Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/11/a/7


Проект «Касьянов»

Безнадёжный кадровый вакуум в рядах российских оппозиционеров в очередной раз обнаружился прошлой зимой — в дни Гражданского форума. Именно тогда аналитики и заговорили о Михаиле Касьянове как о возможном кандидате в президенты. …Но вот заговорил сам бывший премьер: даёт интервью, устраивает пресс-конференции, встречается с политиками. Слово сказано: власть. Тут же — из уст депутата Александра Хинштейна — прозвучал и ответ: «Коррупционер!» Проект пошёл… Что предлагает бывший премьер-министр? Как он это делает? Зачем? И в чём причина его недавних намёков на возможность отказа баллотироваться. Эти вопросы обсуждает руководитель департамента аналитики Группы компаний Станислав Радкевич.

Что?

Михаил Касьянов ворвался в российскую политическую жизнь с реформистким посланием. В России, сетует он в интервью элито-ориентированному «Коммерсанту», идёт «сворачивание демократических свобод».

Во-первых, упразднена «региональная власть»: в смысле, у губернаторов больше власти не осталось.

Во-вторых, СМИ занимаются промыванием мозгов и прокремлёвской пропагандой.

В-третьих, «сужается политическое поле»: новые законы о выборах и о политических партиях затрудняют участие людей в политике.

Альтернатива, по экс-премьеру, — это, прежде всего, чёткое разделение ветвей власти. Президенту надлежит выполнять функции британской королевы: царить, ничем не управляя. Руководимое «сильным премьером» правительство, включающее «силовой блок», должно формироваться думским большинством. Судебной власти предоставляется реальная, а не формальная независимость.

Полностью свободной должна быть и «четвёртая власть» — СМИ.

«Как минимум один из общенациональных телеканалов, — легко переходит от абстрактного к конкретному Михаил Михайлович, — должен быть приватизирован».

«Предположим, НТВ, непрофильный актив «Газпрома», который теперь в Газпромбанке, — продолжает он, — почему бы его не распродать, давая не больше 10–15 % акций в одни руки? Тем самым мы можем обеспечить журналистам независимость не только от государства, но и от владельца».

Представляясь радикальным либералом, Михаил Касьянов, тем не менее, всё время подчёркивает, что намерен перестроить современную государственно-капиталистическую систему в России всецело. Но опыт украинской «оранжевой революции», равно как и любые попытки проводить параллели между ним и Виктором Ющенко, экс-премьер отвергает. Он выражает готовность встать во главе единой лево-правой оппозиции и смело называет зюгановскую КПРФ «уже социал-демократами».

«Для меня важны не способы достижения цели, — тут же признаётся Михаил Михайлович, — а само достижение цели».

И поэтому так и остаётся не ясным, зачем он снова и снова повторяет трюизм о недопустимости революционных эксцессов в современной России.

То ли и вправду — готов отказаться от властных притязаний, замаячь вдруг впереди угроза гражданского конфликта? То ли — уж пожёг решительно за собой все мосты и готов идти до конца? Вообще, похоже, случай Касьянова — как раз того рода, когда важно не столько что, сколько как говорят.

Как?

Михаил Михаилович — два в одном. Он очень добросовестно старается обернуть в народную упаковку даже самые причудливые для народа идеи.

«Я не верю, чтобы у нас в стране кто-нибудь мог заставить человека отказаться от убеждений, — рассказывает он, например, в интервью Алексею Венедиктову на «Эхе Москвы». — Я всем своим нутром не хочу в это верить».

В его выступлениях и интервью ничего не стоит найти абзац-другой, где слово люди (этот не совсем точный аналог английского people — не от заграничных ли политтехнологов?) повторяется через фразу.

Он снова и снова заговаривает о «социальных проблемах», о зарплатах врачей и учителей, но при этом обсуждает «социалку» недолго, торопится перейти к вещам, по-настоящему для себя важным и интересным.

По-настоящему живо и убедительно он «звучит» только тогда, когда повествует о том, какими представляются ему нужды и чаяния лишь одной социальной группы — российских предпринимателей.

«Нужно создать систему социального обеспечения, которая была бы ясна каждому, — говорит, например, экс-премьер. — И каждый человек — учитель, преподаватель, — утром слыша по радио, что за первое полугодие года рост ВВП составил 5,5 %, понимает, что через три месяца будет повышение заработной платы учителю, — и дальше (внимание!) — И предприниматель понимает: ага, налог, который я должен буду заплатить, он уже будет в совокупности с моей прибылью меньшим. Это означает, что я смогу инвестировать дальше. Это означает, что я заработаю больше денег, значит, я могу, как мы с женой планировали, родить ещё одного ребенка, и купить ещё дополнительно машину старшей дочери».

Особенно явственно тяжеловатая новорусская буржуазность проявляется в высказываниях Михаила Касьянова о суде над Михаилом Ходорковским. Вообще вся ситуация с ЮКОСом для экс-премьера даже не драма — трагедия.

«В стране идёт передел собственности, — сокрушается Михаил Касьянов. — ...Приходят некоторые люди и говорят: «вы, товарищ, неправильный собственник. Поэтому для того, чтобы вы не волновались, отдайте нам 15 % ваших акций, и тогда всё будет хорошо», — и дальше (снова внимание!) — …Из ваших передач, я слышу вывод такой, что народ считает, что это (суд — С.Р.) справедливо. Но это дремучее… дремучее такое как бы восприятие. Я не призываю людей говорить о том, что это не то, что справедливо… Но если мы всё будем [делать] по справедливости, у нас будет война».

Михаил Михайлович — барин. Он убедительно полон, с иголочки одет и упоительно пахнет. Он солидно ходит. Страшно далёк он от народа. Люди в принципе не верят новым русским барам. А от тех из них, кто пытается говорить на «народном» языке, и вовсе стараются держаться подальше.

В точности по пословице: минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь.

Отсюда следует, что перед имиджмейкерами экс-премьера стоит сейчас задача, хотя и типовая, но, тем не менее, крайне сложная. Им во что бы то ни стало надо сократить дистанцию между клиентом и народом.

А дистанция эта огромна. И пока нет даже намёка на её сокращение.

Опыт первых же выходов клиента «в свет» показывает, что научить его просто

говорить на одном языке с народом абсолютно недостаточно. В этом случае Михаил Михайлович постоянно проговаривается, причём настолько грубо, что любой мало-мальски подготовленный противник обязательно обратит эти проговорки против него.

Значит, надо учить экс-премьера буквально думать «по-народному». А вот это уже — высший класс консультирования и потребует и от консультантов, и от самого клиента поистине громадных затрат сил, времени и денег.

Зачем?

Кому нужно, чтобы за два года до парламентских и за два с половиной — до президентских выборов на сцене появился малопопулярный бывший премьер-министр, проповедующий идеи либерального капитализма в пику нынешнему — государственному?

Неверно думать, что этот проект обязательно режиссируется неведомыми кукловодами со стороны. В принципе, его мог инициировать и сам Михаил Михайлович.

На «штурм неба» экс-премьер может пойти, например, для того, чтобы заработать деньги. Или — чтобы стать депутатом Государственной думы.

Схемы «распиливания» избирательных фондов известны в России со времён Царя Гороха. Их множество, и все работают. Прецедентов удачного использования тактики «бей повыше, чтобы попасть пониже» тоже хватает.

Один из них — случай Владимира Жириновского, впервые получившего повсеместную известность как кандидат на президентских выборах 1991 года и с тех пор не покидавшего политические подмостки, кажется, ни на один день.

Второй, посвежее — «кейс» Мартина Шаккума, который вначале вроде бы непонятно для чего выставил свою кандидатуру на президентских выборах 1996 года, а зато потом по одномандатному округу легко прошел в Государственную думу, где заседает и поныне.

Но даже если идея проекта «Касьянов» принадлежит самому Михаилу Касьянову, можно предполагать, что его интересы в данном случае совпадают с интересами неких «третьих лиц» и сил.

Таковыми, например, могли бы оказаться те же самые политики и бизнесмены на Западе, которые некогда вложились в проект «Ющенко».

С одной стороны, эти люди не могут не знать, насколько проект «К» изначально отличается от проекта «Ю», но с другой, все российские политические проекты, в которые могли бы вложить свои деньги солидные западные фирмы и фонды, можно пересчитать по пальцам одной руки, а бывший российский премьер многим из них лично знаком и на этом основании, возможно, кажется прозрачным.

Нетрудно представить, как Михаила Михайловича поддержали бы те самые новые русские баре, близость которым он обнаруживает буквально на генетическом уровне.

Тут логика примерно та же, что и в случае с западными спонсорами. Большинство политиков и политических организаций, которые в разное время пытались либерализовать непобедимую российскую государственность, — это уже патроны стрелянные и ни на что, по большому счету, не годные. Г-н Касьянов же идет, вроде, на новенького. И возможно, что-нибудь у него может получиться. Ведь новичкам порой везёт...

Свой интерес может быть в этой игре и у некоторых кремлевских мастеров. Обжёгшись на оранжевом украинском молоке, они теперь во все щёки дуют на бесцветную (пока?) российскую водицу. Одной рукой они вполне могли подтягивать на линию старта потенциального кандидата в президенты Михаила Касьянова, другой — двигать туда же и бдительного депутата Александра Хинштейна. Так и получилось, что с выстрелом стартового пистолета один из них припустил к не совсем ясному для себя финишу, а второй побежал вприпрыжку рядом, ругая атлета за неправедно нажитые шиповки и трусы.

Дата публикации: 13:01 | 01.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.