Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/11/a/3


Они упустили момент

Они строили, строили жильё и построили. Теперь в бедах Франции уперкают архитекторов. Дескать, дома многоэтажные и неудобные, квартиры крохотные, детских площадок нет. Ну не Корбюзье был он, а Ролан Марабу. И строить ему нужно было быстро, и делал он это качественно. Жилью во французских трудных районах позавидовали бы жители Бирюлево или Дегунино. Дома вполне ликвидные, а то, что с ними сделали, а главное — почему, это уже вопрос не к товарищу Марабу.

В середине 60-х после долгой колониальной войны в Алжире Франции пришлось спешно вывозить из своей заморской территории соотечественников. За ними потянулись и местные жители. Спешно строилось новое муниципальное, порой бесплатное жилье. Преимущественно в новых индустриальных зонах для них же строились фабрики. Этакая французская индустриализация, незаметно превратившаяся в геттоизацию. В 1974 году президент Валери Жискар Д’Эстэн со своим премьер-министром Жаком Шираком придумывают закон о «воссоединении семей». К уже уехавшим алжирцам (марокканцам, тунисцам...) могли легально и опять же за счёт государства присоединиться их дети или родители. А как ещё можно было резко восстановить экономику страны? Их также загоняли в эти индустриальные зоны, давали жильё и пособия. Франция всё-таки «самая социалистическая страна в мире». Пусть вдесятером в двухкомнатной квартире, зато не на улице. Пусть комбинат давно закрылся, но социальную помощь и пособие по безработице мы будем платить исправно, не изверги же!

Эти индустриальные зоны давно превратились в зоны отчуждения, где полицейские, получая распределение, требуют увеличения заработной платы. Здесь теперь вся жизнь на улице, днём слушают рэп и торгуют наркотиками, а вечером жгут автомобили. Вот такая культурная революция. Не помогают ни инвестиции, ни создание лагерей отдыха, ни даже футбольные поля и баскетбольные площадки.

Годами французские власти пытались интегрировать этих людей во французское общество, привить им любовь к республиканским нормам и традициям, лишив их права на национальное самоопределение. В Германии же существуют турецкие школы и культурные центры. Во Франции этого нет. Насильно подгоняя эмигрантов под французские ценности, власть упустила момент, когда в этих «трудных пригородах» зародилась своя субкультура, причем с явно выраженным националистическим оттенком. Когда во время футбольного матча Франция-Алжир в Париже свои же, только арабские французы засвистывают Марсельезу, а президент и премьер-министр не только не покидают стадион в знак протеста, но и практически никак не реагируют, это говорит об одном:социальной помощью и коммендантским часом проблему не решить.

Три недели волнений, тысячи сожжённых автомобилей, школ и магазинов… Пусть автомобиль для кого-то и символ капитализма, но чтобы сжигали школы — такого ещё не было. Сотни арестов и новых уголовных дел… Французы поняли, что проблема очень близко, она уже в самом Париже, и не получится зарыть голову в песок, уповая на то, что «трудные пригороды» где-то далеко, и эти социальноопасные элементы до нас не добирутся.

Как решить проблему, копившуюся 30 лет? Кто-то предлагает выслать всех нежелательных элементов из страны, кто-то — лишить «этих» французов гражданства и вида на жительство.

Но на кону президентские выборы 2007 года, и никто из политиков, не осмелится пойти на резкие шаги. Так что вопрос в том, как скоро Франция снова окажется в огне классовой борьбы.

Дата публикации: 11:49 | 01.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.