Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2005 / Образ. Связность. Предприятие / Практика

МЛМ: мифы и реальность

Куда ни кинь — всюду миф


Яков Львовский Координатор социального проекта «Степень свободы»
psihi.ru@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Наша задача — рассказать об истории и теории МЛМ-сетей. При этом мы не будем останавливаться излишне подробно на обсуждении азбучных истин — будь то история МЛМ в мировом масштабе, или преимущества тех или иных маркетинг-планов, а остановимся на вопросах менее известных, зато представляющих больший практический интерес.

Итак, вначале об истории МЛМ. Предпосылки этого экономического, социального и культурного феномена складывались в США в 20-30-е годы прошлого века. Реализовались же они лет этак 30 спустя, опять же на МЛМ-родной американской земле[1], и породили буквально бум «сетевого бизнеса» к концу ХХ века[2]. В Россию МЛМ пришёл в начале 90-х годов вместе с «ветром перемен» и «вольным воздухом свободы[3]». Вначале это были, естественно, иностранные МЛМ-компании, главным положительным итогом работы которых в нашем отечестве стало появление новой социальной прослойки российского общества — дистрибьюторов МЛМ. К середине 90-х стали появляться МЛМ нового типа — смешанные, то есть полуроссийские-полузападные. После же приснопамятных событий августа 1998 года в российском сетевом бизнесе возобладала патриотическая тенденция — появление отечественных компаний, ставшая устойчивой[4] и превратившаяся в магистральное направление развития МЛМ в России.

Впрочем, все эти факты хрестоматийны и уже сами по себе стали достоянием истории. Гораздо более важное значение для нас имеет взгляд на глубинные исторические корни МЛМ, для «откапывания» которых необходимо произвести своего рода археологические раскопки, доходящие до весьма глубоких слоёв почвы антропогенного происхождения, вплоть до «культурного слоя» эпохи каменного века. Эпохи, когда на заре истории человечества происходило зарождение древнейших людских общностей (термин «общество» едва ли применим к тому смутному времени).

И в этом контексте исторические корни возникновения МЛМ (в ХХ в.) уходят поистине в глубину веков, в седую старину. А именно, в древнейшие социальные отношения — родо-племенные, с их характерной иерархией, игравшей важнейшую адаптивную роль, обеспечивавшей групповую сплочённость как ресурс выживания. В наш просвещенный век эти стереотипы социальной связности трансформировались в клановость, или в современной фразеологии — «семейственность». Которая по-прежнему продолжает играть в социуме полезную, приспособительную[5] роль. Это своего рода подсознательный протест масс против формализации общения и обесценивания межличностных связей, свойственных современному образу жизни. Избыточно рационалистичному, во многом неестественному для человека, противоречащему природным коммуникативным потребностям последнего. Ведь человек, как давно уже поведали нам философы-классики, есть существо общественное…

Отсюда проистекают тенденции к росту нелогичности массового сознания[6] и к массовому слиянию людей в неформальные общности[7]. Порождением этих тенденций и является феномен МЛМ, основанный на инстинктивных механизмах человеческой психики и являющийся их приспособлением к социальным и экономическим реалиям нашего времени. С этой точки зрения, возникновение МЛМ представляет собой естественное проявление на социальном уровне глубинных человеческих инстинктов, помогающее людям преодолеть упомянутую неестественность современного образа жизни. Сошлёмся на слова С.С.Аверинцева, сказанные во времена не столь давние по поводу российской ментальности: «Нынче в обществе нарастает нелюбовь к двум вещам: к логике и к ближнему своему». Если первое МЛМ использует для своего развития, то второе — нейтрализует в меру сил и возможностей, помогая людям преодолеть экзистенциальное одиночество и социальную разобщенность.

Это — то, что касается истории МЛМ, или точнее, генезиса феномена МЛМ в разрезе его историко-психологических корней. А в отношении же теории МЛМ необходимо особо выделить её мифологический аспект, зачастую игнорируемый и замалчиваемый — причём совершенно напрасно.

Как известно, все большую роль в жизни современного общества играют социальные мифы. Будь то миф о счастье,.. миф о преуспевании,.. миф о справедливости… Подчеркнём: мифы, которые играют позитивную роль, выступая инструментом общественной связности, социальной интеграции, приспособительного использования нелогических, иррациональных механизмов как индивидуального, так и массового сознания. Они выступают инструментом более полного осознавания индивидом своей идентичности, своих жизненных интересов и целей, их общности с окружающими. Именно к подобным позитивным феноменам массового сознания и относится маркетинговый миф, лежащий в основе любого успешного МЛМ.

Мифы традиционно играют в отечественной истории и российском менталитете особую роль, существенно более значимую, чем в культуре рационального Запада. В этом ярко проявляются особенности «загадочной русской души» — и её психологии, и её физиологии. Это, в частности, является одной из главных причин того, почему МЛМ прижились и пустили устойчивые корни именно на российской почве. И приносят обильные плоды, и растут и ветвятся, и множатся — пышнее, чем на своей западной, рационально-меркантильной исторической родине.

Говоря о мифологической основе МЛМ, необходимо обсудить два вопроса, вытекающих друг из друга, неразрывно связанных, как две стороны одной медали: миф связности и связность мифа.

Миф связности

Понятие связности сегодня настолько широко используется в естественных и гуманитарных науках, что обрастает некоторым ореолом, само по себе превращаясь… в миф.

Конечно же, миф практически полезный и конструктивный. И с этой точки зрения, МЛМ — это социальная связность, создаваемая общей мифологией, разделяемой всеми участниками. Словом, куда ни кинь — всюду миф…

В управлении подобной МЛМ-структурой, с учётом её связности, опорными критериями являются, наряду с экономическими показателями, её стратегическая устойчивость и перспектива развития, учитывая как интересы элементов системы (отдельных людей), так и возможности развития самой системы.

Позитивным ресурсным результатом развития является достижение такого состояния, когда взаимодействие участников системы переходит в их «взаимосодействие[8]». Применительно к системам микросоциальным, на языке социальной психологии подобное состояние принято называть коллективизмом (Б.В.Петровский).

Любая сеть МЛМ, любой сетевой бизнес — это открытая система, внутри которой что-то движется и выносится наружу, как взаимообмен с внешней средой — не только как движение товаров, протекающее в направлении «изнутри» МЛМ «наружу» и движение денег в направлении «снаружи» сети «внутрь» (с последующим перераспределением внутри сети). Конечно, это потоки товарные и денежные. Но это ещё и потоки информационные, и потоки психологические — как суггестивные, так и эмоциональные. Обеспечивающие связность внутри корпорации, как совокупность протекающих в ней потоков, создающих связи между участниками. Потоки, выполняющие две взаимосвязанные задачи:

(1) удержание структуры в процессе общей деятельности, опирающееся на механизмы самоорганизации. Чем интенсивнее поток — тем сплоченнее структура. С известными феноменами «критической массы» и «снежного кома».

(2) пропускание «энергетики» продукта — тех посланий, которые МЛМ даёт дистрибьюторам (и через них — потребителям) вместе с продуктом.

И то, и другое на уровне поведенческом представляется социально опосредованным проявлением инстинктов (У.Мак-Даугалл). А на уровне сознательном, рефлексивном — интерпретацией мифа.

Что касается непосредственно продаж (так называемых «прямых»), то они в МЛМ также представляются не только как товарообмен, но и как способ коммуникации. Что для участников сделки может быть не менее ценно, чем её материальная сторона.

Практическая же организация МЛМ-структуры формируется на основе системного подхода.

Построение сети может сочетать как принцип самоорганизации («снизу вверх»), так и элементы централизации («сверху вниз»). То и другое объединяется в едином организующем, системообразующем для МЛМ принципе иерархии. В свою очередь, опирающемся, как уже было показано, на инстинктивные, эмоциональные и нелогические механизмы[9] человеческой психики.

Связность мифа

По большому счёту, МЛМ представляет собой сеть для трансляции мифа. Миф при этом может служить не только средством привлечения или удержания участников МЛМ, но и мощным инструментом мотивации консультантов, повышения их психологической приспособляемости и стрессоустойчивости.

Каким критериям должен соответствовать миф, закладываемый в фундамент строительства МЛМ?

Для этого миф должен быть связным и ёмким, целостным и эмоционально «заряженным». Он должен быть личностно и социально приемлемым и полезным для участников МЛМ. И должен хорошо транслироваться по сети — преодолевая информационные барьеры (по Поршневу), связанные с непониманием.

Миф должен также легко переноситься наружу, за пределы сети, в социум — при наличии в массовом сознании подготовленной почвы.

Чем в большей мере миф соответствует собственным внутренним тенденциям динамики массового сознания, тем более он востребован. И тем более успешен основанный на нём МЛМ.

Можно сказать, что квинтэссенция подобных мифов всегда сводится к известной краткой формуле универсального решения жизненных проблем: «Из ситуации.. (далее вписать конкретный вариант) есть выход!»

В этом проявляется позитивная, жизнеутверждающая роль мифотворчества, а также конструктивная жизнеорганизующая роль МЛМ в целом для его участников.

Остается добавить в качестве резюме, что правильное понимание описанных теоретических фундаментальных основ МЛМ — как культурно-исторических, так и мифологических — имеет для профессионалов сетевого бизнеса непосредственное практическое приложение, позволяя им успешнее развивать дистрибьюторские организации.



[1] Отголосками этого периода являются бренды-«ветераны» сетевого бизнеса, получившие некоторую известность среди отечественных дистрибьюторов — Amway, Mary Kay, Herbalife…

[2] Продолжающийся и по сей день, в эпоху глобализации — в масштабе уже транснациональном.

[3] Мы имеем в виду свободу экономическую.

[4] Как можно полагать, и впредь — на отдаленную историческую перспективу.

[5] Конечно, только для тех, кто принадлежит к той или иной «семье» (в том числе в элитном контексте) или клану (в контексте более обыденном).

[6] Говоря языком психологии, иррационализации и мифологизации

[7] Иначе, к социальному группированию

 

[8] Когда каждый участник системы помогает другому на основе общности интересов.

[9] Иррациональные, бессознательные


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Образ. Связность. Предприятие
Концепт
Делец — герой новой России?
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Предприятие. Это звучит дорого.
Редакция «Со-Общения»
Алексей Нечаев: русские не сдаются!
Алексей Нечаев член Совета по конкурентоспособности при Председателе Правительства Российской Федерации
Практика
Задачи должны быть на грани возможного
Александр Даванков председатель правления компании «Фаберлик», вице-президент компании
Чтобы управлять сетью
Борис Островский генеральный директор фирмы «Ремида Консалт»
МЛМ: мифы и реальность
Яков Львовский Координатор социального проекта «Степень свободы»
Как хорошо быть дистрибьютором
Лев Белогородский психотерапевт, Леон Марков маркетолог
Продавец-покупатель
Марк Сандомирский Ведущий преподаватель Института групповой и семейной психотерапии
От довольного клиента к довольному сотруднику
Мартиньш Чаксте Исполнительный директор «Цептер Интернациональ Россия»
Боевые искусства
Играй в Го
Михаил Емельянов помощник Президента Федерации Го
Оперативный простор
Шаги к счастью и обратно
Елена Русская психолог, руководитель Русской школы имиджа
Язык красоты
Нина Попова главный редактор журнала «Новости в мире косметики»
Красота. Женщина. Бизнес
Материал подготовила София Мирская
Гений полёта
Михаил Кутузов OOO «Клуб Династия»
Приглашение на…
Дмитрий Петров
Как мы делали этот номер...
Редакция «Со-Общения»
Актуальный сюжет
Париж — Москва. Далее — всегда?
«Поколение будущего»
Мартина Ренье преподаватель французского языка и литературы, Париж
Какова культура, таков и социум
Аньес Мир французская актриса арабского происхождения, Париж
Они упустили момент
Вадим Глускер Директор парижского представительства НТВ
Постнатурализация
Сергей Градировский директор ЦСИ ПФО, зам. директора Центра региональных исследований АНХ при Правительстве РФ, Татьяна Лопухина эксперт ЦСИ ПФО
Это просто праздник какой-то?
Эдуард Михневский специально для «Со-Общения»
Марина Литвинович: фиг с ней с цензурой, я — мать!
Марина Литвинович советник председателя Комитета «2008: СВОБОДНЫЙ ВЫБОР» Гарри Каспарова
Проект «Касьянов»
Станислав Радкевич руководитель департамента аналитики Группы компаний «НИККОЛО М»
Со-общения


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.