Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/12/5/1


Московские выборы 2005: пир победителей

Символика успеха «Единой России»

4 декабря партия «Единая Россия» выиграла выборы в Московскую Городскую Думу. Основы этой победы были заложены пять лет назад — в период законодательного утверждения государственной символики. На столичном конкурсе федеральных партий предпочтение отдано «имперско-советской» идеологической символике и принципу «всего понемногу». Секрет побед «Единой России» — в верности символическому сценарию, который никак не освоят её соперники.

У истоков «Единой России»

Законодательную власть в Москве удержала «Единая Россия». Этого следовало ожидать. Почему?

Во многом потому, что эта партия эффективно соединяет в своей деятельности идеи, подходы и символы, которые многим кажутся несоединимыми. Начало этой модели было положено во время законодательного утверждения государственной символики РФ в конце 2000 года, когда были объединены символы дореволюционной России (герб, флаг) и советской эпохи (музыка гимна). Так в актуальный российский политический контекст был возвращён символический капитал советской эпохи, хотя и в виде не до конца раскрытом и подчинённом по отношению к идеальной символике дореволюционного периода — гербу и флагу.

Поддержав предложение президента о государственной символике, тогдашние «правые» и «левые» определили сценарий власти на годы вперед. С 2000 года по настоящее время символическая модель закономерно включает проводника этого сценария власти в массы — партию «Единая Россия». То есть идея, востребованная вскоре «Единой Россей», сформировалась при утверждении госсимволики, а затем проявилась в победе на выборах в современную Государственную Думу. Ну а московские выборы 2005 года стали её логичным продолжением.

Почему побеждает «Единая Россия»?

Не побоимся высказать гипотезу. Одна из многих причин её успеха состоит в том, что эта партия наиболее активно использует в своей политической практике символический капитал дореволюционного и советского периодов, совладельцами которого, как показывает и практика, и социологические опросы, являются в большинстве своём российские избиратели.

Лица «Единой России»

Образ партии «Единая Россия» сочетает несколько смыслов, прагматически раскрываемых до необходимого уровня и увязываемых между собой. Наиболее важна составляющая, обращённая в прошлое нашей страны, в том смысле, в каком в 2005 году для напоминания о всемирной славе России важнее было организовать празднование победы СССР в Великой Отечественной войне, нежели обсуждение событий современности.

Одна из черт актуальной политики — это перенос образов и идеалов прошлого в современность, в том числе — с целью моделирования будущего. Думается, что историческая государственная символика современной России — имперская и советская — не вполне соответствует масштабу и мощи сегодняшней Российской Федерации, но при этом даёт стране значительный символический капитал, которым лучше всех других умеет пользоваться ЕР. При этом разрыв между символическими ожиданиями «имперского», «советского» (в соответствии с госсимволикой — соответствующей моделью) и реалиями РФ в заметной степени определяет политический процесс и деятельность и других российских партий.

К сожалению, россияне в массе своей не знают слов нового гимна страны. Так же, как не знают идеологических приоритетов современной власти, но при этом они, в большинстве своём, чётко ассоциируют музыку государственного гимна и вид гербового двуглавого орла с соответствующими эпохами.

Собственно, эти выраженные смешанной «имперско-советской» государственной символикой исторические приоритеты, по сути, и являются одними из возможных временных заменителей, пока ещё не сформированной доминирующей идеологии — идеологии правящей партии. Идеологии развития страны. Идеологии её элит.

Идеалы «западной» демократии порядком дискредитировали себя в России в 1990-е годы (а в мире — после 11 сентября 2001 года). Возможно, поэтому частью политических элит было признано удобным и полезным адаптировать идеи народовластия к отечественным дореволюционным и советским схемам и, по возможности, наполнить их новым содержанием.

Так, культурная среда масс-медиа, частично возрождающая дореволюционные идеалы и ценности, легитимирует социально-политические отношения, сходные с теми, что были приняты «в добрые старые времена», но при этом — в современной России. Ну а политики оформляют это преимущественно в рамках различных движений, в том числе — и право-реставрационных.

«Единая Россия» вряд ли могла появиться в эпоху Бориса Ельцина, открыто отрицавшего советский период и саму возможность любых аналогий с КПСС. Кстати, есть сведения, что первый президент России был категорически против возвращения музыки советского гимна в качестве государственного, видимо, интуитивно ощущая важную роль символического центра для моделирования той политики, которую он проводил.

В эпоху Владимира Путина многие политики и политические менеджеры открыто гордятся советским прошлым, а многие «простые россияне» ностальгируют о советском. Во многом это концептуализировалось в создание той самой партии власти — «Единой России». Это — знак. Если хотите — чисто символическая форма. Но при этом в то же время — это одно из лиц «имперско-советской» партии «Единая Россия».

Стоит ли удивляться, что традиционная символическая власть монархического орла постепенно набирает силу в России именно со времён введения указом Бориса Ельцина (накануне принятия Конституции РФ) в качестве государственного герба двуглавого орла с коронами, скипетром и державой. Между тем в наши дни «Единая Россия» выступает не только в символической роли партии власти, но и в роли некоего конгломерата дореволюционного бюрократического аппарата — с его генерал-губернаторами (и сейчас, по сути, назначаемыми главой государства), с современными, своего рода «дворянскими», собраниями «единоросов», с поддержкой купцов и промышленников и т.д. Не забыты и элементы земства (муниципальные выборы и выборы законодательных собраний в субъектах федерации сохраняются).

Итак, всё есть в «Единой России», всего понемногу.

Принцип «всего понемногу»

«Единая Россия» практически ничего активно не отвергает, не заявляет о своей враждебности какой-либо идеологии. Складывается впечатление, что эта партия способна впитывать самые разнообразные идеи. Отсюда, в частности, предпосылки восприимчивости к идеям президента страны и её правительства. Именно по этой причине одним из принципов её деятельности является прагматический — «всего понемногу», дающий возможность раскрывать смысл любой символической идеи в пределах целесообразности.

При этом заметим, что если, скажем, «Партия жизни» или «Яблоко», также следующие принципу «всего понемногу» и порой провозглашающие броские и привлекательные лозунги, имеют не слишком большие возможности для их осуществления на государственном уровне, то ЕР располагает значительным резервом воплощения символической политики в жизнь, хотя и не всегда делает это. Думается, что подобная политика — причина проигрыша этой партии в некоторых регионах.

Как уже говорилось, неформальный девиз «всего понемногу» можно было бы поставить на герб не только этой «партии победителей», но и всей современной «России политической». Но при этом важно помнить, что понемногу можно делать не только позитивные дела. Понемногу можно повышать зарплаты, повышать тарифы ЖКХ, поддерживать социальную сферу, и в то же время — понемногу выпускать из-под контроля демографическую ситуацию. Понемногу можно развивать новые технологии, и в то же время — понемногу всё сильнее страдать сырьевой болезнью. Конечно же, баланс будет подведён позже, но уже сейчас необходимо различать детали политических доктрин и социальных практик, а не только формальные разделения на «правых», «левых» и «центр», в правом секторе которого, и располагается, собственно, «Единая Россия».

Эта центристская позиция значительно облегчает использование предельно рациональной тактики «всего понемногу», давая партии возможность черпать, в том числе, и из мировой копилки идей. И успешно адаптировать почерпнутое.

Символические альтернативы

В Восточной Европе и в советский период существовали некие партийные альтернативы правящим партиям, но при соблюдении ряда условий и — в целом — поддержке генерального курса. Символично, что СПС и «Яблоко» изначально не захотели признать государственную символику, а, по сути — новую символическую модель власти, предложенную президентом в 2000 году.

Примечательно, что в парламент следующего созыва они не попали. Тем более примечательно, что недавно «Яблоко» открыто обратилось к элементам «левого» просоветского символического капитала, что, возможно, отразилось на результатах избирательной кампании объединённых правых, идущих в Мосгордуму. Однако «победными» эти результаты не назовёшь. Как не назовёшь «правых» основными представителями каких либо социальных групп, например — крупного и среднего бизнеса (на что, в частности, претендовал СПС). Эти функции способна прекрасно и с большой выгодой для себя выполнять «Единая Россия», впрочем, как и представительство других социальных слоёв.

Как и «правые», КПРФ также не стала лидирующей в Москве и России, думается, во многом потому, что невозможно жить под двуглавым орлом и в то же время отрицать символический капитал дореволюционного периода. Впрочем, коммунисты хорошо усвоили риторику буржуазных парламентских партий, а об инновациях, об опоре на молодежь, и «безграничье», в целом свойственном «левакам», и говорить не приходится.

Что же касается ЛДПР, то она при отличном умении её лидера Владимира Жириновского использовать принцип «всего понемногу», в отличие от «Единой России», во-первых, не обладает реальной властью, необходимой для того, чтобы хотя бы частично воплотить свои символические сценарии в реальности; а во-вторых — гораздо слабее использует, а, как правило, и вообще отвергает, символический капитал советского периода, чего не делает «Единая Россия». ЛДПР, лидировавшая на первых выборах в Государственную Думу в начале 1990-х годов, в принципе, так и осталась популистским воплощением того периода. Но к 2005 году Москва и Россия изменились.

«Родина» также явно выбивается из символической имперско-советской модели, доминирующей в архитектонике российской власти. Но по другой причине: дело в том, что это весьма затруднительно — найти ретроспективное отражение её современной деятельности в отечественной истории. Вряд ли товарищей по партии, ведомых Дмитрием Рогозиным, удовлетворило бы сравнение с черносотенцами. И хотя, следует признать, что символика «Родины» отсылает нас к культуре транспарантов и знамён дореволюционного периода, но при этом необходимо помнить, что в целом символическим капиталом периода до 1917 года практически монопольно распоряжается партия власти — «Единая Россия».

Под двуглавым орлом

«Вертикаль власти» в России опирается на идеологию почвы и восходит к наивысшим высотам (см. гимн РФ). На этой вертикали выше всех в политической системе — глава государства (см. Конституцию РФ). И, очевидно, важная роль ЕР — это роль свиты, создающей властелина, власть которого согласно монархической символике, зависит от Бога и народа и подкрепляется духовной мощью. А также не менее мощными «силовиками». Вспомним, что вариант «выборного» самодержавия Россия также проходила, о чём напоминает праздник 4 ноября, который смотрится особенно рельефно на фоне отменённого 7 ноября.

Совершенно естественно, что «Единая Россия» проводит решения главы государства в жизнь на всех уровнях, в том числе — и на московском. Символично, что в сентябре — в начале московских предвыборных баталий — неожиданно для всех был дан старт масштабным национальным проектам в области образования, здравоохранения, жилья, сельского хозяйства, которые сразу же нашли поддержку у «Единой России», обеспечившей корректировку государственного бюджета.

В принципе, чем дальше от Москвы — тем более вероятными представляются аналитикам варианты «антипрезидентских» выборных побед. Однако в Москве в 2005 году никакой пугачёвщины или, тем более — «оранжевой революции» быть не могло. Реальных — не ретроспективных альтернатив ЕР «сырьевая» и консервативная Россия пока выдать не может, и тем более — институциализировать эти альтернативы на уровне сильных партий. Всё в России, в том числе и идея социального государства, изложенная в Конституции РФ (статья 7), деформируется в границах ключевого символа, изображаемого, как правило, на обложке Основного закона — это двуглавый орёл с монархическими регалиями.

Власть, вооружённая этой символикой, столь незыблема и эффективна (в том числе, и в деле сохранения и воспроизводства самой власти), что возникают серьёзные сомнения в том, что её содержание всерьёз изменит 2008 или какой-либо ещё ближайший год. Речь идёт не об именах конкретных личностей, стоящих во главе государства, или о конкретных членах партии, речь — о системе, которая может побить рекорд Рюриковичей и Романовых, благо 4 ноября как символ окончания Смуты уже начали отмечать с этого года. «Имперско-советской» системе, живущей по принципу «всего понемногу» не страшны ни правые, ни левые марши, ей не слишком нужны и антифашистские шествия. Она сама при желании может символически обозначить всё, что ей угодно. Выполнить символически обозначенное — это другой вопрос. Но и он, думается, может быть решён — в зависимости от целесообразности.

В заключение ещё раз отметим, что московскую предвыборную кампанию партия «Единая Россия» провела по той же схеме, по которой президент России предлагал народу флаг, герб и гимн в 2000 году. И главнейшую роль в этом деле сыграл не пресловутый «административный ресурс», а знание и учёт общественного мнения и опора на «имперско-советские» идеалы, ну и, конечно же, прагматизм в стиле «всего понемногу». По-другому и быть не могло. Как не может быть побеждена существующая модель никем, кто не сумеет столь же умело и эффективно использовать символический капитал, принадлежащий, в том числе, и подавляющему большинству российских избирателей.

Секрет успеха «Единой России» — в верности государственным символам, и соответствующему им и ей символическому сценарию.

Дата публикации: 08:25 | 01.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.