Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2005 / Образ. Связность. Предприятие / Актуальный сюжет

Постнатурализация

Формирование нового направления ГТ происходит в свете факелов горящих авто


Сергей Градировский
директор Центра стратегических исследований ПФО
info@archipelag.ru
Версия для печати
Послать по почте

До недавнего времени европейцы не упускали случая нравоучительно повторить, что интеграция — не улица с односторонним движением. Но с некоторых пор движение на этой улице замерло и, сколь неправдоподобным это ни покажется на первый взгляд, вовсе не потому, что кто-то из участников движения решил его заблокировать — пробка образовалась из-за того, что правила движения устарели и стали оторванными от жизни, мало-помалу, но радикально изменившей и внешний вид, и все устройство иммиграционнонатурализационной «улицы».

Гражданский бунт

Иммиграционно-натурализационная политика Франции всегда была направлена на «беспощадную» (до бессмысленности) ассимиляцию иммигрантов, и до последнего времени как власть, так и самые разные комментаторы оценивали её результаты положительно — во всяком случае, не видели оснований для принципиального пересмотра натурализационной стратегии. Главной проблемой в этой сфере виделась нелегальная иммиграция (и сопутствующие ей теневые бизнесы), тогда как процесс интеграции иммигрантов представлялся более или менее отлаженным и дающим приемлемые результаты.

Однако, будучи сконцентрированной собственно на иммигрантах, натурализационная политика оставляла без внимания их детей: родившиеся уже во Франции или переехавшие в страну в самом нежном возрасте, дети иммигрантов шли в обычные школы и коллежи, следуя тем же путем, что и другие молодые французы. Поэтому казалось, что и вырасти они должны такими же, как все — усвоившими идеалы liberte, egolite, fraternite не хуже остальных.

На самом деле Париж получил натурализованных, но не интегрированных. Иные скажут: псевдограждан, что означает граждан de jure, но не граждан de facto. Нам же представляется, что именно граждан — и на правах граждан потребовавших внимания к себе. Бунтовщики не выступают в роли просителей, они требуют действительного гражданства, допуска к политической реальности и, в том числе, перераспределения национального богатства. Это конфликт допущенных и не допущенных. Волна насилия не носила религиозного или этнического характера, хотя молодые мусульмане — выходцы и потомки выходцев из Магриба и «чёрной» Африки явились основными зачинщиками и участниками беспорядков. Но среди бунтующих было немало выходцев из других, совсем не «исламских», регионов мира.

Вывод: если элиты принимающего сообщества стремятся сохранить управление, им придется заняться натурализацией уже натурализованных и даже натурализацией граждан от рождения — что мы называем политикой постнатурализации.

«Ничейное» поколение

Социальная политика Франции в последние десятилетия была сосредоточена на нуждах граждан пожилого возраста, что объясняется старением населения. Эта проблема поставила во главу угла пенсионную реформу и вопрос реформирования сферы социального вспоможения в целом.

Молодое поколение французов оказалось на периферии внимания государственной социальной политики. Оно стало «ничейным» — и решило обратить на себя внимание. (А что до способов, так по сравнению с тем, что демонстрирует наш Северный Кавказ, они были весьма мягкими.)

Дети иммигрантов недополучили двойную дозу общественного внимания: они «выпали» из сферы ответственности чиновников от иммиграционно-натурализационной политики, до них «не доходили руки» деятелей социальной политики и даже собственных родителей, занятых постоянными поисками работы.

Наконец, эта самая работа — ключевое понятие для иммигрантов. Ситуация на рынке труда Франции оставляет желать лучшего: безработица в стране устойчиво превышает 10%-ный показатель. Среди молодёжи, не имеющей достаточного трудового опыта, доля безработных достигает 20–30% (показатели отличаются в разных регионах страны), а среди иммигрантской молодёжи, как правило не имеющей и хорошего образования, — порой 50–60%. Не окончившие даже средней школы — или окончившие лишь самое среднее во всех отношениях учебное заведение — и потому не имеющие никаких перспектив на рынке труда, «разноцветные» молодые люди стали в буквальном смысле изгоями.

Мир беспримесных идиотов

Александр Привалов («Эксперт») с присущим ему остроумием заметил: «Чтобы продолжать твердить, будто выход из положения состоит в лучшем образовании арабской молодежи, ежедневно видя по телевизору, как эта самая молодёжь громит и поджигает свои школы, надо всё-таки быть беспримесным идиотом…»

Нечто вполне совершенное, будь то идеальный газ или беспримесный идиот, встречается в природе крайне редко. Если следовать предложенной гном Приваловым классификации, то большинство экспертов по ночной жизни Франции (образца октября–ноября 2005 года) придётся отнести к категории «идиотов с примесью». Их позицию удачно резюмировал The New York Times: «Франция цепляется за свой взлелеянный подход к иммиграции: коль скоро вы во Франции, каждый из вас француз и потомувсе равны — и все дела. Правда, однако, заключается в том, что не каждый во Франции француз и далеко не все равны, особенно в эпоху растущей иммиграции. Старый подход мешает реальной «позитивной дискриминации»… Усилия государства по навязыванию интеграции… только раздражают иммигрантов. Лучшим ответом были бы широкие возможности трудоустройства, достойные жилищные условия и качественное образование для новых граждан».

Действительно, для успешной интеграции одного всеобщего школьного обучения недостаточно: среднее образование сегодня дает лишь минимум, который не открывает детям иммигрантов хоть сколько-нибудь привлекательных жизненных перспектив. Отсюда и злость на школу, за порогом которой их в буквальном смысле ничего не ждёт. Очевидно, что для успешной постнатурализации необходимы более универсальные — и при этом практически отработанные — механизмы восхождения по социальной лестнице.

Нельзя сказать, чтобы во Франции этого не понимали, однако между пониманием и реализацией существует определённая разница и потому следует признать, что риторика риторикой, но успешного, работающего опыта масштабной интеграции представителей Третьего мира Запад и Европа в частности на практике не имеют.

Впрочем, сегодняшнее понимание начало складываться слишком недавно, чтобы успеть принести хоть сколько-нибудь заметные плоды. Иммиграционная политика Франции на протяжении последних полстолетия — это по факту политика игнорирования немалой группы населения, при вполне лицемерном жонглировании политкорректными фразами насчет интеграции и единой французской нации.

До последнего времени всерьез проблему воспринимали даже не все нынешние политики — что уж говорить о поколении вчерашнем, сплошь относившемся к ней с позиции «само рассосется». Призывы к более широкому этническому представительству — будь то в государственных структурах или органах местного самоуправления, в большом бизнесе или «средних» предпринимательских кругах, в академической среде или масс-медиа — не встречали понимания ни слева, ни справа и обычно расценивались как опасные шаги в сторону мультикультурализма.

The Economist отмечает, что при этом немногие проводили различие между системой жестких квот и добровольным подходом, основанным на личной инициативе и живой заинтересованности участников интеграционного процесса.

Принцип «этнической слепоты» настолько укоренился в общественном сознании, что отказываться от него французам очень нелегко. Президент Ширак с заметным трудом и лишь после нескольких недель нестандартной ночной иллюминации смог заговорить о необходимости признать факт неоднородности французского общества и о том, что бизнесу, профсоюзам, политическим силам и СМИ следует «лучше отражать реалии современной Франции». И если так, то это — перелом. Перелом символический и принципиальный. Другой вопрос — как благие намерения будут воплощены в жизнь, при том что правительство не собирается принимать систему квот, хотя всячески приветствует добровольность и инициативу. Примеры последней сегодня у всех на слуху: парижский институт политических исследований Institut d’Etudes Politiques и ведущая бизнес-школа ESSEC (кстати, оба заведения — частные), поддерживающие программы отбора способных студентов, в том числе из среды «разноцветных» иммигрантов. При этом, напоминает The Economist, в стране сохраняется фактический запрет на «расовую статистику», в частности, работодателям не разрешено учитывать этническую принадлежность своих работников, а следовательно, невозможно отслеживать и соответствующие изменения в структуре занятости.

Гуманитарно-технологический вызов

Что всё это означает для цеха гуманитарных технологов? И европейцы, и мы оказались в патовой ситуации. Причём проблемой являются не экономические или инфраструктурные дефициты и перекосы, а антропологические. Ведь аналог французских пригородов — Северный Кавказ. Мы имеем дело с двумя маргинальными, отторгаемыми обществом, бунтующими перифериями. Отношение в массе своей стареющего коренного населения к человеческому материалу окраин примерно одинаково: не хотим их знать!

Ситуация на российском Кавказе — не тайна за семью печатями. Всё та же пассионарная, не лишенная амбиций, с чувством собственного достоинства и самостоятельными представлениями о справедливости молодёжь, сосредоточенная в регионах, где наблюдается дефицит важнейших инфраструктур человеческой капитализации: нет доступа к качественному образованию, академической мобильности, хорошим рабочим местам (а зачастую нет просто никаких рабочих мест). В такой ситуации центральная власть может либо инвестировать в развитие региональных инфраструктур, решая проблему молодёжи на месте, либо «вытягивать» молодёжь в другие регионы, где такие инфраструктуры наличествуют, тем самым вовремя снимая напряжённость, а заодно обеспечивая рынки молодой рабочей силой.

Первый вариант не проходит, потому что республики Северного Кавказа столь совершенно отладили механизм дотирования их центром, что всякое увеличение масштабов финансирования приводит к улучшению состояния не местных инфраструктур, но лишь коррупционных схем. Ну а то, что молодёжь уходит в горы, так это благо — трансферты из центра на стабилизацию ситуации по сей причине будут только возрастать. Иначе: в республиках Северного Кавказа во всю эксплуатируется модель паразитарной экономики-шантажа.

На память приходит не столь давняя инициатива южного полпреда президента России Дмитрия Козака, согласно которой внешнее финансовое управление будет вводиться в ситуации продолжительной масштабной дотации субъекта Федерации. Не тут-то было. Ответом на предложение (явно выверенное в Кремле) стали взрывы и теракты. Иными словами, региональные элиты отправили Москве кровавый мессидж: вы хотите этим управлять сами? — так вперед!

Казалось бы, необходимо действовать по второму сценарию — вытягивать молодых, дерзких и талантливых, давать им соответствующее образование и перспективы трудоустройства по всей стране. Однако при нынешнем уровне неприятия кавказцев во всех социальных слоях общества и это невозможно!

Такую ситуацию мы и называем патовой. Если её и можно «расшить», то исключительно гуманитарными средствами. И потребность в подобных управленческих решениях растёт во всём Северном поясе развитых стран, что и продемонстрировали события во Франции.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Образ. Связность. Предприятие
Концепт
Делец — герой новой России?
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Предприятие. Это звучит дорого.
Редакция «Со-Общения»
Алексей Нечаев: русские не сдаются!
Алексей Нечаев член Совета по конкурентоспособности при Председателе Правительства Российской Федерации
Практика
Задачи должны быть на грани возможного
Александр Даванков председатель правления компании «Фаберлик», вице-президент компании
Чтобы управлять сетью
Борис Островский генеральный директор фирмы «Ремида Консалт»
МЛМ: мифы и реальность
Яков Львовский Координатор социального проекта «Степень свободы»
Как хорошо быть дистрибьютором
Лев Белогородский психотерапевт, Леон Марков маркетолог
Продавец-покупатель
Марк Сандомирский Ведущий преподаватель Института групповой и семейной психотерапии
От довольного клиента к довольному сотруднику
Мартиньш Чаксте Исполнительный директор «Цептер Интернациональ Россия»
Боевые искусства
Играй в Го
Михаил Емельянов помощник Президента Федерации Го
Оперативный простор
Шаги к счастью и обратно
Елена Русская психолог, руководитель Русской школы имиджа
Язык красоты
Нина Попова главный редактор журнала «Новости в мире косметики»
Красота. Женщина. Бизнес
Материал подготовила София Мирская
Гений полёта
Михаил Кутузов OOO «Клуб Династия»
Приглашение на…
Дмитрий Петров
Как мы делали этот номер...
Редакция «Со-Общения»
Актуальный сюжет
Париж — Москва. Далее — всегда?
«Поколение будущего»
Мартина Ренье преподаватель французского языка и литературы, Париж
Какова культура, таков и социум
Аньес Мир французская актриса арабского происхождения, Париж
Они упустили момент
Вадим Глускер Директор парижского представительства НТВ
Постнатурализация
Сергей Градировский директор ЦСИ ПФО, зам. директора Центра региональных исследований АНХ при Правительстве РФ, Татьяна Лопухина эксперт ЦСИ ПФО
Это просто праздник какой-то?
Эдуард Михневский специально для «Со-Общения»
Марина Литвинович: фиг с ней с цензурой, я — мать!
Марина Литвинович советник председателя Комитета «2008: СВОБОДНЫЙ ВЫБОР» Гарри Каспарова
Проект «Касьянов»
Станислав Радкевич руководитель департамента аналитики Группы компаний «НИККОЛО М»
Со-общения


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.