Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/11/o/1


Язык красоты

Общаясь с миром, мы ищем и осваиваем подходящие языки. Ошибиться — значит быть не понятым. И, возможно — отвергнутым. Испокон веков люди использовали разнообразные снадобья, чтобы облегчить это понимание. А их производители и продавцы искали новые способы менять нормы и рамки поведения и деятельности людей с помощью своего товара. Многим это удавалось. И удаётся до сих пор.

 «День за днём я крашу красным свой рот. День за днём я мажу синим глаза. Чтоб под маской Коломбины скрыть взгляд Пьеро. Чтоб резвяся, играя слова свои сказать…»

Ирина Богушевская. «Песенка на память».

Лицедейство

Неделю назад зашла одноклассница — редактор отдела красоты журнала «Крестьянка». Обычно она приходит с банальной целью забрать журналы, а заодно «пощебетать» о том, где найти специалистов, способных «сделать щёки впалыми», а также о том, что ухаживать за руками (что бы там ни говорили производители косметики) на самом деле нужно при помощи картофельного отвара… В общем, всё как всегда.

Я и мои коллеги уже привыкли, что достаточно представиться редактором журнала со столь специфическим названием, чтобы визави тут же рассказал о своих проблемных зонах, поделился секретами, испросил профессионального совета, и, в конце концов, задал сакраментальный вопрос: «а какой крем лучше?».

Однако на сей раз нас ждал рассказ о перипетиях, в которые попали сотрудники «Крестьянки» после покупки журнала новым владельцем. Конечно, всех уволили. Но задело человека не это, а причина, по которой ей было отказано в месте: перламутровые тени для век! Именно они «просигналили» даме-боссу о несовпадении образа кандидата на должность с этой должностью. На деловые переговоры накрашенной так не ходят! Босс это знала. Точка.

Хуже перламутровых могли оказаться только голубые тени, уж вы мне поверьте….

Первая реакция на рассказ была такой: «Ну и стерва!». Это о боссе. Кто-то вспомнил фильм «Игрушка» с Пьером Ришаром, где героя уволили за влажные ладони… В общем, всё изложенное показалось дикостью. И стало поводом для причитаний из серии «куда мы катимся?» Я же предположу, что на самом деле участников беседы травмировал факт незнания неписаных правил, которые участвуют в нашем «самопозиционировании» в обществе.

Внешность — сложнейшее послание; если говорить языком Бодрийяра — текст, который окружающие непрерывно прочитывают. Сам же человек активно «пишет» его всю жизнь. Мыслями и переживаниями, которые отражаются на лице в первую очередь. И во вторую — косметикой. Или её отсутствием. И, ей богу, глупо думать, что отсутствие макияжа,якобы принятое в «хорошем обществе» в советское время, говорит об отсутствии специального «общественного регламента» на этот счёт.

Из глубины веков

Этот регламент возник вместе с обществом.

В Древней Индии, например, косметикой пользовались абсолютно все, включая маленьких детей. Какой рисунок будет нанесён на лицо, определялось кастовой принадлежностью и родом занятий. А теперь сравните это с некоторыми пунктами визуального кода, принятого сегодня в

России. Уже упомянутые голубые тени, в сочетании с чёрными «стрелками» и алой помадой — разве не таково распространённое толкование понятия «красиво» в среде женщин за пятьдесят с средним или неполным высшим образованием, как правило, состоящих на государственной службе? А вот глаза, густо обведённые чёрным карандашом, зелёные или золотистые тени, плюс — помада фиолетовых оттенков говорят о том, что перед вами, скорее всего, учащаяся техникума.

А вот среди редакторов глянцевых изданий женщин с «нарисованными лицами» вы не найдёте, хотя все они косметикой пользуются. Просто тонкий слой тонального крема, лёгкий перламутровый блеск румян и немного туши на ресницах вы вряд ли заметите, а краситься тенями для век или яркой помадой в этой среде не принято. В общем, разница только в «рисунке»; от «касты» к «касте», от страны к стране и от эпохи к эпохе он меняется. Но его наличие никогда не оспаривается.

Вопрос: зачем людям во все времена нужно вносить коррективы в то, что дала природа? И ещё: почему — строго определённым способом?

Это биология. изучи её…

Историки доказали: усовершенствованием внешности человек занимался с того момента как выбился в хомо сапиенсы. Зачем? Этнопсихологи считают, что любая традиция, закреплённая в веках — целесообразна. И свинину мусульманам запрещено было есть не почему-нибудь, а в силу того обстоятельства, что это мясо, в отличие от баранины, не вялится и долго не хранится. То есть в кочевой жизни оно просто опасно.

Примерно тем же объясняется пристрастие человечества к косметике. Потому-то, например, привычка людей одного из африканских племен фиксировать прическу смесью глины и навоза, объясняется желанием обеспечить волосам защиту от ультрафиолета. Потому-то древнеегипетская мода на широкую черную полосу вокруг глаз была обусловлена целебными свойствами краски («мастим»), предохранявшей веки от солнца и сухого ветра…

Конечно, с тем, что корка из глины и навоза превращается в шлем, под которым никакие лучи не страшны, спорить трудно; как и с тем, что тональный крем, которым пользуются наши современницы «предохраняет кожу от негативного воздействия окружающей среды» (как утверждается в пресс-релизах). Но что-то мне подсказывает, что для женщины, делающий макияж, этот мотив — не главный. Как не был он главным и для наших пращуров.

Красота как война

Строго говоря, возможности, которые даёт изменение внешности, первыми оценили мужчины, освоив искусство макияжа задолго до женщин. «Боевая раскраска» использовалась ими для привлечения слабого пола, но в основном для устрашения противника. Морального и психологического его подавления. С тех пор утекло много воды, мужчины придумали много новых способов пугать друг с друга, а макияж остался, ибо его «поражающая противника» мощь никуда не делась. Просто древняя его функция трансформировалась.

Психологи утверждают: миллионы женщин, брошенные в рыночную стихию из относительно спокойного советского быта и вынужденные жить в условиях конкуренции, совершенно изменили свое отношение к косметике. Теперь она трактуется ими как союзник, например, в «офисных войнах», где побеждают энергичные и высоко мотивированные, а значит — здоровые и с блеском в глазах! А тут без достижений индустрии красоты — никак. Кстати, по результатам опроса, проведённого компанией The Aziz Corporation из 100 работодателей, четверть предпочитает поручать ответственную работу женщине, которая каждый день появляется в офисе в макияже. Остальные считают, что ухоженная и накрашенная женщина вызывает к себе большее доверие как к профессионалу.

И это все для них?

Этим летом мне довелось участвовать в прямом эфире передачи «Море позитива» на молодежном телеканале О2. Я рассказывала обо всех известных мне возможностях, которые есть у современной индустрии красоты для работы с человеческой внешностью. Потом наступило время звонков телезрителей. Звонили в основном женщины. Их интересовало, можно ли делать подтяжку в тридцать пять, каким кремом пользоваться, чтобы извести одновременно морщины и пигментные пятна, стоит ли надеяться на огуречные маски, правда ли, что существуют духи-аттрактанты… И вдруг в студии раздался мужской голос.

Александр, кажется, тридцати восьми лет от роду вопрошал: зачем женщины «обманывают мужиков»! Это же только производителям косметики нужно! — гремел он, — мы все — жертвы их алчности. Резюме было суровым: «запретить бабам нами манипулировать! Встречаешься с женщиной и не знаешь, правда ли она такая, какой ты её увидел, или это всё легко смывается»!..

Тогда мне удалось отстоять доброе имя тех, кто создает косметику, сказав, что, пожалуй, производители одежды, «виноваты» перед «мужиками» гораздо больше; встречаешься с женщиной и не знаешь, правда ли у неё такая тонкая талия и пышная грудь или это особенности кроя. Однако отменить одежду как средство введения в заблуждение потенциального полового партнера пока никому в голову не приходило. И всё же…

Крик души Александра озвучил две проблемы. Первая — действительно ли женщины постоянно оспаривают мнение Создателя о собственной внешности ради мужчин (вернее, ради их любви)? Вторая: действительно ли столь активное потребление косметики и косметологических услуг обусловлено реальной в них необходимостью, а не навязывается производителями, чья единственная цель — сверхприбыли.

Начнём с первой. Подозрения ревнивых мужей всех времён и народов, что женщина, красящая губы или волосы, хочет привлечь внимание мужчин, не так уж безосновательны. Кто из нас хотя бы раз не думал всерьёз, что красота есть обещание счастья? А счастье подавляющим большинством женщин понимается одинаково — «был бы милый рядом», ну и ещё парочка восхищённых поклонников на заднем плане.

Согласно этой логике, кратчайший путь к успеху — изменить внешность. В лучшую сторону, разумеется. А потому, чтобы «получить» или «удержать» выбранного мужчину нужно максимально приблизиться к идеалу красоты… В этом месте люди интеллектуальные обычно вспоминают о примате внутреннего над внешним (не спорим!) и о непостоянстве, изначально присущем «идеалу красоты». Нет смысла перечислять навязшие в зубах примеры про рубенсовских толстушек, анемичных аристократок XVIII века и крепышек-комсомолок века XX, чтобы понять, как разительно они отличаются от принятого сегодня идеала — Женщины-Барби.

Да, общество постоянно меняет взгляды на то, что считать в человеческой внешности красивым, однако у всех этих «идеалов» есть общий знаменатель. Ещё ни разу за всю историю человечества в моде не была кожа, поражённая акне или псориазом, тусклые, безжизненные волосы или мешки под глазами. А значит, не так уж и не правы современные женщины, активно пользующиеся всеми последними достижениями индустрии красоты, чтобы компенсировать урон, наносимый их внешности временем, стрессами и плохой экологией. И одной из целей (не единственной, разумеется) достигаемого внешнего совершенства, конечно же, становится внимание мужчины. Ведь согласно всё тем же психологам, здоровье — а именно его внешними признаками являются чистая упругая кожа, блестящие глаза, густые волосы и румянец — привлекает не только работодателей. Считается, что все без исключения особи мужского пола подсознательно стремятся к такой самке, поскольку это некая гарантия получения здорового потомства. Ведь для того, чтобы продемонстрировать свои исключи

тельные душевные и деловые качества, нужно сначала сделать так, чтобы на тебя обратили внимание, выбрали среди многих. Согласно этой теории, используя кремы, румяна, помаду и мусс для укладки, увеличивающий объём волос, женщина не просто потакает слабостям или слепо копирует призывы рекламы, а заботится о выживании вида, подчёркивая свои репродуктивные способности…

Где будем делать талию?

Но сложность в том, что в реальности для получения искомого результата совсем не обязательно демонстрировать такое количество внешних достоинств. Вернее, совсем не нужно демонстрировать максимальную приближённость своей внешности к идеальной. А между тем, большинство женщин, по крайней мере, в России, в последнее время буквально одержимы именно этой идеей.

Вот и получается, что если из подобной одержимости вычесть естественное стремление к красоте, порождённое биологической частью нашей натуры, всё равно останется целый воз неудовлетворённых потребностей в дальнейших манипуляциях с внешностью. Получаются, что их нам прививают?

Отчасти, да. Триумфальное шествие по стране Его Величества Гламура, вычеркнувшего из жизни общества пятидесяти-шестидесятилетних женщин и постоянно навязывающего всем некий единый стандарт того, как нужно выглядеть, создало поле потребностей, превышающее пределы необходимого. Появилась избыточная потребность в красоте.

Ведь никакими естественными причинами не объяснишь желание такой молодой, любимой и успешной женщины как, например, Екатерина Стриженова увеличить грудь чуть ли не до размеров пресловутой Памелы Андерсон. Как нельзя ими объяснить и навязчивое желание миллионов юных дев любой ценой втиснуться в параметры: 90-60-90…

Всемогущий (пока!) Гламур, чьим рупором являются многочисленные глянцевые журналы, принёс-таки в массы свою красоту. Правда, на поверку оказалось, что, сделав красоту в её гламурном понимании широкодоступной, глянец лишил нас красоты истинной, невозможной без такой малости как индивидуальность. А она-то как раз и снимается, удаляется, вытесняется. Именно об этом говорил один наш известный режиссёр, грустно констатировавшийв одном из интервью: красоток становится всё больше, а красивых женщин — всё меньше.

Чего нельзя было сказать о временах, когда индустрия красоты была развита не в пример меньше…

Общество — не жертва

В октябрьском номере «Новостей в мире косметики» мы опубликовали материал-размышление о «судьбах» мужской косметики.

Для производителей картина получалась не весёлой: прогнозируемого несколько лет назад бума на мужскую продукцию не случилось. Русские мужчины «освоили» такие продукты как средства для и после бритья, а также туалетные воды, которые наконец-то стали использовать по назначению, а не в качестве дезинфицирующего средства, которым «прижигаются» мелкие порезы бритвой, и…остановились на этом.

Ни громкие запуски мужской декоративной косметики, ни кампания в прессе, убеждающая сильный пол в том, что принимающий ванну с ароматическими маслами и одновременно поправляющий маникюр мачо — не фантастика и не признак скрытого гомосексуализма, а норма, не привели к существенному увеличению спроса на мужскую косметику.

Ибо образ героя, принятый в современном обществе не предполагает такого отношения к внешности. И судьба этого сектора зависит от того, как изменится образ героя в ближайшем будущем. Тот же вывод верен и в отношении женщин.

От того, какой женский образ станет самым притягательным, будет зависеть и наше отношение к тому, что мы будем считать красивым, необходимым и достаточным.

Очевидно, что сейчас производители косметики могут активно участвовать в этом процессе, формируя не только отношение российских женщин к собственной внешности — ибо это только вершина айсберга — но и в формировании ценностей общества, касающихся любви, семьи и карьеры. Путь значительно более длительный и затратный, но в конечном итоге — стратегически более оправданный. А главное — благородный.

Дата публикации: 06:30 | 01.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.