Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/11/o/4


Приглашение на…

Не все знают, что есть писатели, которые, кроме того, что сочинительствуют, — тщательно изучают мир. Его искусства, соблазны, восторги, пороки, приколы, устройство, состав. Вот, например, Антон Чехов, Михаил Булгаков и Василий Аксёнов — простые русские доктора, а какие удивительные вещи открыли и рассказали, лежащие далеко за пределами, собственно, писательства. При серьёзном, конечно, рассмотрении. Вот и Павел Крусанов, казалось бы, обыкновенный исследователь современного искусства, игрун, лудизатор… А вон куда дерзнул — на вершины идеологического конструирования и имперского мироустановления. Ну, что тут скажешь — ход.

Павел Крусанов, Американская дырка, «Амфора», СПб.: 2005

Из-под глыб

Люди, которые никогда и ничего не сверлили, а, тем более — не бурили, среди читателей найдутся наверняка. Это понятно.

А между тем выражение «Контора Глубокого Бурения» крепко вставилось в сознание изрядной части наших граждан. А ведь от такого бурения могут случиться события, способные перевернуть мир. Что и происходит. Пока — в новой книге Павла Крусанова.

То есть, представьте — бурят где-то геологи бездонную скважину, предполагают найти нечто полезное (либо, как минимум — чуть больше понять про устройство планеты, на которой тусуется род человеческий), и тут из глубин извергаются сущности, натурально смущающие не только человеческое воображение, но и многое другое.

Может, например, на проходе двенадцатого километра — из-под, что называется, глыб — вылететь огненный дух из породы ифритов, взять курс на Москву и сгинуть. А может явиться что-то такое, что всю дневную смену усыпит, а во сне представит ей геенну огненную, и очнувшиеся все как один ослепнут.

Но это всё — цветики-лютики, фигня незрелая.

А реально прикол в том, что, например, в Союзе всё кувырнулось, и разъехалось, и перестройка началась потому, что исследователи недр ринулись бурить непомерную Кольскую скважину. А некая сила, не желающая преждевременного вторжения в подвластные ей пространства, вынырнув на поверхность, всё и всех пробила на непонятно чего — на хаос, беспредел, бардак, ну, вы, в общем, в курсе.

А ведь могло бы приключиться ещё куда более непонятно чего, если бы денег хватило и скважину не пришлось законсервировать…

Не графское это дело…

…Америки закрывать. Но пришлось Мальчику Евграфу потрудиться и пройти часть пути по жизни не «как законченному графу»[1], а как разрушителю колоссов. Случайная встреча в питерском кафе привела его в компанию «Лемминкянен» (российскую — просто название такое)[2].

А дальше у него продолжилась любовь (и, возможно — не одна), случилась ревность (точно — не одна), приключились приключения (в том числе — путешествие

по родной стране без мобильника и проведение тончайшей гуманитарно-техно-логической операции по быстрому превращению Соединённых Штатов в чепуху из-под ногтей), совершилось жертвоприношение (читайте текст). А плюс ко всему — «череп треснул»[3].

Но, как бы то ни было, в ходе этих увлекательных перипетий пришло (а точнее — было принесено) понимание, что наша страна может вновь стать великой. И нужно для этого воплотить пять принципов: Россия — империя, и она не может быть ни чем иным; Россия — великое государство, и она не может быть ничем другим; Россия — православное государство; Россия — страна общинная (рой пчёл, покрытых единой верой, а не шайка амбарных мышей, гребущих под себя). И, наконец, Россия — страна свободная, и иной быть не желает.

Властитель дум?

К каждому принципу прилагается расшифровка, вложенная автором, дерзнувшим сформулировать одну из возможных русских идеологий, в уста персонажа, про которого не ясно — он кто. То ли хитрое альтер эго (хитрое потому, что авторское «я» — это Евграф), то ли — гений-искуситель, то ли — «трикстер безбашенный», а то и всё вместе…

И в случае воплощения этих принципов и сопутствующих мер, при их подобающем технологическом сопровождении, Россия по Крусанову может стать центром и оплотом спасённой европейской цивилизации — мирным, великим, милым и всемогущим «Римом в снегу».

А ключевое условие такого развития событий — это крушение США по модели, сходной с той, по которой крушили СССР.

Обеспечить его могут, конечно же, не генералы и само собой — не политики, а компактная (откуда ж большой взяться?), действующая в логике спецназа, группа мастеров над поведением и деятельностью людей.

Тех, что способны мыслить и действовать и локально, и глобально, брать в расчёт, но не использовать инструменты горячей войны, а холодную завершить так, что реванш России и русского мира[4] станет не то чтобы обеспечен, но возможен.

Так автор примерил на современного русского писателя платье властителя дум. А на современную русскую литературу — мантию великой русской литературы. Той, что вменяет читающему классу образцы и примеры.

Той, что творит тексты прямого действия, побуждающие читателя кпересмотрам, к переходам в новые качества, к другим прочтениями мира и своего места в нём.

***

Стоп. А что же я не поразмышлял о забавной аллюзии к Набокову? Зря что ли главный (как бы) герой неугомонно ловит жуков, как автор «Приглашения на казнь» — бабочек?

И почему не написал о работе Павла Крусанова с образом Сергея Курёхина?

А потому, что, похоже, Крусанова, Набокова и Курёхина, а точнее — их образы, связывают отношения настолько специальные, что лучше оставить их автору, его тексту и читателю.



[1] Помните, у Б.Г.: «Мальчик Евграф шёл по жизни как законченный граф…»? Главного (как бы) героя книги «Американская дырка» так и зовут — Евграф, а фамилия у него Мальчик. «Известный номер», как говорит один из важных участников истории.

[2] Лемминкяйнен — финно-угорск. Герой. Подробности — в материалах Северного проекта — эпосах и сагах. Полезное чтение.

[3] Так в начале 90-х называли состояние, которое в середине 0-х значит «крыша поехала».

[4] Автор дважды употребляет в книге словосочетание «русский мир» — тонкий ход, интригующий издателей и читателей «Со-Общения».

Дата публикации: 07:43 | 01.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.