран и одной из церквей. Этого просто не увидела ни команда Януковича вместе со всеми политтехнологами, ни существующее государство. Схема, по которой произошёл выигрыш, остается для них неведомой. Власть для них замещена, заслонена правом, материальной силой, государством, и за этими шорами не было видно, как формируется власть оппозиции, использующая современные механизмы.

КАКИЕ ВЛАСТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ НЕ СФОРМИРОВАНЫ?

Расчёт на правовые механизмы поддержания власти не позволил Украине развить иные, существенно более современные и эффективные.

Нематериальные угрозы. Среди угроз власти, которые способна «различить» и выявить сегодняшняя власть, есть только материальные угрозы: нарушение территориальной целостности, диверсии и саботажи, угроза военного нападения или пограничных конфликтов, экономические угрозы и т.п. Эти угрозы сосредоточены в хозяйственной, административно-полицейской и военной плоскостях. Огромное количество «нематериальных угроз», связанных с политическими институтами, с населением и его сознанием и ментальностью, с символическими и коммуникативными формами, с интерпретациями и чужим экспертированием, остаются вне зоны внимания власти, прессы, политтехнологов.

Та власть, к которой мы привыкли, умеет видеть, как у неё пытаются захватить территорию, украсть деньги, но в Украине совершенно незаметно для всех у государства украли репутацию, авторитет и часть граждан, «перевербовав» их в свой народ. А, например, в США сформулировано такое понятие, как «угроза демократии». Или «приверженность идеалам свободы». Одно это позволяет американцам объявлять зоной своих жизненных интересов любую точку планеты, где, по их понятию, нарушается демократия или откуда исходит угроза свободы.

Отношение к населению. Власть не обращает никакого внимания на своё собственное население с точки зрения того, насколько по факту оно принадлежит этой стране. Быть гражданином, иметь паспорт — этого, с точки зрения власти, вполне достаточно. И вдруг выясняется, что половина граждан за один день перестали быть подвластными этой власти и, скорее всего, готовы присягнуть не объявленному президенту, а его оппоненту. Неужели государство не заметило, что эти люди, живя в Украине, фактически ориентировались в своих интерпретациях, оценках, интересах, жизненных стремлениях или на иные государства — Польшу, Венгрию, ЕС, США, — или на иные идеалы? Как власть могла спокойно допустить, чтобы у неё за несколько лет украли половину населения?

Это происходит не только в Украине, но и в России, поскольку власти наших стран рассматривают свой народ как неисчерпаемый ресурс, а может быть, и как материал, как то, что всегда было и будет, к чему не надо прилагать никаких усилий. Каждый человек рассматривается властью как обуза, как объект бюджетных трат, поэтому чем меньше будет населения, тем лучше: оно должно достичь таких размеров, чтобы власть могла бы с ним без труда управляться. После этого не надо удивляться, что целые области (типа Сахалина, Владивостока или Калининграда в России или Львовщины или Волынщины в Украине) готовы без труда перекинуться под иную юрисдикцию, а выпускники самых престижных вузов куют экономическое процветание США. Попытки выращивать нужных людей делаются на нашем постсоветском пространстве на редкость неуклюже и неэффективно, с использованием устарелых идеологических приёмов, а в это время власти Европы и США создают для себя граждан на чужих территориях.

Начавшийся пересмотр границ — прелюдия к третьей мировой войне

Исключительный режим. В Украине не зафиксирована возможность введения никакого «исключительного режима» или «механизма федерального вмешательства». Как утверждалось уже триста лет назад, суверен, властное лицо — это тот, кто принимает решение об «исключительном случае», то есть приостанавливает действие законодательства в силу «права на самосохранение» государства. Теряя возможность действия таким образом в подобных исключительных случаях, уповая только на правовые формы, государство теряет, не восстанавливает свою власть. Оппозиция отделяет в свою пользу несколько областей, набирает себе народ, пользуется зарубежной поддержкой для устранения законной власти — и действующий президент не имеет средств, чтобы ввести то или иное особое правление?! Конгресс США после 11 сентября 2001 г. принял так называемый Патриотический Акт, отменяющий массу существовавших правовых механизмов и гражданских прав ради защиты и сохранения государства, то есть поступил как подлинная власть, восстанавливающая свой суверенитет. Кондолиза Райз заявила прямо: «Мы не будем ориентироваться на устарелое консервативное право».

Право на вмешательство. Сегодня в государственном праве активно обсуждается вопрос кодификации права на вмешательство в случае тех или иных угроз. США и Европа заявляют о возможности вмешательств в случае «нематериальных угроз» — угрозы демократии, нарушения прав человека, а также ситуации безвластия. Такое право на вмешательство в Украине не кодифицировано.

Все сказанное относится и к России, которая также стала объектом террора, демографической угрозы и иных «нематериальных угроз», но не может пока ничего им противопоставить (хотя раньше, в советскую эпоху, мы имели понятие «угроза делу мира и социализма» и действовали в соответствии с ним). Пока мы думаем, что мы конкурируем на мировой арене в вооружениях, в экономике и т.п., у нас открыт фланг: мы не можем конкурировать ни в способах трансформации власти, ни во включении людей в нужную власть.

Власть ни в Украине, ни в России не действует как современная власть, способная конкурировать на мировой арене с созданными за последние годы технологиями власти.

ЧТО ЖДЁТ ЕВРОПУ И МИР: ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ НА ПОРОГЕ

Украина — лишь один из плацдармов проводимой стратегии на распространение новой империи. И ни одно государство постсоветского пространства не может ничего противопоставить этому распространению.

Империя — глобализованный, однополярный мир — использует новейшие и самые эффективные механизмы и инстанции власти для закрепления своего господства. Это символическая власть, власть интерпретаций, биовласть, то есть формирование людей, приспособленных для жизни в этом обществе: людей с определёнными стандартами поведения, взглядами, реакциями, ориентациями и т.п. Это опора на внегосударственные формы власти: механизмы ЕС, ВТО, международные трибуналы и суды, различные клубы и неправительственные организации, торгово-промышленные международные концерны и СМИ. В основе своей это власть инфраструктур, с которыми обязан быть совместим любой товар, власть стандартов, сертификатов и т.д.

Благодаря этому эшелонированному механизму поддержания и распространения власти, самому эффективному на сегодняшний момент, мы не в силахничего ему противопоставить.

В Хельсинки в 1975 г. все государства Европы обязались руководствоваться принципом нерушимости границ, фактически объявив вне закона территориальные притязания, а тем более — войны. Именно на этом держится международный порядок в Европе, да и во всем мире. Первый же прецедент нарушения этого принципа явится пусковым механизмом для множественных претензий. Необходимо учесть, что масса частных интересов различных государств сосредоточена сегодня на расколе Украины. Так, Польша стремится приобрести вес и влияние в ЕС, и отторжение части Украины в её пользу, да даже и участие в разрешении сложившейся ситуации, будет очень способствовать этой цели. Именно потому польские влиятельные эмиссары пытаются разрешить ситуацию в Украине в своих интересах. В этом же направлении действует и мощное польское лобби в США (вспомним, что Бжезинский — этнический поляк).

Начавшийся пересмотр границ — прелюдия к третьей мировой войне. Европа покатилась ко второй мировой войне с передела карты. А если сейчас Польша потребует часть Украины, ещё одну часть выкроит себе Венгрия, Румыния — то что будет дальше? Отдать Калининград Германии, а Крым — Турции?

Это началось с Югославии, продолжилось в Грузии и Молдавии (где был по требованию ЕС отвергнут план мирного урегулирования с участием России), происходит в Абхазии и Украине. Европейский порядок жизни распространяется. Белоруссия станет следующим объектом воздействия: уже сейчас она находится в международной изоляции. Россия слишком велика, чтобы применить подобные связанные с выборами механизмы, поэтому в ней будут применяться схемы биовласти: отторжения населения по частям, слоям, группам.

Западные области, Калининград, возможно — Юг России, а также Поволжье с высоким процентом мусульманского населения и, разумеется, Дальний Восток, станут объектом такой экспансии.

[1] Точно такая же двухходовка была реализована и в экономике: сначала был произведён вброс идеологии свободного рынка, экономической свободы, частной собственности, предпринимательства, и хозяйство Украины (да и России) было переломано и перестроено на этих основаниях, - а потом выяснилось, что реальные механизмы современного капитализма только частично связаны с этим. Определяющими сегодня являются инфраструктуры и сети, символический капитал и инноватика (бренды и т.п.), технологии и стандарты, агрессивный маркетинг и реклама. Получив частичное, устаревшее знание, и реализовав его, и Украина, и Россия безнадёжно проигрывают в конкурентной борьбе.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Развитие. Регион. Social software
Концепт
Субъект - Или cумма влияний?
Ефим Островский
Стратегия
Направление экспансии —ввысь!
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Развитие. Регион. Social hardware
Редакция «Со-Общения»
Управление регионами — восстановление власти?
Владимир Княгинин
Актуальный сюжет
Зимнее революционное обострение
Демократия в условиях «спецоперации»: как убить государство
Рифат Шайхутдинов
2004: год Украины в мире
Михаил Кутузов
…С надеждой, что Путин ещё станет национальным героем украины…
Наталья Багинская
Что Украина будет делать с Россией?
Сергей Дацюк, Константин Матвиенко
Царь в голове или жар-птица на сковородке?
Михаил Веллер
Тактика
Кто инвестирует развитие?
Продадим ли Литву?
Реда Улинскайте
Крымская Швейцария и крымская Сицилия
Евгений Сабуров
Точки роста определяются наличием элит
Леонид Иогман
Тихоокеанская Россия
Михаил Терский, Даниил Добрынченко
Корпорации как субъект
Олег Алексеев
Оперативное искусство
Tertium non datur?
Павел Малиновский
Сеанс одновременной игры
Константин Симонов
Джокеры развития
Алексей Тупицын, Людмила Дудорова, Александр Гальчин
Дуют ветры в феврале, воют в трубах громко…
Ольга Муратова
Ночь. Развитие. На грани
Чёрный Охотник
От инаугурации до инаугурации... И ничего личного!
Как мы делали этот номер…


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.