Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты





Предлагаем вашему вниманию купюроприемники ведущих производителей.



soob.ru / Архив журналов / 2005 / Современное искусство. Искусство современности / Оперативный простор

Из ящика — в литературу


Арсений Несмелов
Версия для печати
Послать по почте

Зачем Сергей Доренко русской словесности?

Грустно, что в позапрошлом веке в России не было телевидения. Так, во всяком случае, считают некоторые. Грустно — в самом прямом смысле. Потому что представьте: вот в каждой избе — по ящику. В каждом особняке — по два. Во всяком модном салоне — по четыре! А в ящиках — Добролюбов, Белинский, Чернышевский, Некрасов… Вот бы им весело жилось


2008, Сергей Доренко,

Ад Маргинем, М.:2005

Россия без телевизора

А ведь действительно, это очень не сложно — вообразить на экране какого-нибудь забубённого критикана и острослова Дмитрия Писарева. Как он несёт по кочкам всё и вся, включая устои государства и традиционные ценности. И, пользуясь случаем, топчет всех, кого заказали…

Был бы очень популярен. Богат. Скандален.

И вот, хлебопашец, вернувшийся с поля, извозчик — пришедший с извоза, глядят в телевизор на горькую долю, и сердце саднит им заноза. А с ними роскошные русские бабы ругают лихую судьбину, и надо признать, что выходит не слабо, особенно когда на экране, например, какой-нибудь тогдашний Шендерович, ну, скажем — Минаев, с выражением читает лютые, издевательские стихи. Очень получается смешно. И руки тянутся к дубине народного гнева, косам и вилам. Потому что жить действительно очень и очень трудно.

Это им там в Санктпетербургах, в чистых воротничках, пролётках и кофейнях хорошо дерзко поносить всё что ни попало, а тут — совсем другое дело: надо накосить, вспахать, сжать, вскопать, собрать, наносить, нарубить… Тут в полном разгаре страда деревенская, а семья-то большая, да два человека всего мужиков-то!.. Конечно, тянутся пальчики мозолистые к топору-то.

То есть, на самом деле, если подумать — то вовсе не так уж и грустно получается, а наоборот: совсем не страшно, что не было тогда в России телевидения.

Потому что если б оно тогда было, то мы бы, скорее всего, очень многого лишились. Например — великой русской классической литературы. Это — почти наверняка. Ну, сами посудите, ведь «Война и мир», «Отцы и дети», «Таланты и поклонники» писались бы сразу как сценарии сериалов. И весьма сомнительно, чтоб дальнейшее их переложение в прозу дало бы результат сравнимый с итогами подлинных трудов их уважаемых авторов.

Но как бы то ни было, а потом лавры телезвёзд многим бы из них надоедали, и они начинали пробовать себя, что называется — в прозе. Писали бы вольнодумные романы-с!

Ну, прямо как бывшая телезвезда Сергей Доренко, которого по нашим временам вполне можно сравнить с каким-нибудь журнальным разбойником тех времён — ну, скажем, с тем же Катковым…

Ну, зачем это им?

У русских разночинцев-образованцев всегда была такая черта: они до судорог завидовали аристократии и до чесотки презирали народ. Поэтому первой они время от времени чинили посильные каверзы, а второму — постоянно морочили голову. И для того, и для другого эти господа небесталанно использовали печатное слово. Ведь вопреки устоявшемуся представлению, то, что сегодня мы называем тотальной журналистикой, возникло в России не в конце 90-х годов XX века, а в самой середине XIX. Вот именно ей самые отрывные из разночинцев и занимались. И — с перерывом на 70 лет советской власти — занимаются и по сей день. А поскольку аристократия в стране отсутствует, каверзы строят чиновникам и вообще — всем, на кого придёт заказ.

Хорошие примеры такой деятельности сегодня — это Михаил Леонтьев, Виктор Шендерович, Андрей Караулов, а вчера — уже упоминавшийся Сергей Доренко.

Обратите внимание, пусть с опозданием на сто лет, но всё происходит в точности так, как я предсказал. Из четырёх перечисленных мастеров жанра, трое уже вовсю работают с печатным словом! Шендерович выпустил мемуар, Леонтьев редактирует толстый журнал, а вот Доренко роман сочинил…

Думается, он мог сочинить роман про что угодно. Например — про конфликт поколений, или про горячую любовь. Но сочинил про Путина. Это как у Ильфа и Петрова в «12 стульях»: на открытии трамвайной линии все могут и хотят говорить о героизме ударников стройки и новых целях и задачах, а получается — о международном положении.

Так, могло выйти и у Доренко; то есть про что он в точности хотел написать, это нам неведомо, а вот получилось про Путина. И получилось довольно слабенько. То есть понятно, что в точности в духе революционных демократов прошлого, автор не без экзальтации пытается обсуждать неизбывное стремление власть предержащих удержаться у этой самой власти во что бы то ни стало и любыми доступными средствами. Желательно — навсегда. Автор не считает, что это хорошо. Но при этом понимает, что для многих политиков и государственных деятелей, уход из этой деятельности может быть равнозначен гибели. По крайней мере — на уровне метафоры. Знаем же выражение «политическая смерть» — вот и Доренко про то же. Он (и далеко не он один) убеждён, что единственный императив, доступный нашим политическим руководителям — это стремление сохранить свои места и всё с ними сопряжённое. Он — и это вполне в стиле Доренко и разночинско-образованскойсреды, которую он представляет — убеждён, что высокие мотивы, вроде служения России, верности ей, стремления работать на благо страны и её народа, этим людям не присущи и присущи быть не могут. Потому что, кажется, что и взяться-то им не откуда.

Не здесь ли кроются причины той горечи и безысходности, которые заставили г- на Доренко растянуть пересказ серии анекдотов, максимальный объём которой в базарный день мог бы быть страничек 6-7, на толстенький роман, завершающийся, как и следовало ожидать беспросветной чернухой.

Эта горечь и безысходность не даёт автору покоя. И это понятно. Потому что как же может спокойно жить русский писатель с телевизионным прошлым, не веря в то, что властители страны руководствуются в своей деятельности идеями служения и общего блага? Никак. Он должен творить, а творя — клеймить. Издеваться. Ёрничать. Сползать сперва в клоунаду, а потом в забубённую страсть-мордасть. Таков его удел. И не только потому, что он ничего больше делать не умеет. Но ещё и потому, что не понимает — зачем.

Доренко — даритель надежд

В этом беда современной русской литературы. Читатели ждут от неё уже который год разговора о больших возможностях; о пока нереализованных, но важных целях; о всё ещё не очень богатых, но добрых и хороших людях; о, может быть, не слишком страстной, но нежной и радостной любви; о забавных приключениях; о долгожданных победах. Читатели ждут, а писатели — жмутся. То есть они понимают, чего желает покупатель. Но дать ему этого не хотят. Потому что не видят заказчика своего труда в читателе (как не видел г-н Доренко заказчика в телезрителе). Их заказчики — политические силы и специальные интересы, а их передачи и книги — не способы воодушевлять людей, но способы морочить им голову.

А ведь как бы был хорош г-н Доренко в роли доброго человека, несущего зрителям и читателям добрые вести. Как был бы успешен в амплуа героя, дарящего людям надежды и мечты…

Но он не таков. И его книга ничего никому не дарит.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Современное искусство. Искусство современности
Концепт
Волшебный инструмент управления
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Секретная лаборатория рамок и правил
Редакция «Со-Общения»
Искусство пути или путь искусства
Виктор Осипов Агентство эффективной культуры
Любопытная Россия
Екатерина Дёготь критик, куратор
Бренд против Рембрандта
Татьяна Апатовская менеджер по маркетингу «СЖС Восток Лимитед»
Практика
В будущее возьмут только амбициозных
Виктор Мизиано критик, куратор, главный редактор «Художественного журнала»
Гаммы и концепты
Кто матери-современности ценен?
Сергей Соловьёв арт-критик, РДВ-медиа
Золотая нить Натты Конышевой
Вильям Мейланд искусствовед
Терещенки
Михаил Кутузов OOO «Клуб Династия»
Боевые искусства
Третья макушка планеты
Константин Возников Почётный Президент Крымской Федерации Го
Анатолий Чубайс обогрел современное искусство
По материалам газеты «Коммерсантъ»
Ноль is the message, или как «быть понятым своей страной»?
Ирина Чукомина, специальный корреспондент «Со-Общения» в Санкт-Петербурге
Члены РАСО обсудили структуру управления ассоциации
Алексей Екимовский Центр содействия коммуникациям
PRoba 2006: «пиар» и брызги шампанского в Эрмитаже
Ирина Чукомина, специальный корреспондент «Со-Общения» в Санкт-Петербурге
Новый взмах «белого крыла»
По материалам агентства «Ньютон» www.newton-pr.ru
Оперативный простор
Блестящий базар иллюзий
Ольга Муратова Обозреватель журнала «Со-Общение»
Mедиа из — ?
Музыка русской Америки
Олег Дивов писатель
Бумажный кирпич
Эдуард Михневский
Из ящика — в литературу
Арсений Несмелов
«Дурь». Цель рождает средства
Кирилл Шаманов
Как мы делали этот номер...
Уважаемая редакция
Актуальный сюжет
Оппозиция: горячий декабрь
Эдуард Михневский обозреватель «Со-Общения»
Московские выборы 2005: пир победителей
Дмитрий Мисюров политолог, корреспондент журнала «В мире науки»


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.